По состоянию на 29 мая 10:35
Заболевших387 623
За последние сутки8 572
Выздоровело159 257
Умерло4 374
В мире
Лента новостей
Лента новостей
Сегодня
Политика
Общество
Бизнес
Культура
Сделано Русскими
Личные связи
О проекте
Редакция
Контакты
Размещение рекламы
Использование материалов
Свидетельство о регистрации СМИ ЭЛ № ФС 77 – 65733 выдано Роскомнадзором 20.05.2016.
Лента главных новостей
Русская планета
В мире

По гамбургскому сквоту

Корреспондент «Русской планеты» наблюдал за столкновениями полиции и леворадикалов в Германии

Елена Коваленко
22 декабря, 2013 22:53
8 мин

Участники акции против выселения и сноса сквота Rote Flora в Гамбурге, 21 декабря 2013 года. Фото: Axel Heimken / EPA / ИТАР-ТАСС

В субботу в Гамбурге прошла массовая демонстрация против выселения и сноса легендарного сквота Rote Flora. Полиция не допустила шествие левых, анархистов и антифашистов в центр города, для разгона агрессивных демонстрантов использовали водометы и слезоточивый газ. Протестующие ответили погромами и беспорядками в прилегающих к Rote Flora районах. В радиусе нескольких километров от сквота постоянно проходили стычки с полицией. Радикальная молодежь била витрины банков и супермаркетов, дралась с полицией и громила автомобили.
Сквот с паркингом и концертным залом
Здание бывшего театра Rote Flora, построенное еще в XIX веке, самовольно заселили в ноябре 1989 года. После войны в здании был склад, кинотеатр, а потом универмаг. После его закрытия власти приняли решение о превращении здания в музыкальный театр. Но местные жители, которых поддержали многочисленные неформалы, начали активно протестовать, и вскоре здание было захвачено и превращено в сквот. Он быстро приобрел популярность у местных левых и анархистов, которые проводят там концерты, лекции и устраивают блошиные рынки. Во время протестов против саммита «Большой восьмерки», который проходил в Германии в 2007 году, в Rote Flora организовывались конгрессы и политические собрания антиглобалистов.
Двухэтажный сквот сейчас изрисован граффити и исписан антифашистскими лозунгами, из его окон вывешены красно-черные флаги. Это не нравится формальному собственнику здания. Владелец Rote Flora Клаус Мартин Кретшмер при поддержке инвестора Герта Байера намерен превратить сквот в современное шестиэтажное здание с концертным залом на 2,5 тысячи человек, трехуровневым подземным паркингом, а также офисными и коммерческими помещениями. Сайты, посвященные сквоту, приводят слова инвестора, который якобы назвал завсегдатаев Rote Flora «криминальной террористической организацией».
Власти Гамбурга заранее опасались, что протесты против выселения перейдут в насильственную фазу. На помощь местным полицейским, которым предстояло в этот день также следить за соблюдением порядка на еще двух демонстрациях и матче Бундеслиги («Гамбург» — «Майнц». — РП), прибыли коллеги из соседних земель. Протестующие также заручились поддержкой единомышленников со всей Германии, а также из Швеции, Финляндии, России, Великобритании и других стран.
Накануне демонстрации собственник решил выселять сквот после католического Рождества, однако это никак не повлияло на планы протестующих. Они заранее готовились к столкновениям с полицией и ждали, что их будут разгонять слезоточивым газом и заливать из водометов. Утром 21 декабря Гамбург объявили опасной зоной, что дало полиции законное право проверять документы и обыскивать всех подряд.
Битва за район красных фонарей
О грядущей демонстрации говорил весь город. Листовки о ситуации со сквотом распространяли прежде всего в районе Санкт-Паули, откуда берет свои истоки одноименная футбольная команда, чьи фанаты придерживаются антифашистских взглядов. Там же находится улица Рипербан — квартал красных фонарей Гамбурга и центр ночной городской жизни. На этой улице легко купить наркотики или найти проститутку. Она известна злачными заведениями и высоким уровнем преступности.
На Рипербане расположены дома «Эссо» (Esso Häuser. — РП), которые также собираются сносить. Протесты против их сноса идут несколько лет. Местные жители опасаются, что вместо дешевых многоквартирных домов построят элитное жилье, бары и бордели закроют, а цены на аренду жилья в районе существенно вырастут.
«Люди на Рипербане просто сходят с ума. Цены на землю в районе взлетели до небес и все боятся, что там начнут строить элитное жилье», — рассказал один из жителей Гамбурга. В разговоре с корреспондентом «Русской планеты» он доказывал необходимость сохранения домов «Эссо» и Rote Flora. Однако не все горожане разделяли его точку зрения.
