В мире
Лента новостей
Лента новостей
Сегодня
Политика
Общество
Бизнес
Культура
Сделано Русскими
Личные связи
О проекте
Редакция
Контакты
Размещение рекламы
Использование материалов
Запрещенные организации
Свидетельство о регистрации СМИ ЭЛ № ФС 77 – 65733 выдано Роскомнадзором 20.05.2016.
Лента главных новостей
Русская планета
В мире

Разъединенное королевство

Через год Шотландия должна решить, оставаться ли ей частью Британии или объявить независимость

Елена Коваленко
26 сентября, 2013 09:10
8 мин
Памятник королю Шотландии Роберту I в Бэннокберне. Фото: Chris Clark / AP
«Это будет самая мирная и рациональная революция в истории», — заявляют сторонники отделения от Великобритании. В отличие от других бывших частей и колоний Соединенного Королевства, шотландцы не прибегают к насилию, не устраивают Бостонских чаепитий и не формируют террористических организаций (как те же ирландцы в Ольстере). Сепаратисты решили добиться независимости исключительно политическим путем.
18 сентября 2014 года населению Шотландии придется ответить на вопрос, должна ли Шотландия быть независимой. Варианты ответа — «да» и «нет».
Первый шаг к отделению от Великобритании Шотландия сделала еще в 1979 году: тогда регион добивался создания «Шотландской ассамблеи» — собственного парламента. Сторонники самоуправления Шотландии выиграли референдум, но лейбористское правительство отказалось признать результаты голосования — якобы из-за низкой явки.
Право созывать свой парламент Шотландия получила только в 1998 году, для этого понадобился еще один референдум. Первые же выборы в этот законодательный орган показали, что шотландцы не готовы порвать с Британией: сепаратисты, то есть Шотландская национальная партия (SNP), заняли лишь второе место.
В 2007 году SNP удалось сформировать «правительство меньшинства». Но понадобились еще одни выборы в шотландский парламент, где SNP заняла уже почти половину мест: это позволило ее членам уже всерьез говорить о возможной независимости территории. Вместе с союзниками — партией зеленых — сепаратистам удалось сформировать правительство большинства. После длительных и напряженных переговоров с Лондоном они добились согласия на проведение референдума.
Дата проведения голосования выбрана очень удачно: осень в Британии — самый разгар политического сезона. К тому же в 2014 году в Шотландии пройдут два престижных спортивных турнира — Кубок Райдера по гольфу и Игры Содружества. А спортивные соревнования неизбежно подогреют антианглийские и сепаратистские настроения.
Борьба за независимость Шотландии не может не ассоциироваться с фильмом «Бравое сердце». Летом 2014 года будет ровно 700 лет с тех пор, как король Роберт Брюс разбил почти втрое более сильное войско англичан в битве при Бэннокберне и благодаря этой победе добился независимости Шотландии. (Впрочем, премьер-министр Шотландии Алекс Салмонд неоднократно отрицал связь между датой референдума и годовщиной битвы).
Одна из программных установок Шотландской национальной партии — снижение минимального возраста участия в выборах с 18 до 16 лет. Политики обещают, что в случае получения независимости эта норма будет действовать на всех выборах. Сейчас сепаратистам удалось настоять на том, что 16—17-летние примут участие в референдуме наравне со взрослыми.
У Лондона есть свой козырь: англичане в Шотландии — крупнейшее этническое меньшинство, 400 тысяч человек. При этом 800 тысяч шотландцев, уехавших в другие части Соединенного Королевства, принять участие в референдуме не смогут. Такой порядок признают справедливым как сепаратисты, так и юнионисты.
Даже самые горячие сторонники независимости, в том числе лидеры Шотландской национальной партии, избегают обострять риторику и разжигать вражду между шотландцами и англичанами. Резкое выражение позиции, конечно, сильно воодушевило бы многих искренних сторонников независимости. Но в SNP понимают, что радикальные заявления испугают тех, кто еще не решил, как голосовать, и, главное, окончательно оттолкнут колеблющихся.
Последние соцопросы пока дают результаты, скорее успокаивающие Лондон. Исследование, проведенное в середине сентября, показывает, что 59 % шотландцев высказываются против независимости, 31 % — поддерживают сепаратистов, еще 10 % пока не приняли решения. При этом участвовать в референдуме планируют 73 % опрошенных. Аналогичные цифры социологи получили и в мае 2013 года, то есть количество сторонников и противников в последнее время практически не меняется.
