Теракт на Рождество и немецкие «штаны безопасности»
4 мин чтения
РИА Новости / Захари Шойрер

РИА Новости / Захари Шойрер

В Германии не спешат отрезвлять голову вполне разумными выводами о результатах миграционной политики

Министр внутренних дел Томас де Мезьер признал терактом мясорубку, произошедшую на ярмарке в Берлине на площади Брайтшайдплац. Напомним, 19 декабря около 20:00 по местному времени (22:00 по мск) грузовик задавил насмерть 12 человек, 48 — получили увечья. По разным данным, машина проехала от 50 до 80 метров по территории рождественской ярмарки в центре Берлина.

Несмотря на совершенно очевидный преднамеренный характер преступления, полиция полсуток воздерживалась от объявления версии о теракте и причастности к нему ДАИШ (ИГ – запрещена в РФ). На данный момент известно, что у грузовика были польские номера. Террорист (предположительно, 23-летний пакистанец) застрелил водителя-поляка и, сев за руль, врезался в толпу людей.

Владелец грузовика предприниматель Ариэль Журавский в эфире Польского телевидения рассказал, что за четыре часа до теракта машина совершала странные маневры. «Кто-то ездил вперед и назад так, как будто учился управлять… С 16:00 контакта с водителем уже не было, но в кабине кто-то был», — отметил Журавский.

«Мы смогли установить личности лишь некоторых пострадавших. Мы говорим о 18 тяжело пострадавших, на выздоровление которых мы надеемся, и я молюсь», — сказал Мезьер на пресс-конференции. Ранее полиция задержала человека, который управлял автомобилем. СМИ сообщали, что у него были сообщники, вместе с которыми он пытался скрыться с места преступления.

Мезьер заявил, что меры безопасности на рождественских ярмарках будут усилены, однако закрывать их власти не намерены. Канцлер ФРГ Ангела Меркель пообещала установить все обстоятельства инцидента и наказать виновных. Также она призвала немцев не дать террористам себя запугать и не отказываться от традиции посещения рождественских базаров.

Вызов немецкой культуре

19 декабря на сайте МИА «Россия сегодня» была опубликована пророческая статья обозревателя Максима Соколова «Дети и теракты: чем опасны рождественские ярмарки в Европе». «Базар потому, что место массового скопления народа, причем особенно массового вечером, в темноте и при отсутствии каких-либо мер безопасности (рамки для прохода, проверка сумок). Идеальная цель. Но тактическим удобством дело не ограничивается», — написал эксперт.

По его словам, «понаехавшие» давно выражают недовольство «этим обычаем европейских аборигенов». «Сколь бы ни была секуляризована Европа, но христианское происхождение праздника не спрячешь. Младенец-Христос мешает. Опять же и времяпрепровождение толпы с точки зрения строгих понаехавших возмутительно. Пьют горячее вино с корицей и едят свиные сосиски. Хаарам полнейший, и притом на главной площади города, прилюдно и публично», — отметил Соколов.

Также он напомнил о том, что рождественские ярмарки играют значимую роль в немецкой культуре: «Такой же духовной, а равно и материальной скрепой для немцев является рождественский базар (Weihnachtmarkt, Christkindmarkt)… И с 26 ноября по 23 декабря немцы, как заведенные, ходят на Weihnachtmarkt, пьют глинтвейн, едят жареные сосиски и иную снедь, и дружески общаются. Вечером и в выходные не протолкнуться. В большом мире может твориться что угодно, но этот обычай — неотменяемый».

Теракт на ярмарке на площади Брайтшайдплац — это не просто циничный теракт, это вызов традиционной немецкой культуре, плевок на европейскую традицию праздновать рождение Спасителя, и отмечать Рождество так, «как это принято». Замысел берлинских террористов не могла не понимать Меркель, когда бросила фразу: «мы найдем силы для того, чтобы жить той жизнью, какой мы хотим жить». Правда, тут же она попросила граждан помогать беженцам интегрироваться в немецкое общество.

Подобное противоречие — отличительное свойство немецкого политикума, пытающегося сглаживать углы, чтобы, не дай Бог, не прослыть нацистами. Немцы хотят оставаться собой и одновременно пытаются приравнять к себе других людей, принадлежащих совершенно иной культуре. Устраивать лагеря для беженцев чуть ли не в центре города (того же Берлина) — прямое следствие такого мышления.

Комплекс за бесчеловечные преступления прошлого не позволяют сделать палаточный городок, где-нибудь на выселках, обнести его ограждениями и установить контроль за перемещением поселенцев, чтобы те не вздумали грабить и насиловать «кафиров». Толерантные немцы как будто нарочно селят мигрантов поближе к своим уютным домам, а потом вводят негласный комендантский час, чтобы в темное время суток не познакомиться поближе с гостями из Ближнего Востока.