«Rote Flora? Я уверен, что инвестор сам заплатил этим молодчикам, чтобы поднять цены за работы», — рассуждал накануне акции выходец из Грузии Гиви, работающий в пиццерии в получасе езды от сквота. Правда, он так и не смог сказать, как акция левых повлияет на стоимость строительных работ и сколько, по его мнению, Байер заплатил нескольким тысячам демонстрантов.
«Этот наш способ сказать: "F*ck cops"»
«Молодчики» начали собираться у сквота в субботу задолго до начала демонстрации. Они бесцельно прогуливались вдоль улицы Шултерблат (Schulterblatt), не превышающей по ширине Старый Арбат. Одетые в черное протестующие пили пиво, общались, угощались веганским чили, который варили в стоявшей у сквота полевой кухне, и монтировали сцену на грузовике. Примерно за час до начала шествия демонстранты пригнали к Rote Flora списанный полицейский водомет.
«Мы просто скинулись и купили его. Это настоящая полицейская машина, разгонявшая митинги в 1960-х. Этот наш способ сказать: "F*ck cops"», — объяснил водитель, одетый, как и большинство демонстрантов, во все черное.
Такая тактика поведения на демонстрациях называется «черный блок» и активно используется анархистами по всему миру. Участников шествия, одетых в черные одежды, невозможно опознать, что позволяет им вести себя на шествиях достаточно агрессивно и вступать в стычки с полицией. О возможной жестокости грядущих противостояний говорило и обмундирование немногочисленных журналистов. Они пришли на демонстрацию в бронежилетах с надписью «Press» и в строительных касках.
С каждой минутой собравшихся становилось все больше. К сквоту подтягивались панки, леваки, анархисты и антифашисты. Количество демонстрантов в скором времени превысило заявленные шесть тысяч человек. Толпа очень быстро заполнила пару кварталов. Начали формироваться колонны. Первые ряды натягивали поверх одежды черные дождевики — защиту от полицейских водометов.
«Полиция должна предупредить три раза, прежде чем врубит водометы, но вы все равно ничего не услышите, а если услышите — не поймете», — объяснял журналисту «Русской планеты» один из протестующих.
В это время со сцены на английском и немецком языке диктовали телефонные номера юристов, которые должны помочь арестованным демонстрантам. Анархисты старательно записывали их у себя на запястьях. В толпе прохаживались медики-волонтеры — профессиональные врачи левых взглядов, которые нашли на демонстрации применение своих навыков.
«Мы помогаем промыть глаза от газа, обработать раны. Мы не просто протестуем против сноса сквота, но и помогаем ребятам», — объяснил один из санитаров.
Поезд дальше не идет, просьба не покидать вагоны
Около 15:00 по местному времени митингующие начали закрывать лица и выстраиваться в колонну лицом в сторону метромоста, под которым цепью стояли полицейские. Только с одной из сторон квартала корреспондент «Русской планеты» насчитал 20 машин. Одетые в синюю форму полицейские и спецназовцы в зеленой экипировке расслабленно слушали последний инструктаж. В руках у них были резиновые палки и видеокамеры. У многих за спиной висели ранцевые баллоны со слезоточивым газом.
Демонстранты планировали пройти в центр города, однако полицейские, несмотря на вроде бы согласованный маршрут шествия, выстроились в несколько рядов и не пускали одетую в черную одежду молодежь.
«No borders! No nation! Stop deportation!» — начали кричать члены колонны черного блока. Один из ораторов говорил про ливийских беженцев, которые попали в кораблекрушение у итальянского острова Лампедуза, перебрались в Гамбург и рискуют снова оказаться в Италии, где, если верить выступающему, достаточно скверные условия содержания.
Колонна двинулась под метромост, началась потасовка с полицией. Анархисты зажгли розовую дымовую шашку и начали швырять в оцепление петарды. Временами полицейские отмахивались от демонстрантов дубинками. Из толпы звучала немецкая ругань, были слышны какие-то команды в мегафон. Вскоре черный блок начал отступать — на протестующих из-под моста неторопливо выехал полицейский водомет. Обе водяные пушки были направлены в центр толпы.
Полицейские на улице Рипербан, 21 декабря 2013 года. Фото: Bodo Marks / EPA / ИТАР-ТАСС
Под мощной струей воды первые ряды шествия рассеялись. Часть людей буквально смыло назад к Rote Flora, часть убежала в переулки, переворачивая за собой мусорные баки, кабинки биотуалетов и строительные ограждения. Крепкие молодые люди в черном методично выковыривали брусчатку из земли ножами, раскалывали ее и закидывали камнями водомет. Это привлекло внимание полиции.