Данные соцопроса STV News
Динамика народной поддержки независимости Шотландии по данным STV News. 1979 г. — референдум о самоуправлении; 1989 г. — введение подушного налога в Шотландии; 1997 г. — референдум о самоуправлении; 1999 г. — выборы в парламент Шотландии; 2007 г. — SNP в «правительстве меньшинства»; 2011 г. — SNP в «правительстве большинства»; 2012 г. — «Эдинбургское соглашение»: назначен референдум об отделении Шотландии от британской короны
Но подобная стабильность, скорее, аномальна: обычно количество поддерживающих независимость Шотландии растет и падает ежегодно, социологи отмечали колебания в 10—20 % в течение одного политического сезона. Даже при относительно низкой поддержке политикам-сепаратистам удавалось добиться важных реформ, каждая из которых давала Эдинбургу дополнительные полномочия.
Примечательно, что на вопрос о независимости мужчины отвечают положительно вдвое чаще, чем женщины (40 % против 24 %).
Избегая риторики в стиле «Бравого сердца», шотландские сепаратисты аргументируют необходимость развода с Лондоном в основном экономическими выкладками.
В интервью телеканалу Russia Today премьер-министр Шотландии Алекс Салмонд заявил: «Если бы мы отделились завтра, то сразу заняли бы восьмое место среди стран ОЭСР по уровню процветания». ОЭСР — Организация экономического сотрудничества и развития, в нее входят наиболее развитые западные страны. По итогам 2012 года восьмое место по уровню благосостояния занимали Нидерланды, а Великобритания была на десятой строчке.
Претензий к Лондону накопилось достаточно. Вот типичное мнение человека, поддерживающего отделение, с краткими пояснениями:
«Никакого ядерного оружия в 30 милях от самого крупного города».
Один из главных пунктов программы сепаратистов — «Шотландия без ядерного оружия». Неподалеку от Глазго расположена военно-морская база «Клайд», где базируются подводные лодки, вооруженные баллистическими ракетами «Трайдент». В случае получения независимости база будет постепенно ликвидирована, обещают сепаратисты. Само существование «Клайда» дает дополнительные очки сторонникам независимости: согласно опросам, закрытие базы одобряет 60 % шотландцев.
«Не будет правительства, за которое мы не голосовали» и «никаких правительств тори».
Правительство в Великобритании формирует партийная коалиция, выигравшая выборы в Палату общин. Палата, в свою очередь, формируется по мажоритарной системе, от Шотландии в нее проходит 59 депутатов. На последних выборах в 2010 году 41 место досталось лейбористам, еще 11 — либерал-демократам, 6 — SNP, и всего одно кресло в Вестминстере занял представитель Консервативной партии (тори).
Консерваторы взяли всего одно место в Шотландии, зато остальная Британия дала Дэвиду Кэмерону и его сторонникам еще 305 мест. Абсолютное большинство тори не получили и были вынуждены вступить в коалицию с либерал-демократами. Но избиратель в Шотландии получил полное право утверждать: «Я не голосовал за это правительство».
Есть претензии у шотландцев и к Палате лордов. Например, 26 мест в верхней палате британского парламента занимают епископы англиканской церкви, а церковь Шотландии своего представительства не имеет. Предполагается, что будущий парламент независимой Шотландии будет формироваться только путем всеобщих выборов, без преференций для религиозных организаций и наследственной аристократии.
«Никаких сокращений бюджета, навязанных Вестминстером».
Правительство консерваторов часто обвиняют в том, что, сокращая социальные статьи бюджета, они увеличивают финансирование оборонных программ. Например, £ 100 млрд в ближайшие годы будет потрачено на обновление флота подводных лодок, вооруженных теми самыми ракетами «Трайдент», которые большинство шотландцев не хотят видеть пришвартованными у своих берегов.
«Отмена "налога на спальни"».
Этот налог вызывает споры не только в Шотландии, но и в других частях Соединенного Королевства. С 1 апреля 2013 года всем британцам, имеющим «лишние» комнаты для отдыха, урезали часть субсидий на оплату жилья. Правительство объявило, что цель реформы — не только экономия бюджетных средств, но и более «эффективное» использование социального жилья. Но в Шотландии людей, имеющих лишние спальни, гораздо больше, чем тех, кому негде жить. В результате перераспределения жилплощади не произошло, а люди стали беднее.
Еще один довод в пользу независимости тоже связан с жильем. Дело в том, что зимы в Шотландии гораздо холоднее, чем в других частях Великобритании, а субсидии на отопление на юге и на севере одинаковые.
«Никакой приватизации национальной медицинской службы».
NHS, национальная медицинская служба Великобритании, передает некоторые функции сторонним организациям. Общий бюджет системы здравоохранения — около £ 100 млрд, доля средств, которые осваивают субподрядчики, постоянно растет — с £ 5,6 млрд в 2006—2007 годах до £ 9 млрд в 2012—2013 годах. При этом работа субподрядчиков часто вызывает недовольство: например, контракты на обслуживание колл-центров, куда звонят пациенты, выигрывают индийские компании, сотрудники которых часто плохо говорят по-английски.
