В мире
Лента новостей
Лента новостей
Сегодня
Политика
Общество
Бизнес
Культура
Сделано Русскими
О проекте
Редакция
Контакты
Размещение рекламы
Использование материалов
Свидетельство о регистрации СМИ ЭЛ № ФС 77 – 65733 выдано Роскомнадзором 20.05.2016.
Новости
В мире
В мире

Турция взорвалась

Теракт в Суруче может привести к дестабилизации геополитической ситуации на всем Ближнем Востоке
Владимир Лактанов
5 мин
Последствия терракта в Суруче. Фото: Ozcan Soysal / AP
20 июля в городе Суруч на юго-востоке Турции в 10 километрах от границы с Сирией произошел теракт. Погиб 31 человек, более 100 ранены. Бомбу перед входом в культурный центр «Амара», где проходил сбор турецких курдов, направлявшихся в Сирию для помощи в восстановлении города Кобани, привел в действие 20-летний смертник. В самом Кобани, пострадавшем от боевиков запрещенной в России организации «Исламское государство», спустя какое-то время тоже прогремел взрыв, в результате погибли два человека.
По официальным заявлениям властей, атака на Суруч — дело рук «Исламского государства». Однако террористическая акция произошла на фоне непростой внешне- и внутриполитической обстановки, что оставляет широкое поле для интерпретаций. Очевидно одно: Турция, долгое время остававшаяся островком стабильности в неспокойном регионе, может быть вовлечена в конфликт, грозящий серьезным ухудшением ситуации на всем Ближнем Востоке.
«Это не первый и не последний теракт в Турции, к сожалению. Но здесь есть два момента. Во-первых, он произошел на юго-востоке, достаточно близко к границе. Во-вторых, на фоне достаточно сложной политической ситуации: недавно состоялись выборы, правительство находится в процессе формирования», — замечает Владимир Аватков, директор Центра востоковедных исследований, международных отношений и публичной дипломатии.
После прошедших 7 июня парламентских выборов Партия справедливости и развития (ПСР), основанная президентом Турции Реджепом Тайипом Эрдоганом, утратила монополию на власть. Сейчас идет сложный процесс формирования коалиционного кабинета, и у ПСР есть опасения, что туда могут попасть оппозиционные силы, в том числе и прокурдская Партия демократии народов. Если понадобятся досрочные парламентские выборы, то при нынешнем положении партия Эрдогана может вообще лишиться большинства и уйти в оппозицию.
По словам Владимира Аваткова, сложно сказать однозначно, кто может быть заинтересован в подобной террористической акции. На митингах, проходящих по всей стране, курды обвиняют правящую Партию справедливости и развития. Согласно их версии, она заинтересована в том, чтобы таким образом разобраться с курдами, и одновременно в том, чтобы возникла некая нестабильность, которая способствовала бы консолидации сил вокруг правящей партии, особенно в контексте возможных перевыборов. С другой стороны, в какой-то степени сами курдские руководители могут быть заинтересованы в этом, чтобы показать: власть в Турции сейчас неустойчива.
«С третьей стороны, в теракте могут быть заинтересованы силы на Западе, для которых Турция как точка стабильности около дуги нестабильности становится все менее и менее привлекательной, особенно в контексте взаимодействия с Россией», — продолжает Аватков.
Директор исследовательского центра «Ближний Восток — Кавказ» Станислав Тарасов добавляет, что хотя премьер-министр Турции Ахмет Давутоглу заявил о причастности к теракту «Исламского государства», местные информагентства сообщают и о возможной вине ливанских суннитских группировок.
«Комплекс внутренних и внешних факторов затрудняет объективную диагностику события. Что же происходит в реальности, есть ли здесь фактор третьей силы, покажет дальнейшее развитие событий, но очевидно, что юго-восток страны выходит из-под контроля турецкой власти», — констатирует Тарасов.
Курды винят правительство
Накануне тысячи человек в Стамбуле вышли на демонстрацию, осуждая теракт в Суруче, причем акция носила антиправительственный характер. По мнению участников демонстрации, среди которых были представители оппозиционных левоцентристской Народно-республиканской партии и Партии демократии народов, правительство поддерживает террористов. Под лозунгами «ИГ — убийцы, ПСР — пособники» участники возложили ответственность за теракт в Суруче на ПСР и потребовали отставки правительства. Полиция разогнала протестующих. 21 июля заместитель руководителя Партии демократии народов Назми Гюр выступил с обвинением Партии справедливости и развития в поддержке «Исламского государства».
Антиправительственные протесты курдов в Стамбуле. Фото: Sedat Suna / EPA / TACC
Как рассказывает Анна Глазова, руководитель Центра Азии и Ближнего Востока Российского института стратегических исследований, Анкару уже неоднократно обвиняли в поддержке «Исламского государства». На официальном уровне Турция демонстрирует приверженность борьбе против ИГ, являясь участником международной коалиции, но, по словам Глазовой, есть сведения о продаже Турцией оружия ИГ, логистической поддержке и фактах лечения в больницах страны раненых боевиков.
«Прямых доказательств связей турецких руководителей с ИГ сегодня нет, неоднократно обнаруживались наемники с турецким оружием, но это лишь косвенные улики. Интерес Турции в том, что, в случае если нестабильность поглощает Сирию, она может показать себя в выгодном свете, в духе "у соседей есть проблема, а мы их решаем"», — отмечает Владимиров Аватков.