Толерантность uber alles

О противоречивом немецком национальном самосознании сказано очень много. Однако сами граждане Германии не спешат отрезвлять голову вполне разумными выводами о результатах миграционной политики. Немецкая толерантность одерживает верх над другой чертой национального характера — рациональностью. Власти делают вид, что не замечают страшную статистику преступлений среди мигрантов: более 200 тысяч правонарушений за 2015 год, что на 80% больше, чем в прошлом году.

Полиция, не получая разнарядку сверху, игнорирует жалобы граждан на беженцев и не сует в нос в подконтрольные им районы, отделываясь рекомендациями не приближаться на пушечный выстрел к местам обитания «понаехавших». Учитывая, что примерно 70% мигрантов являются мужчинами трудоспособного возраста, тяжелее всего в Германии стало жить эмансипированным немкам, привыкшими к фривольному поведению и сдержанной реакции противоположного пола на модные наряды.

Однако (простите за злую иронию) и здесь толерантные европейские товарищи нашли выход, который не должен обидеть мигрантов. В немецких городах стали открываться курсы обращения с представительницами прекрасного пола, а одна из жертв сексуального домогательства по имени Сандра Зелиц изобрела «штаны безопасности» с тройной защитой от попытки изнасилования.

Если немецкая экономика не обвалиться под давлением социальных обязательств перед беженцами и «угнетенными» потомками мигрантов из Магриба, то, наверное, в будущем дело дойдет до открытия специализированных публичных домов. Соскучившиеся по женской ласке ближневосточные мужчины будут удовлетворять там свои сексуальные потребности, а не ловить женщин у церкви в новогоднюю ночь.

И какой-нибудь мудрейший политик из блока левых сил или партии Меркель скажет свое веское слово: «Мы решили оградить наших женщин от домогательств. Теперь это явление исчезнет, так как мигранты отныне не будут испытывать нужды в беспорядочных половых отношениях».

Немецкое самодовольство и беспечность

Немцы упорно не желают взглянуть правде в глаза, осознать причины провала мультикультурализма и признать, что представителей другой культуры невозможно как-то «переделать» и навязать им собственные порядки. Если и говорить о проявлении нацизма, то он, пожалуй, в этом и заключается. Немцы считают, что создали практически идеальную систему общественных отношений, но комфортно себя в ней могут чувствовать только те, кто является ее органичной частью, то есть сами немцы.

Подсознательно немцы понимают, что мигранты — пришельцы из чужого мира, и тем не менее они пытаются интегрировать в свою христианско-секулярную культуру, не задумываясь, что у многих мусульман она вызывает раздражение. Немцы селят беженцев в своих городах, проводят курсы по интеграции и замалчивают случаи насилия, надеясь, что через некоторое время «дикари» из Ближнего Востока станут частью просветленной европейской цивилизации, и тогда все будут жить в мире и согласии.

Такая картина мира естественным образом препятствует формированию адекватной политики в области безопасности. Толерантная элита не дает указаний спецслужбам бросить большую часть ресурсов на слежку за мусульманской частью населения, и силовики по инерции продолжают охоту за неонацистами, которые не устроили ни одного теракта.

Более того, полиция ФРГ по-прежнему пренебрегает элементарными мерами безопасности. Казалось бы, нет ничего проще, чем оградить проезжую часть от пешеходной во время проведения массовых мероприятий. Такая мера приобрела в Европе особую актуальность после теракта в Ницце с гибелью 86 человек от грузовика, проехавшегося по Английской набережной.

Но у немцев в голове, видимо, даже «не щелкнуло». Они привыкли устраивать ярмарки в тех местах, где они проходят уже несколько десятилетий, и плевать, что палатки на площади Брайтшайдплац вплотную примыкают к шоссе и «заехать» на ярмарку мог водитель любого автомобиля.

Пожалуй, самый худший сценарий для Германии — это продолжать молчать о насущных проблемах общества и испытывать страх прослыть нацистами.

Если у Вас возник вопрос по материалу, то Вы можете задать его специальной рубрике Задать вопрос «Майдан польского разлива» Далее в рубрике «Майдан польского разлива»Оппозиция намерена провести новогодние праздники у стен Сейма Читайте в рубрике «Русские победы» Капитан-командор Витус Беринг – датчанин на службе России276 лет назад скончался Витус Беринг, знаменитый мореплаватель, офицер русского флота Капитан-командор Витус Беринг – датчанин на службе России
Комментарии
Авторизуйтесь чтобы оставлять комментарии.
Загрузка...
Читайте самое важное в вашей ленте
Подпишитесь на «Русскую планету» в социальных сетях и читайте наиболее актуальные материалы
Каждую пятницу мы будем присылать вам сборник самых важных
и интересных материалов за неделю. Это того стоит.
Закрыть окно Вы успешно подписались на еженедельную рассылку лучших статей. Спасибо!