Видно, что «идеология» шотландских сепаратистов представляет собой левый национализм; для России она совершенно неведома, но левого национализма придерживается подавляющее большинство сепаратистских движений Европы (от баскской ЭТА до ирландской «Шинн Фейн»).
«Мы — страна с богатейшими ресурсами, за обладание которыми дорого бы отдало любое государство в мире. И дело не только в несметных природных богатствах, но и в людских ресурсах Шотландии. Ведь в Шотландии расположено больше первоклассных университетов, чем в любой другой стране мира», — говорит Алекс Салмонд. Речь идет о добыче нефти и газа, которая активно ведется у побережья Шотландии. Доходы от продажи природных ресурсов действительно могут обеспечить бюджет страны, а вот Британия в случае отделения севера потеряет 80% поступлений от углеводородов.
Премьер-министр Шотландии утверждает, что после получения независимости правительство не будет повышать пенсионный возраст до 67 лет, как планирует Великобритания, а средняя пенсия будет значительно больше, чем в метрополии.
2) Алекс Салмонд. Фото: Scott Heppell / AP
Алекс Салмонд. Фото: Scott Heppell / AP
Но цены на природные ресурсы нестабильны, и построить полноценную экономику только на экспорте сырья не получится, говорят противники отделения. К тому же в случае кризиса Шотландия не сможет рассчитывать на помощь. Юнионисты напоминают, что недавно правительство спасло Королевский банк Шотландии от банкротства, выделив £ 20 млрд на реструктуризацию.
В случае получения независимости расходы бюджета значительно увеличатся, утверждают лоялисты. Правительству придется повышать налоги, следовательно, шотландцы сделаются беднее, а не богаче.
Но и главный аргумент в споре противников и сторонников звучит совсем просто: а зачем, собственно, отделяться? Буквально: «Нам не нужны потрясения, нам нужна великая Британия».
Сторонники отделения не сомневаются в том, что выиграют референдум. И уже обсуждают будущее устройство независимой Шотландии.
Премьер Салмонд заявляет, что новое государство на карте мира появится в марте 2016 года. Критики говорят, что даже при самом благоприятном для сепаратистов сценарии лидер SNP будет отмечать этот праздник в одиночку. На урегулирование всех вопросов, в том числе на пересмотр 14 тысяч международных соглашений, уйдет гораздо больше полутора лет. К тому же Шотландии придется взять на себя часть внешнего долга Великобритании — переговоры только по этому пункту могут затянуться на годы.
Сами сепаратисты до сих пор не смогли договориться по ключевым вопросам будущего устройства страны. Например, будет ли Шотландия республикой или останется в так называемом Содружестве, как Канада и Австралия? Формально эти и многие другие бывшие колонии Британской империи до сих пор находятся под властью королевы Елизаветы II. Члены SNP не против монархии, тогда как их союзники — социал-демократы и зеленые — настаивают на том, чтобы "развод" был полным.
Еще один спорный вопрос — валюта. SNP, видимо, опасаясь потерять консервативных избирателей, предлагает первое время оставить все расчеты в фунтах стерлингов. Но тогда о финансовой независимости говорить не приходится. Другие политические силы предлагают ввести свою денежную единицу, что дает возможность юнионистам использовать такой аргумент: «Представьте, перед поездкой в Британию вам придется идти в обменник, это же неудобно и невыгодно». Что характерно, почти никто из политиков-сепаратистов не предлагает в качестве потенциальной валюты евро.
В отличие от евроскептиков (консерваторов и членов UKIP — Партии независимости Великобритании), политики-сепаратисты точно уверены, что независимая Шотландия должна быть членом Евросоюза. Кроме того, Шотландия обязательно присоединится к НАТО.
Новых референдумов о независимости в ближайшие десятилетия точно не будет. Алекс Салмонд утверждает, что голосование по этому вопросу — «одно на поколение».
Обе стороны — юнионисты и сепаратисты — не хотят повторения опыта канадского Квебека, где после двух проигранных референдумов появилось слово neverendum. При этом проигрыш будет означать политическую смерть для SNP.
Но со смертью одной партии борьба Эдинбурга с Лондоном не уйдет в историю. Другие оппозиционные партии уже работают над «планом Б». Они намерены добиваться наделения парламента Шотландии большими полномочиями, в том числе и финансовыми. Сепаратисты рассчитывают при формальном сохранении союза с Британией постепенно получить полную экономическую и внутриполитическую независимость.
темы
8 мин