Сирийские курды связаны с Рабочей партией Курдистана, и они представляют, по мнению властей Турции, не меньшую, а иногда и большую опасность, чем боевики ИГ, которые в том числе воюют против курдов. «Исламское государство» по факту разъединяет курдов Сирии и Турции, и объективно такой расклад выгоден Анкаре.
То, что митинг, прошедший сразу после теракта, направлен не против боевиков ИГ, а против турецких властей, — это очень тревожный симптом, это может дестабилизировать Турцию, если подобные случаи повторятся. По убеждению Анны Глазовой, сложно говорить о срежисированности этих митингов, если посмотреть, как развивается ситуация с турецкими курдами на протяжении последних месяцев. Непосредственно перед выборами в парламент в офисах Партии демократии народов прозвучало несколько взрывов, и они были квалифицированы как террористический акт, а за два дня до выборов на митинге в поддержку прокурдской партии тоже случился теракт.
«Серия терактов, объектом которых становится курдское меньшинство, проживающее в Турции, наводит на некоторые размышления. И тот факт, что митинг собрался так быстро, говорит о быстрой координации действий между курдами и теми гражданами, которые их поддерживают», — уверена Глазова.
К слову, во вторник на автодороге, ведущей в населенный пункт Сютлюджю, в 15 км от города Тунджели была обнаружена и обезврежена 100-килограммовая бомба. Газета Hurriyet со ссылкой на источник в полиции сообщает, что дорогу могли заминировать боевики Рабочей партии Курдистана. Официальных комментариев ни от одной из сторон пока не поступало.
Женщина оплакивает жертв теракта в Суруче. Фото: Depo Photos / AP
Сирийский мандат
Еще в 2012 году парламент Турции принял «сирийский мандат», который дает право применять любые меры против террора и других угроз, направленных против страны, в том числе против террористических групп в Ираке и Сирии, и задействовать армию в военных операциях за рубежом. Несмотря на последние события, Владимир Аватков считает, что вступление Турции в войну в Сирии пока маловероятно.
«По поводу возможного ввода военного турецкого контингента на территорию Сирии Турция достаточно давно заявляла, что Башар Асад должен уйти, что действующее сирийское правительство недееспособно. И, в общем-то, у Турции есть много аргументов для ввода войск, хотя бы потому, что турецкие территории неоднократно обстреливались со стороны Сирии. Но такого рода шаг сейчас возможен, только если Эрдоган решится идти ва-банк. Ему нужно что-то вроде маленькой победоносной войны, чтобы обратно завоевать избирателя. Вопрос еще в том, против кого войдут эти войска — против Асада или против ИГ. Но и то и другое грозит стране нестабильностью, в чем, мягко говоря, далеко не заинтересованы влиятельные круги в Турции. Провоенные и антивоенные голоса звучат одинаково громко, вопрос в том, чья сторона перевесит», — рассуждает Аватков.
Кроме того, должен быть учтен фактор России, которая категорически против ввода войск в Сирию. Поэтому, как предполагает эксперт, сейчас будет предложена инициатива со стороны РФ о создании широкой коалиции для борьбы с ИГ, и это для Анкары выход из сложившейся ситуации.
Ключ в Сирии
Турция стала транзитным пунктом для боевиков «Исламского государства», а также местом размещения сирийских беженцев, число которых уже достигло миллиона. Все это не могло пройти бесследно для страны. После теракта в Суруче власти заявили, что намерены усилить меры безопасности вдоль границы с Сирией, которая достаточно плохо контролировалась до этого.
Владимир Аватков прогнозирует, что сама по себе усиливающаяся нестабильность будет влиять на поток туристов. Их и так стало меньше, хотя Турция все еще остается излюбленным место отдыха российских туристов. Кроме того, вопросы инвестирования зависят от тех политических процессов, которые происходят в Турции, и от ситуации в сфере безопасности.
«Но у Турции есть достаточное количество ресурсов, чтобы поддерживать безопасность в стране, турецкая армия все-таки вторая по численности армия в НАТО, и по мощности она тоже не уступает другим армиям. Превращение Турции в нестабильную страну возможно, если будет усиливаться внутренне противостояние между различными субъектами политической власти. Любые военные конфликты подрывают стабильные отношения со всеми странами, в том числе и с Россией, но это при самом негативном сценарии, который нужно учитывать, но вероятность реализации которого пока невысока», — уверен Аватков.
Станислав Тарасов настроен менее оптимистично. Дело в том, что уже заявлено о приостановке проекта «Турецкий поток», а энергетические коридоры из Анапы и Азербайджана в перспективе с подключением Туркмении и выводом Ирана из международной изоляции оказываются в зоне геополитической деградации, а, как напоминает политолог, крупные компании никогда не вкладывают средства в те страны, где идет война.
«Все упирается в решение сирийской проблемы. Не случайно глава МИД РФ Сергей Лавров призвал мировых лидеров заняться подготовкой Женевы-3, чтобы за столом переговоров по Сирии доработать реальный сценарий. В противном случае после Ирака начнется фрагментация Сирии, и боевые действия могут переместиться на территорию Турции. Она может быть вовлечена в конфликт, и тогда можно будет говорить о полной деградации геополитической ситуации на всем Ближнем Востоке. И не стоит забывать, что в ситуацию с Сирией и Ираком включен еще Иран», — подводит итог Станислав Тарасов.
темы
Новости партнеров
Реклама
Реклама
5 мин