В мире
Лента новостей
Лента новостей
Сегодня
Политика
Общество
Бизнес
Культура
Сделано Русскими
Личные связи
О проекте
Редакция
Контакты
Размещение рекламы
Использование материалов
Запрещенные организации
Свидетельство о регистрации СМИ ЭЛ № ФС 77 – 65733 выдано Роскомнадзором 20.05.2016.
Новости В мире
Русская планета
В мире

Егор Холмогоров об иске родственников пассажиров сбитого «Боинга» к Игорю Стрелкову

Убийственный юридический факт
Егор Холмогоров
17 июля, 2015 15:46
8 мин
Фото: Сергей Гриц / AP
Попытка британских родственников жертв крушения «Боинга» под Донецком получить в суде Чикаго деньги с тогдашнего министра обороны ДНР Игоря Стрелкова, якобы причастного к катастрофе, кажется совершеннейшим абсурдом. Но на деле перед нами опасная ловушка, в которую пытаются загнать Россию.
Американский судебный процесс знает два режима рассмотрения одного и того же дела — уголовный и гражданский. Например, человек может быть обвинен в убийстве, оправдан присяжными, к примеру, за недостаточностью улик, а потом гражданский суд признает его виновным в том же преступлении. Именно так произошло, к примеру, с американским чернокожим спортсменом и актером О'Джей Симпсоном, убившим свою бывшую жену и ее любовника. Присяжные, как полагают многие, по расовым мотивам его оправдали, но в гражданском суде его вина была признана, и Симпсон был приговорен к крупной денежной компенсации.
Таким образом, гражданский суд — это не попытка отсудить денег, а способ создать некий юридический факт, который может иметь значение для американского и всего западного правосудия в дальнейшем. Именно для этого британским подданным срочно понадобился американский суд, хотя США не имели никакого касательства к гибели «Боинга» (по крайней мере, официально). В любом другом суде их, скорее всего, завернули бы, потребовав сначала доказать уголовную вину Стрелкова, но в США процесс может идти параллельно. Мало того, есть риск, что уголовный суд, если американцам каким-то образом удастся его устроить, примет во внимание уже вынесенное решение по гражданскому иску, утверждающее мнимую «вину Стрелкова».
Итак, не дожидаясь расследования и его результатов, американцы хотели бы тем или иным способом юридически проштамповать «вину» лидера ополчения. Но это лишь первый шаг в многоходовке. Стрелкова пытаются представить удобной жертвой, Запад открытым текстом намекает России, что она должна согласиться записать ополченцев в козлы отпущения, и тогда якобы к самой России претензий не будет. Понятно, что для части российских элит, которая и без того никогда не сочувствовала ополчению Новороссии, этот вариант может выглядеть соблазнительно — сдай никому не нужных повстанцев и избавься от санкций и проблем.
На самом деле после того, как западные суды проштампуют свою обвинительную версию в отношении ополчения и создадут «юридический факт», Российская Федерация окажется на крепком крючке. Американские и любые другие суды будут освобождены от необходимости повторного доказательства вины «пророссийских повстанцев», все будет сделано на первом же процессе. А следующим процессам останется притягивать к делу в качестве соучастников всех, кто имел хоть какие-то доказуемые связи с ополченцами. Практически все политические и силовые элиты России ощутят петлю на шее, которая затянется, как только они начнут вести себя не так, как хотят американцы.
Так что выдача Стрелкова и кого-либо еще из ополчения на неправый суд и расправу (а суд этот, разумеется, может быть только неправым) — для России форма политического самоубийства. Так мы позволим Западу выписать себе «бумажку» на преследование у нас кого угодно.
Вторая ловушка, более прозрачная — это затея с «международным трибуналом». В силу своей политической ангажированности этот трибунал будет очевидно антироссийским. При этом вопиюще непрофессиональным. Большая часть судей в такие трибуналы набирается из стран третьего мира, зависимых полностью от работодателей, которые не заинтересованы в честном юридическом анализе вопроса.
