Принцип государства
3 мин чтения
Зайд Саидов. Фото: RFE / RL

Зайд Саидов. Фото: RFE / RL

Расследование нового уголовного дела против осужденного на 26 лет экс-министра промышленности Таджикистана Зайда Саидова близится к завершению; принадлежащие ему активы могут быть национализированы

Предварительное расследование уголовного дела по новым обвинениям в отношении осужденного в декабре 2013 года бывшего министра промышленности Таджикистана Зайда Саидова и еще 14 человек находится на стадии завершения, сообщило в пятницу Агентство по государственному финансовому контролю и борьбе с коррупцией республики.

Сообщается, что в ходе следствия по делу в качестве свидетелей был допрошен первый заместитель премьер-министра Таджикистана Давлатали Саид. Помимо него, был проведен допрос бывшего министра энергетики и промышленности Шерали Гула и бывшего руководителя исполнительного аппарата президента Таджикистана Матлубхона Давлатова.

Как сообщает пресс-центр антикоррупционного ведомства, следствием установлено, что Саидов, занимая сначала пост главы Госкомитета промышленности, затем министра промышленности и далее до 2013 года председателя Ассоциации производителей и предпринимателей Таджикистана, с июня 1999 года по ноябрь 2006 года незаконно приватизировал на свое имя и на имя своих приближенных несколько государственных объектов. В частности, речь идет о предприятии по производству ювелирных изделий «Таджикзаргарсаноат», столовой бывшего Госкомитета промышленности, предприятии «Лаъл», предприятии «Электроника-М», научном центре при министерстве промышленности и других.

Кроме того, по версии следствия, Саидов использовал свое служебное положение при приобретении иностранными инвесторами пакетов акций завода «ТоджикАзот» и швейных фабрик «Гулистон» и «Абрешим». Оказывая незаконное содействие в этих операциях, он получил по 5% акций каждой компании — их общая стоимость по текущему курсу доллара составляет более $360 тысяч. Эти ценные бумаги были оформлены на сына экс-министра, таджикского бизнесмена Хайрулло Саидова.

Акции этих трех предприятий скупал украинский бизнесмен Дмитрий Фирташ. Весной 2014 года у него конфисковали ЗАО «Гулистон», где ему принадлежало 95% ценных бумаг, остальные 5% остаются у Хайрулло Саидова. В апреле этого года Экономический суд Душанбе начал рассмотрение дела о законности приватизации Фирташем «Гулистона» и «Таджик Азота». Если покупка акций предприятий бизнесменом будет признана незаконной, то принадлежащие ему ценные бумаги будут национализированы, таким образом доля государства в этих компаниях составит 95%, остальные 5% остаются у Хайрулло Саидова.

Также Зайд Саидов, согласно материалам дела, может быть причастен и к другим экономическим преступлениям. В частности, речь идет о деятельности принадлежащей ему компании «Тодж-Сохтмон Байналмилал».

В итоге Зайду Саидову предъявлены обвинения по пяти статьям УК Таджикистана: 314 ч2 (использование служебного положения лицом, занимающим государственную должность), 340 ч2 (подделка документов), 245 ч4 (присвоение государственных средств в особо крупном размере), 262 ч3 (узаконивание финансовых средств и других материальных ценностей в крупном размере, добытых незаконно) и 299 ч2 (уклонение от уплаты налогов в особо крупных размерах). По этому делу также проходят еще 14 человек, четыре их них — сотрудники «Тодж-Сохтмон Байналмилал», еще четыре человека — ответственные лица коммерческих компаний, остальные — работники Управления основного строительства города Душанбе.

По мнению эксперта по Центральной Азии Аркадия Дубнова, новое уголовное дело против Саидова было возбуждено, чтобы «глубже и безусловнее его спрятать». «Если одно дело оказывается липовым, то второе дело окажется дубовым. Это принцип таджикского государства», — добавил Дубнов.

