В мире
Лента новостей
Лента новостей
Сегодня
Политика
Общество
Бизнес
Культура
Сделано Русскими
О проекте
Редакция
Контакты
Размещение рекламы
Использование материалов
Свидетельство о регистрации СМИ ЭЛ № ФС 77 – 65733 выдано Роскомнадзором 20.05.2016.
Новости
В мире
В мире

Рис определяет сознание

Агрикультурные традиции древности определяют менталитет народов сегодня, заявляют ученые

Елена Коваленко
2 мин

Рисовые террасы в провинции Гуанчжоу. Фото: ChinaFotoPress / Getty Images / Fotobank.ru

Американские и китайские психологи сравнили особенности психологии жителей «рисового» юга и «пшеничного» севера Китая и пришли к выводу, что агрикультурные традиции определяли и продолжают определять менталитет людей и их склонность к индивидуализму и аналитическому мышлению. Выводы ученых опубликованы в журнале Science.
“Многие люди привыкли считать, что в Китае существует единая культура. Мы выяснили, что в КНР существует ярко выраженный «северный» и «южный» менталитет и что появление последнего связано с традициями выращивания риса на юге Китая, который сделал жителей юга более зависимыми друг от друга. Аналогичным образом возникли различия между Западом и Востоком. По нашим данным, агрикультура продолжает влиять на психологию народов и сегодня», — отмечает ведущий автор статьи Томас Талхельм из университета Вирджинии в Шарлотсвилле (США).
Подобная идея, которую Талхельм называет в шутку «рисовой теорией», возникла в голове у американского психолога после четырех лет работы учителем английского языка в Китае. Сначала он год преподавал в одной из школ южнокитайского города Гуанчжоу, а затем переехал севернее, в Пекин. Работая со студентами и общаясь с их родителями и коллегами, Талхельм заметил, что жители китайской столицы заметно более открыты и независимы, чем их соотечественники на юге страны.
К примеру, профессора-китайцы и знакомые Талхельма из Пекина говорили с ним более откровенно, не стеснялись сравнивать его уровень владения китайским с другими зарубежными преподавателями и не боялись оскорбить его чувства. Эти различия заинтересовали психолога, и он попытался найти их источник, объединив усилия с коллегами из университетов Пекина, Гуанчджоу и Мичигана.
Группа Талхельма провела серию социальных опросов среди тысячи студентов в шести разных городах Китая, в ходе которых ученые оценивали склонность молодых людей к индивидуализму и коллективизму, а также их аналитические способности. В первой части теста китайцы отвечали на вопросы о друзьях и изображали их и себя в виде «социальной сети» из кружков и линий. Во второй половине теста они должны были найти взаимосвязь между двумя фигурами на картинке с тремя изображениями.
«Схема опроса. Иллюстрация журнала Nature»
Схема опроса. Иллюстрация журнала «Nature»
Эти опросы позволили психологам составить карты распространения «индивидуализма» и «коллективизма» на территории Китая, а также выделить «ареал обитания» людей с аналитическим мышлением. В результате этого Китай распался на две половинки — северную и южную, граница между которыми проходила по реке Янцзы.
На севере, как и показывали ранние наблюдения Талхельма, живут относительно независимые друг от друга люди, обладающие по большей части аналитическим складом ума. Жители юга Китая  — «коллективисты» и не так склонны к аналитическому мышлению. Различия между севером и югом проявлялись и во многих других областях общественной жизни — в числе разводов и свадеб, распространенности коррупции и непотизма, а также в темпах инноваций.
Расположение этих половинок Китая практически полностью совпадает с тем, где находились зоны рисового и пшеничного земледелия в древнем Китае и в сегодняшней «поднебесной». Этот факт послужил опорной точкой для Талхельма при формулировке «рисовой теории».
Талхельм обращает наше внимание на то, что выращивание риса на затопляемых полях возможно лишь при сосредоточении усилий десятков людей, и что каждый дополнительный работник увеличивает общий объем урожая на все большее значение. Это выступало дополнительным стимулом для кооперации в южных регионах Китая, жители которых издревле выращивают рис. С другой стороны, культивация пшеницы не требует сосредоточения коллективных усилий, что позволяло северянам вести индивидуальные хозяйства.
Кроме того, теория Талхельма и его коллег объясняет то, почему Китай, стоявший на объективно более высоком уровне развития во время поздней античности и средневековья, чем Европа, не вступил в фазу индустриальной революции в 11 или 12 веке. Изменение климата и серия военных вторжений сместили центр политической жизни с севера на юг Китая, и через несколько десятилетий все промышленные инновации затихли или исчезли.
Как полагает Талхельм, «рисовая теория» не ограничивается Китаем и способна объяснить «коллективистский» менталитет японцев и корейцев, который сохранился в их обществе и по сегодняшний день, несмотря на десятилетия материального достатка и бурный экономический рост во второй половине 20 века.
темы
Новости партнеров
Реклама
Реклама
2 мин