В мире
Лента новостей
Лента новостей
Сегодня
Политика
Общество
Бизнес
Культура
Сделано Русскими
О проекте
Редакция
Контакты
Размещение рекламы
Использование материалов
Свидетельство о регистрации СМИ ЭЛ № ФС 77 – 65733 выдано Роскомнадзором 20.05.2016.
Новости
В мире
В мире

Прослушка французского президента как этап войны

США пытаются установить тотальный контроль над Европейским континентом
Владимир Лактанов
5 мин
Франсуа Олланд. Фото: Alain Jocard / POOL / EPA / TACC
Еще в 2013 году разразился скандал с прослушкой американскими спецслужбами немецкого канцлера Ангелы Меркель. Это на вид она простодушная дочка пастора, бежавшего из ГДР. На самом деле более жесткого и целеустремленного лидера нет во всей Западной Европе. Особенно это стало заметно, когда ушли политики Николя Саркози и Сильвио Берлускони. И чем же кончились метания грома и молний, резкие движения, сверкания глазами, возмущенные речи фрау канцлерин в адрес американских друзей? Да ничем. Как ничем закончилась сделка по продаже компании «Опель» российско-канадскому консорциуму, к которой благоволила и на которую надеялась Меркель, — она была отменена по приказу американцев.
Теперь пришло время «проверочки на вшивость» и для нового французского президента Франсуа Олланда. Начинал-то он уж совсем плохо. Спад производства, бегство артистов типа Депардье от налогов, да не куда-нибудь, а в Россию. Амурные скандалы со своей сожительницей прямо в Елисейском дворце, с битьем посуды, принадлежавшей когда-то мадам Помпадур. На миллионы евро. И только инициатива и активное участие в Нормандской четверке резко подняли его рейтинг.
А тут — новое откровение Эдварда Сноудена: Агентство национальной безопасности США (АНБ) подслушивало разговоры по меньшей мере трех французских президентов — Жака Ширака, Николя Саркози и Франсуа Олланда. Сообщается, что слежка за президентами Франции велась как минимум с 2006-го по май 2012 года. Прослушивались и разговоры министров, других высокопоставленных чиновников, депутатов и дипломатов. Разразился скандал. Рено Мюзелье, депутат Европарламента от партии республиканцев, даже предложил в знак протеста «выслать посла США». Но кто же ему даст это сделать?
Демонстрант с плакатом Эдварда Сноудена перед Рейхстагом во время специального заседания парламента по американо-германским отношениям в Берлине
Демонстрант с плакатом Эдварда Сноудена перед Рейхстагом во время специального заседания парламента по американо-германским отношениям в Берлине. Фото: Markus Schreiber / AP
Иной раз удивляешься наивности западноевропейцев. Совсем недавно американский Конгресс принял так называемый «Акт о свободе США» — название ведь еще подобрали в оруэлловском духе, а ведь могли озаглавить документ просто: «О Большом Брате». Теперь данные, полученные от прослушивания телефонных разговоров граждан, будут храниться в специальных базах операторов с правом предоставления спецслужбам США для потенциальных «будущих расследований». Иначе говоря, простые американцы всегда будут под подозрением правительства. «Акт о свободе США» вводит ограничения на программы электронной слежки АНБ, но полностью их не запрещает. Однако если он полностью не запрещает делать это в отношении своих граждан, то что говорить о гражданах чужих.
Здание Агентства национальной безопасности США
Здание Агентства национальной безопасности США. Фото: Charles Dharapak / File / AP
Президент Обама, конечно, извинился перед президентом Олландом. Тот созвал срочное заседание Совета безопасности Франции. Сообщалось, что «Франция не потерпит никаких действий, ставящих под угрозу ее безопасность и защиту ее интересов», — заявили в Елисейском дворце по итогам совещания, назвав действия американских спецслужб «совершенно неприемлемыми». Госсекретарь США Джон Керри принес довольно странные извинения: «США не ведут разведывательную деятельность, за исключением случаев, касающихся непосредственно национальной безопасности Америки». Глава госдепа уточнил, что «не знает о том, что это касается нынешнего французского лидера». Из чего можно понять: США, конечно, «не ведут разведывательную деятельность», но как бы и ведут такие действия, «касающиеся непосредственно национальной безопасности Америки». При этом уточнений, касается ли Франция «национальной безопасности Америки» или нет, не было. Думай что хочешь. И уж совсем странное уточнение о том, что Джон Керри «не знает о том, что это касается нынешнего французского лидера». Что это означает на практике, поняли только Керри и Олланд, поскольку оба после этого успокоились.
«Такое ощущение, что французские руководители все-таки догадывались, что живут не в безгрешном мире, где все друг за другом поглядывают, друг за другом следят. Еще Франсуа Миттеран говорил: он прекрасно понимает, что все прослушивается. Поэтому деятельность спецслужб ни для кого новостью не является, — говорит Сергей Федоров, ведущий научный сотрудник Института Европы РАН. — Было интересно посмотреть, как французское руководство будет реагировать на сообщения о разглашении их секретных разговоров в СМИ. Здесь закономерно было предположить, что Франция постарается возмутиться и сказать "ай-яй-яй" Соединенным Штатам. Но это демарш довольно условный. Американцы сказали: "мы работаем на упреждение" — они уже никого не слушают, но это слабое утешение. Нужно было как-то смягчить ситуацию, это, собственно говоря, и продемонстрировали французы. Понятно, что это было, на мой взгляд, такое театральное возмущение — американцам сказали: "Так нехорошо". Но и все этим и закончится. Прогнозировать какие-то серьезные демарши со стороны Франции в связи с этим — обозначим его "конфликтом" — было бы просто фантастическим вариантом».
