В мире
Лента новостей
Лента новостей
Сегодня
Политика
Общество
Бизнес
Культура
Сделано Русскими
Личные связи
О проекте
Редакция
Контакты
Размещение рекламы
Использование материалов
Запрещенные организации
Свидетельство о регистрации СМИ ЭЛ № ФС 77 – 65733 выдано Роскомнадзором 20.05.2016.
Лента главных новостей
Русская планета
В мире

Немцы снова выбрали правый консерватизм

Формально левые партии получили большинство в бундестаге, но правительство сформирует ХДС/ХСС — их партнер по коалиции пока не известен

Елена Коваленко
23 сентября, 2013 14:05
4 мин

Ангела Меркель. Фото: Michael Sohn / AP

Парламентские выборы в Германии закончились убедительной победой блока ХДС/ХСС во главе с канцлером Ангелой Меркель — консерваторам не хватило всего пяти мест, что бы получить абсолютное большинство в бундестаге (они взяли 311 мест из 630). В то же время отсутствие такого перевеса означает необходимость формирования коалиции с одной из трех левых партий, прошедших пятипроцентный барьер, который стал непреодолимой преградой для прежних партнеров ХДС/ХСС по правительству из Свободной демократической партии (СвДП).
«Это прекрасный результат. Мы сделаем все, что в наших силах, чтобы следующие четыре года стали успешными для Германии. Еще рано говорить о том, как мы этого планируем добиться, сейчас время для празднования», — цитирует Euronews слова Меркель во время речи в избирательном штабе ХДС/ХСС.
добавила канцлер Германии, которая, скорее всего, будет переизбрана на третий срок.
Христианские демократы получили 41,5 % голосов немецких избирателей, приводит официальные итоги выборов сайт Федеральной избирательной службы Германии. Это почти на 9 % больше, чем на прошлых выборах, и наилучший результат для партии за последние 23 года.
Социал-демократическая партия (СДПГ) во главе с Пером Штайнбрюком заняла второе место с 25,7 % голосов, что второй по плачевности результат для социал-демократов за всю историю. Вместе с ними в парламент попали социалисты из Левой партии, у которых 8,6 % и экологи из «Союз-90/Зеленые» с 8,4 % голосов. Эти партии будет иметь в бундестаге 192, 64 и 63 места соответственно — в сумме это 319 мест, вместе эти партии имеют чуть больше голосов, чем ХДС/ХСС (и большинство в парламенте), что может сыграть роль при формировании коалиции, ведь за бортом остались наиболее предпочтительные для Меркель партнеры из СвДП, получившие в 2009 году 14 % голосов. В этот раз СвДП набрали всего 4,8 %, что стало поводом для председателя партии Филиппа Рёслера назвать итоги выборов «самыми горькими и печальными» для немецких праволибералов, сообщает Deutsche Welle. Сам Рёслер, который занимает в действующем правительстве посты вице-канцлера и министра экономики, проиграл выборы и по одномандатному округу в Нижней Саксонии, набрав всего лишь 2,6 %.
Одной из причин поражения свободных демократов стало участие в этих выборах новой силы правого спектра немецкой политики. Созданная в начале 2013 года партия евроскептиков «Альтернатива для Германии» показала относительно хороший результат, получив 4,7 %. Среди ее членов немало бывших свободных демократов, а правопопулистская программа партии имеет определенное сходство с программой СвДП, исключая отношение к Евросоюзу.
Явка на выборах 2013 года оказалась выше, чем на прошлых, и составила 71,5 %. Всего на избирательные участки по всей стране пришло около 44,3 млн граждан Германии.
Согласно данным соцопросов, на этих выборах и ХДС/ХСС и СДПГ получили особо активную поддержку среди избирателей старше 60 лет. Однако если за консерваторов в большинстве голосуют представители свободных профессий (работающие не по найму) и госслужащие, то социал-демократов поддержали в основном рабочие. Также среди сторонников двух крупнейших партий оказалось больше людей без университетских дипломов — образованные немцы чаще всего голосуют за левых (преемников коммунистов).
Поражение правых либералов на выборах в бундестаг объясняется, в том числе, давним и глубоким кризисом лидерства в их партии, рассказал «Русской планете» главный редактор журнала «Россия в глобальной политике», политолог Федор Лукьянов.
«Экс-председатель СвДП Гидо Вестервелле оказался довольно слабым политиком, он так и не смог набрать необходимого авторитета, даже находясь на посту главы МИДа, с которого ему пришлось уйти. Новый глава партии Рёслер привлек всеобщее внимание — он был усыновлен во Вьетнаме, поэтому, хотя вырос как немец, выглядит как вьетнамец. Однако ему тоже не удалось поднять партию», — говорит Лукьянов.
Эксперт отмечает, что есть и другая системная причина провала свободных демократов.
«Небольшие партии могу существовать, только четко представляя интересы какого-то важного меньшинства. Немецкие либералы, как и либералы в других странах, ориентировались на интересы бизнеса, но в Европе сейчас сложилась ситуация, когда весь политический мейнстрим движется внутри узкого коридора — скатывание в ультралиберализм не работает, также как и популизм левого толка. Поэтому для идеологической партии вроде СвДП не осталось повестки дня, ее и так выполняют большие движения вроде консерваторов или социал-демократов», — поясняет эксперт.
«Если бы социал-демократы, левые и зеленые объединились, они бы сформировали правительство, но на деле это невозможно. Хотя бы потому, социал-демократы популисты, а левые — партия протеста. К тому же лидером левых долго был Оскар Лафонтен, бывший одним из ведущих социал-демократов, пока не покинул СДПГ для участия в создании левых вместе с осколками гэдээровских социалистов. Социал-демократы до сих пор воспринимают его как предателя», — говорит Лукьянов.
Возможны два варианта коалиции, один из которых благоприятен для России, а второй не очень, рассуждает политолог.
«Более вероятно, что мы увидим Большую коалицию консерваторов и социал-демократов, как во время первой каденции Меркель. Тогда, вероятно, министром иностранных дел будет, как и в прошлый раз, Штайнмайер, а он убежденный сторонник сближения с Россией. Еще никогда не было коалиции зеленых и консерваторов, но и она допустима, если социал-демократы вступят в острый торг. Это будет для нас довольно неприятно, одна из основных тем зеленых — права человека и, в частности, права меньшинств», — заключает Лукьянов.
темы
4 мин