По мнению эксперта, одной из целей уголовного преследования Саидова является изъятие имущества бизнесмена. «Может быть не в первую, но совсем не в последнюю очередь, все, что делает нынешняя таджикская власть по отношению к Саидову, определяется стремлением отобрать всю его недвижимость, все его активы и ресурсы, в том числе, которые у него есть в Таджикистане. В свое время, когда он уже был задержан, выстроилась целая очередь желающих эти лакомые кусочки заполучить себе. И здесь не в их интересах было допустить, чтобы это дело было развалено», — считает Дубнов.

Сейчас бывший министр промышленности отбывает 26-летний срок: в декабре прошлого года его признали виновным сразу по пяти статьям, среди которых получение взятки и мошенничество. По данным следствия, принадлежавшая ему строительная компания «Тодж-Сохтмон Байналмилал» обманным путем присвоила при строительстве бизнес-центра «Душанбе-Плаза» 2 миллиона сомони ($400 тысяч). Кроме того, он якобы получил взятку в особо крупном размере от бывшего депутата Совета народных депутатов Согдийской области и главу предприятия «Химзавод» города Исфары Низомхона Джураева, который безвозмездно передал ему свое предприятие «Таджикатлас».

В 2013 году, покинув пост министра промышленности, Зайд Саидов вместе с группой таджикских бизнесменов создал общественное движение «Новый Таджикистан». Члены движения сразу же обозначили, что «Новый Таджикистан» — это умеренная и конструктивная оппозиция власти, а в экспертном сообществе прочили движению большое будущее.

«Мы не станем так называемой карманной партией для власти, но и не превратимся в непримиримую оппозицию. Мы будем выявлять проблемы и предлагать пути их решения. Если власть не согласится, будем использовать общественное мнение», — говорил один из создателей движения Абдугани Мамадазимов.

При этом тогда же члены движения говорили, что не намерены участвовать в президентских выборах в сентябре 2013 года, поскольку просто не успеют к ним подготовиться. Однако у них были серьезные намерения дебютировать на парламентских выборах в 2015 году.

Почти сразу после того, как члены «Нового Таджикистана» обозначили свои политические амбиции, против Саидова были выдвинуты обвинения в экономических преступлениях. Руководители общественного движения сообщали, что во время следственных действий в адрес Саидова поступали угрозы от неизвестных. В частности, Махмуджон Касымов на пресс-конференции «Нового Таджикистана» говорил, что нападки на экс-министра были связаны с его политической деятельностью. Тогда же в редакции некоторых местных СМИ поступали письма, авторы которых раскрывали подробности личной жизни политика и рассказывали о его связи с боевиками.

Читайте нас в мобильном приложении

Если у Вас возник вопрос по материалу, то Вы можете задать его специальной рубрике Задать вопрос И все-таки она пахнет Далее в рубрике И все-таки она пахнетХвост кометы Чурюмова-Герасименко «пахнет» тухлыми яйцами, алкоголем и лошадиным стойлом Читайте в рубрике «Мы все инвалиды без комфортной среды»Велоактивист Владимир Кумов рассказал, почему Волгоград неудобен для жизни «Мы все инвалиды без комфортной среды»
Подписывайтесь на канал rusplt.ru в Яндекс.Дзен
Подписывайтесь на канал rusplt в Дзен
Комментарии
27 октября 2014, 12:52
Даже в Таджикистане знают что делать с подлецами и негодяями, засевшими во власти, а у нас их только амнистировать разве что и могут! (((
Авторизуйтесь чтобы оставлять комментарии.
Анализ событий России и мира
Подпишитесь на «Русскую планету» в социальных сетях. Только экспертный взгляд на события
Каждую пятницу мы будем присылать вам сборник самых важных
и интересных материалов за неделю. Это того стоит.
Закрыть окно Вы успешно подписались на еженедельную рассылку лучших статей. Спасибо!