Катафалки с телами погибших пассажиров сбитого под Донецком «Боинга-777». Фото: Olaf Kraak / EPA / TACC
Вот, к примеру, текущий состав печально известного Гаагского трибунала по бывшей Югославии (МТБЮ) по странам происхождения: Сенегал, Танзания, Мадагаскар, Пакистан, Бельгия, Великобритания, Багамы, Тринидад и Тобаго, Германия, Италия, Демократическая Республика Конго, РФ, ЮАР, Франция, Южная Корея, Нидерланды, Ямайка, Китай, Турция, Того, США (председатель Теодор Мерон — в прошлом советник премьера Израиля и инициатор строительства поселений на оккупированных территориях).
Если трибунал по «Боингу» и будет отличаться от этого образца, то только в худшую сторону. Особенно забавными будут попытки запихнуть его в Гаагу. Вообще выбор именно этого нидерландского города для создания международных судов по щекотливым делам по-своему символичен и ироничен. Именно в Гааге произошло самое скандальное и постыдное политическое преступление в истории Европы, не имевшее никакого отношения не то что к правосудию — к человеческому облику как таковому.
20 августа 1672 года Великий пенсионарий (премьер) Нидерландов Ян де Витт и его брат Корнелис были убиты своими политическими противниками — сторонниками Принца Оранского Вильгельма. Их сперва застрелили, затем тела подвесили вниз головой, освежевали и разрезали на части. Куски мяса были распроданы и съедены покупателями: одними немедленно, другие предварительно приготовили их на кухнях. Кости съеденных политиков были выставлены на всеобщее обозрение. Сейчас в Голландии стоят памятники де Виттам, бывшим выдающимися защитниками независимости страны, им отведена большая роль в только что вышедшем на экране патриотическом фильме об адмирале Михаэле де Рюйтере (правда, о каннибализме убийц там не упоминается). Однако почему-то вопрос «зачем оранжисты съели де Витта?», в отличие от вопроса «зачем аборигены съели Кука?», в приличном обществе не поднимается.
В общем, каннибалистическая Гаага — то еще место для справедливого суда, и это подтверждается деятельностью МТБЮ, который занят почти исключительно осуждением сербских военных и политиков. Хорватские и боснийские либо уходят оправданными, либо получают небольшие сроки.
Поэтому для России нет и не может быть никакой иной стратегии, кроме как не допустить создания подобного трибунала, который будет заточен под схему, аналогичную МТБЮ, и использоваться для перманентного разрушения российского политического пространства и десуверенизации нашей страны. Будет «утверждена» в качестве официальной продвигаемая американцами и украинской стороной мифологема о «Буке» ополченцев, а затем предприняты попытки вытянуть и выключить из российской политики все не угодные США фигуры. Особенно отступать от шаблонной схемы, сработавшей с Югославией, американцы не станут.
Россия просто должна не допустить протаскивания соответствующей резолюции в ООН, и говорить тут не о чем. Не может идти речь и о поиске компромиссов за счет мифической версии о «сбивших ополченцах». Этот компромисс, который кому-то у нас может показаться соблазнительным, — лишь мост к притягиванию России в статус обвиняемой, не имеющей даже возможности оправдаться, так как «факты уже установлены».
России необходимо последовательно отстаивать ту картину, которую удалось установить нашей стороне: факт наличия в зоне крушения боевого самолета Украины, факты, указывающие на разрушение самолета ракетой «воздух — воздух», показания установленных Россией свидетелей провокации, имевшей с украинской стороны целью скомпрометировать неформальную «бесполетную зону», образовавшуюся в июле 2014 года над Донбассом. Украинские власти хотели бы наносить удары по Донбассу с воздуха, чтобы гибли тысячи мирных жителей и ополченцев. Для того и пожертвовали двумя сотнями граждан ЕС и Малайзии (которая старательно помогает Западу, поскольку в противном случае малайзийская сторона может быть обвинена в халатности). По счастью, провокация в этом смысле не удалась, и небо над Донбассом осталось чистым, за что сегодня России мстят дополнительно.
Возможно, России стоит не просто провести свое расследование, но и свой судебный процесс, на котором установить все детали происшедшего так, как они видятся в свете наших данных, игнорируемых западной стороной. И напротив, никакое сотрудничество во имя мнимого «международного расследования» пользы не принесет. Каждый раз, когда мы за эти полтора года пытались о чем-то договориться, Россия в итоге оказывалась крайней. 
темы
8 мин