Сразу несколько отрядов правоохранительных органов с разных сторон окружили демонстрантов. Часть протестующих начала швырять в них камни и петарды, другая часть решила сбежать. Они стали карабкаться по железнодорожной насыпи, переступая через контактные рельсы наземного метро. Поезда остановились и, если верить анархистам, не из-за пешеходов, а из-за того, что один из протестующих догадался принести с собой гидравлические ножницы и перекусил провода контактной сети. Из вагонов за ретирующимися участниками «Черного блока» с интересом наблюдали пассажиры.
Люди в черном против шопинга
Спустя 20—30 минут часть самых агрессивных протестующих оказалась зажата по переулкам. Анархисты выкрикивали ругательства и швыряли в шлемы полицейских пакеты с краской. Полицейские в белых кляксах отходили за спину коллег и чистили там объективы видеокамер.
«Это может продолжаться очень долго. Полицейские не будут применять силу, пока никто не совершит полную глупость, что развяжет им руки. Я не имею понятия, правда, что именно должно произойти, мы можем простоять тут и десять часов», — объясняла корреспонденту РП девушка из «Черного блока». В этот момент недалеко от нее у одного из анархистов в руке взорвалась петарда. Всех оглушило, посыпались ругательства.
Временами полиция поливала первые ряды слезоточивым газом. Протестующие уходили вглубь толпы, где им промывали глаза минералкой, раствором для контактных линз или кока-колой.
«Полиция виновата в том, что произошло. У нас были договоренности на шествие в центре города, а они их нарушили. Испугались, что мы помешаем покупать подарки к Рождеству, сейчас идет неделя шопинга. Это провокация», — говорил один из активистов. Он несколько раз уверенно повторил, что запрет на шествие, а не пиротехника и камни, летевшие в стражей порядка, стали причиной того, что насилие выплеснулось на улицы города.
Те, кого не смогли блокировать и задержать, двинулись в Санкт-Паули. Иногда их в переулках с криками нагоняли полицейские или спецназ, били по лицу, кидали на землю, пинали ногами, прохаживались дубинками по спине и отпускали.
«Добро пожаловать в наш гостеприимный город», — говорил улыбчивый демонстрант, помогая подняться сбитым с ног левым из Франкфурта. Жители Гамбурга объясняли такое поведение полицейских тем, что им просто не хотелось возиться с бумагами и оформлять задержанных.
На соседних с Рипербаном улицах продолжалась обычная для Гамбурга городская жизнь — у входов в клуб толпилась молодежь, а темнокожие дилеры, стоявшие на перекрестках, предлагали купить марихуану.
«Я хочу вернуться в Бремен и выкурить косяк»
«Все это уже стало бессмысленно, и я не сторонник таких мер, такого насилия. Это моя вторая большая демонстрация и все, что я хочу к концу дня, — это приехать на вокзал, сесть в поезд, добраться до своей деревушки под Бременом, где царит полная скука, и выкурить косяк», — откровенничал демонстрант Штефан, которого корреспондент «Русской планеты» встретил в «Макдоналдсе» на улице Рипербан.
В фастфуд постоянно забегали люди в черном. Кто-то прятался от полиции, кто-то хотел выпить чашку кофе и перекусить вегетарианским бургером. Правоохранительные органы соблюдали какую-то молчаливую договоренность и не заходили в заведения, где могли прятаться участники беспорядков.
«Мы поделились в самом начале на группы, дали им имена. Так легче координировать свои действия. Моя группа, например, называется "Крэк"», — рассказывал Штефан. Правда, где находились члены его группы, было не ясно.
Со стороны координировать действия у анархистов и левых не получилось. Твиттер-аккаунт, посвященный протестам, обновлялся не регулярно, многие группы протестующих растерянно ходили по усыпанным битым стеклом улицам навстречу друг другу. Приехавшие на демонстрацию из других городов стягивались к станциям метро и уезжали на вокзал, они торопились домой.
У стадиона Санкт-Паули одетые в черное люди забрасывали камнями окна дорогих сетевых отелей. На звон стекла прибежал один из менеджеров отеля, который тут же начал кому-то звонить и взволновано кричать в трубку. «Демонстрация», — растерянно пробормотал он после непродолжительного телефонного разговора.
По опустевшим улицам носились вереницами полицейские и пожарные машины. Протестующие хвастались сожженными автомобилями и поверженными полицейскими, но проверить эту информацию не представлялось возможным. Позднее стало известно, что пострадали 117 полицейских, примерно столько же митингующих оказалось в участках. Немецкие сайты говорили о нескольких разбитых автомобилях.
К 22:00 волнения практически утихли. Недалеко от Rote Flora скейтеры угощали глинтвейном возвращавшихся к сквоту демонстрантов. Анархисты, антифашисты и левые пили пиво на лавочках на улице Шултербрат, под их ногами хрустело разбитое бутылочное стекло, а оставшиеся полицейские готовились разъехаться по домам.
Во вторник в Rote Flora должен пройти концерт альтернативной музыки.
темы
8 мин