По состоянию на 3 июля 10:35
Заболевших667 883
За последние сутки6 718
Выздоровело 437 893
Умерло9 859
В мире
Лента новостей
Лента новостей
Сегодня
Политика
Общество
Бизнес
Культура
Сделано Русскими
Личные связи
О проекте
Редакция
Контакты
Размещение рекламы
Использование материалов
Свидетельство о регистрации СМИ ЭЛ № ФС 77 – 65733 выдано Роскомнадзором 20.05.2016.
Лента главных новостей
Русская планета
В мире

Доза ультрафиолета

Ультрафиолетовое излучение способно вызывать наркозависимость, заявляют ученые

Александр Телишев
19 июня, 2014 20:57
5 мин

Фото: Дмитрий Ловецкий / AP

Облучение кожи ультрафиолетом заставляет ее клетки производить не только витамин Д и другие полезные вещества, но и молекулы эндорфинов — аналогов морфина и других опиатов. Данный феномен, как показали эксперименты на крысах, может вызывать зависимость, не отличимую от наркотической, и объяснять постоянную тягу некоторых людей к солнцу, заявляют авторы статьи в журнале Cell.
«Вполне возможно, что этот природный механизм, усиливающий наше влечение к ультрафиолету в солнечном свете, появился на определенном этапе эволюции млекопитающих, так как он помогал им получать витамин Д, которого всегда не хватает в организме. Однако ультрафиолет увеличивает и риск развития рака кожи, о чем мы узнали только в прошлом веке. Витаминные капсулы и другие альтернативные источники витамина Д, доступные нам сегодня, гораздо безопаснее и лучше поддерживают его уровень в организме», — объясняет Дэвид Фишер из Гарвардской медицинской школы в Бостоне (США).
Фишер и его коллеги из других медицинских учреждений города пытались понять, почему среди завсегдатаев пляжей всегда существует небольшая группа людей, игнорирующих все предупреждения медиков и готовых загорать даже в те дни, когда даже кратковременное пребывание на солнцепеке может вызвать рак кожи. Эти любители солнца ранее уже привлекали внимание других медиков, которые нашли у них признаки наркозависимости при помощи стандартных для наркологии методик CAGE и DSM-IV.
Авторы статьи решили проверить, существует ли эта зависимость на самом деле, и если это действительно так, как она проявляется на биологическом уровне. Для этого биологи приобрели нескольких крыс и поместили их в клетки, в которых поддерживались примерно такие же условия по уровню облучения ультрафиолетом, как и на летних пляжах Америки. Во время эксперимента ученые неотрывно следили за тем, что происходило в клетках и тканях кожи крыс, изучая химический состав всех их гормонов и прочих выделений.
После «солнечных ванн» в кожной ткани крыс начало появляться большое количество молекул особого сигнального белка — проопиомеланокортина (POMC). Сам по себе этот гормон ничего не делает, однако продукты его расщепления заставляют клетки кожи синтезировать пигмент меланин, защищающий их от действия ультрафиолета, а также набор других веществ с пока малоизученными функциями. Одним из них, как обнаружили ученые, был гормон бета-эндорфин.
Это открытие сразу заинтересовало ученых, так как бета-эндорфин, в отличие от многих других «человеческих» опиоидов, действует на те же самые рецепторы в мозге и в других частях нервной системы, что и героин и другие наркотики-опиаты, и вызывает аналогичные эффекты. Доля эндорфинов в коже, крови и в мозге крыс постепенно росла на протяжении шести недель эксперимента и оставалась постоянно высокой, что дало Фишеру и его коллегам основания предполагать, что этот гормон был причиной развития зависимости у завсегдатаев пляжей.
В пользу этого говорило и то, что у крыс начал неметь хвост, а также значительно снизилась чувствительность к измерениям температуры и легким касаниям, что входит в число классических симптомов хронического злоупотребления опиодами. Для окончательного подтверждения связи между бета-эндорфином и ультрафиолетовой зависимостью ученые провели еще один тест — они попытались ссадить животных с «ультрафиолетовой иглы». Авторы статьи вызвали у крыс искусственную ломку при помощи налоксона — препарата, который медики обычно используют для откачивания героиновых наркоманов после передозировки.
Налоксон блокирует работу мю-опиоидных рецепторов в нервных клетках в центре удовольствия и в других регионах мозга, что мешает молекулам героина или, в данном случае, бета-эндорфина, соединяться с ними. В результате этого у наркоманов практически мгновенно начинается ломка, сила которой будет зависеть от того, насколько сильно их организм привык к опиатам. Инъекция лекарства практически не сказывается на самочувствии нормальных людей, благодаря чему медики используют это вещество для проверки на героиновую и морфиновую зависимость.
Руководствуясь этой идеей, Фишер и его коллеги вкололи налоксон крысам, которые почти два месяца принимали ультрафиолетовые ванны. Результаты от этого действия были бы заметны даже неспециалисту — грызуны начали сильно стучать зубами, трястись и постоянно испытывать озноб и дрожь. По всей видимости, ломка была столь сильной, что животные запоминали ее эффекты на всю жизнь и старались избегать светлых или темных уголков клетки в зависимости от того места, где они получили инъекцию.
Убедившись в существовании зависимости, ученые проверили, можно ли избежать ее формирования в том случае, если организм не будет синтезировать эндорфины при облучении ультрафиолетом. Новые опыты показали, что этого действительно можно достичь, если отключить или заблокировать работу генов, связанных с производством молекул POMC или самого бета-эндорфина. Тем не менее, подобный трюк вряд ли можно осуществить в медицинской практике, так как и бета-эндорфин, и POMC играют критическую роль в жизни организма.
«Открытие того, что постоянное желание загорать и получать ультрафиолет почти нельзя отличить от наркозависимости, должно заставить нас пересмотреть то, как мы боремся с угрозой рака кожи. Нам стоит быть более активными и пропагандировать не только пассивные средства и способы защиты от ультрафиолета, но и стимулировать людей загорать в соляриях, что гораздо безопаснее», — заключает Фишер.
темы
5 мин