Но вот что крайне интересно. По словам Сергея Федорова, «не случайно за месяц до этого во французской прессе появились материалы о том, что французская служба безопасности плохо гарантирует охрану президента. Был целый ряд статей».
«Дело в том, что прослушка в случае необходимости дает информацию для непосредственного воздействия на человека, — говорит Павел Золотарев, заместитель директора Института США и Канады. — Используется та информация, огласки которой он не хотел бы. Это называется элементарный шантаж. И спецслужбы всегда этим занимаются, чтобы они ни говорили, — это, по-моему, их любимое занятие».
«Это системный момент, позволяющий установить тотальный контроль над Европой, — утверждает Валерий Коровин, директор Центра геополитической экспертизы. — Ситуация в Европе не так однозначна для США, как кажется. Да, сегодня во Франции проамериканский президент, как и в Германии. Но ситуация может поменяться под давлением снизу, со стороны масс, со стороны народа. И здесь становится важным не то, что европейские лидеры декларируют на официальных встречах, а то, что они обсуждают в кулуарах и о чем советуются со своим окружением. Прослушка лидеров Франции, Германии и других европейских стран нужна для того, чтобы задавить остатки европейского суверенитета окончательно, чтобы Европа даже пикнуть не могла, даже рыпнуться в сторону того, чтобы выйти из-под навязчивой опеки США».
«В современной политике важно знать, кто на какие шаги способен, — продолжает Сергей Федоров. — И чтобы понимать, что и как, здесь необходимо рассчитывать шаги и реакцию партнеров, знать наверняка, кто и как будет реагировать. Хочется знать все обо всех. А реальные возможности Франции отреагировать уже ограничены. Ну что, Франция заблокирует американские счета? Смешно. Даже если Франция и хотела бы как-то отреагировать на это более серьезно, у нее нет ни экономических, ни политических рычагов для того, чтобы, условно говоря, «щелкнуть американцев по носу» и нанести им ответный удар — такого не последует. Кроме как некоего показного возмущения, которое призвано успокоить французскую общественность, ничего не будет. Это все забудется».
Европейские страны теперь изредка, только время от времени критикуют США. Так, для порядка. Времена генерала Шарля де Голля давно в прошлом. Идет настоящая война по окончательному порабощению Европы, что мы повсеместно наблюдаем на континенте. Это война в буквальном виде подобралась к границам России. И вот прежде всего ради этого проводятся такие акции, как прослушка немецких и французских лидеров — политиков, кстати, участвующих непосредственно в Нормандской четверке.
«Этот подход, в частности, описан в технологии ведения сетевых войн. Там буквально написано, что сетевые войны ведутся против противников, нейтральных сил и союзников. То есть сетевая война — это перманентный процесс тотального контроля, вне зависимости от того, с кем США имеют дело: с союзником, нейтральным государством или противником, — говорит Валерий Коровин. — От этого зависит мера воздействия: для противников — это жесткие меры, вплоть до прямого военного удара, для нейтральных сил — это подавление инакомыслия, а для союзников — удержание правильного контекста, чтобы союзническое на сегодняшний день общество находилось в поле американского мировоззрения. И это позволяет контролировать не только элиты, но и массы. Европа является классическим объектом сетевого воздействия, и здесь необходимо не упустить ни одного нюанса, ни одной мысли, ни одного настроения, которое не укладывалось бы в парадигму американского доминирования».
Новые способы войны, которые уже используются на постсоветском пространстве, имеют и свое название, и идеологию, и хорошо расписанную технологию. «Теория сетевых войн — это способ захвата государств без использования обычных вооружений, — продолжает Валерий Коровин. — Она является официальной доктриной Пентагона, представляет собой войну шестого уровня, подробно описана в американских закрытых источниках и практически неизвестна в России. Ее смысл в том, чтобы направить негативные энергии, имеющиеся в любом государстве, против самого же государства, опираясь на так называемые сети. Речь идет не только о сети интернет, даже не столько о ней — имеются в виду организации любого типа в рамках постмодернистски распыленного общества. У нас это не понимают, так как мы и модерн толком не прошли, эта теория вызывает порой насмешки, порой равнодушие. И мы проигрываем. Мы не предпринимаем ни одного действия для того, чтобы обезопасить себя в этой сфере, поэтому мы порой отступаем и не понимаем почему. Сетевые войны — это то, на что нельзя ответить ядерным ударом возмездия. Это то, что, как радиация, пронизывает все общество, берет его под контроль, и национальные элиты ставятся только уже перед фактом потери управляемости страной, после того как уже все произошло», — пессимистически заканчивает эксперт.
Что же касается французских и немецких налогоплательщиков, то после всех этих историй возникает одно весьма дельное предложение: зачем содержать такой большой штат парламентариев, министерств иностранных дел да и других ведомств? Можно, конечно, время от времени что-то пообсуждать. А если в чем возникнет у Франции и Германии нужда — им просто, когда надо, позвонят по телефону из Вашингтона, и все.
темы
Новости партнеров
Реклама
Реклама
5 мин