В мире
Лента новостей
Лента новостей
Сегодня
Политика
Общество
Бизнес
Культура
Сделано Русскими
О проекте
Редакция
Контакты
Размещение рекламы
Использование материалов
Свидетельство о регистрации СМИ ЭЛ № ФС 77 – 65733 выдано Роскомнадзором 20.05.2016.
Новости
В мире
В мире

«Мы — крик и свидетельство чудовищных преступлений»

Ближний Восток становится территорией без христиан. Можно ли остановить их исход?
Владимир Лактанов
3 мин
Ассирийские христиане. Фото: AFP / East news
Более сотни христианских церквей разрушены на Ближнем Востоке. Две трети иракских христиан — по некоторым оценкам, это более 500 тыс. человек — были вынуждены покинуть страну или погибли. Такая же участь постигла около миллиона христиан Сирии, которых вынудили оставить свои дома под страхом смерти.
В Москве представители христианских общин Ближнего Востока рассказали о преступлениях со стороны исламистских радикалов и двойственной политике США, где, с одной стороны, заявляют о борьбе с терроризмом, а с другой — финансируют террористов и «нечаянно» бомбят позиции сопротивления «Исламскому государству».
Святыни, которых больше нет
«4 сентября 2013 года — день, когда боевики ворвались в Маалюлю, это черный день для нас. В тот день мученической смерти была предана группа молодых людей, отказавшаяся оставить Христа», — сказал Абдо Хаддад, представитель христианской общины сирийского города Маалюля, на конференции о проблемах христианства на Ближнем Востоке.
Маалюля, которую СМИ красноречиво назвали «раной Христа», показательный пример того, что происходит с христианством в регионе. Небольшой город в 55 километрах к северо-востоку от Дамаска стал эпицентром противостояния исламистов и регулярной армии Сирии. Маалюля — средоточие христианских храмов и монастырей, монастырь святой Феклы в Маалюле относят к IV веку. Этот город — одно из последних мест на земле, жители которого говорят на арамейском, языке Христа.
После того как город в ходе ожесточенных боев перешел в руки исламистов, все святыни были уничтожены или осквернены. Христианское население было вынуждено покинуть город во избежание казней.
Та же ситуация повторялась во всех регионах Ближнего Востока, переходившим под контроль боевиков из «Исламского государства» или других исламистских структур. «Мы становились свидетелями чудовищных преступлений против христиан, — говорит Агнесс Мариам Ас-Салиб, настоятельница монастыря Святого Иакова в Каре, Сирия. — То, что мы видели, напоминает о холокосте евреев, геноциде армян. Здесь действуют те же силы тьмы, которые руководили нацистами, и эти силы вновь поднимают голову».
Матушка Агнесс с первых дней сирийского конфликта собирает свидетельства расправ над христианами в зоне и пытается рассказать о нем миру. В России, которую она называет «броней на защите прав человека», монахиня занимается сбором гуманитарной помощи для своих соотечественников.
«Мы наблюдаем исход христиан из своей колыбели, из земли, где оно началось», — говорит Елена Агапова, представитель Императорского православного палестинского общества, которое занимается поддержкой христиан на Ближнем Востоке.  
По словам Агаповой, ситуация идет к тому, что христианство больше не будет представлено в регионе. Подобное заявление сделал на днях и патриарх Кирилл, призвав общество оказывать повсеместную помощь пострадавшим и гонимым за веру.
Фото: Nabil Mounzer / EPA / ТАСС
Фото: Nabil Mounzer / EPA / ТАСС
Политика странностей
Одним из немногих государств Ближнего Востока, где обстановку можно назвать относительно стабильной, остается Ливан. Впрочем, и здесь ситуация идет к обострению. Ливан граничит с Сирией — боевики аккумулируют свои силы у границы, их нападения происходят все чаще, отмечает Франсуа Алям, генсек Федерации христиан Ливана и Леванта.
«Принято думать, что "Исламское государство" — это история, которая началась четыре года назад в связи с "арабской весной", но это не так. Еще в 70-е годы прошлого века христиане в Ливане подвергались нападениям радикальных исламистов — как это было, например, в городе Дамур. Нападения, утихшие в 80-е и 90-е годы, возобновились вновь в начале нулевых. Дошло до того, что группа арабских террористов атаковала центр ливанской армии в Северном Ливане. В этом столкновении, которое можно назвать небольшой войной, погибли 173 солдата-христианина», — рассказывает Алям.
Христиане пока составляют большинство в этой стране, их около 60%, остальную часть составляют мусульмане различных направлений. Эта ситуация, по мнению Аляма, может измениться в самом ближайшем будущем по примеру Сирии.
«Очень странным политическим решением в нашей стране было решение сдерживать армию — не давать ей реагировать на выходки радикалов на границе, — говорит Алям. — В результате исламисты почувствовали, что у них развязаны руки, стали похищать еще больше людей, продавать их в рабство, убивать».
Череду политических решений, которые также можно назвать «странными», участники событий в регионе наблюдают повсеместно. Большинство этих «странностей» они объясняют вмешательством американских представителей.
«Для охраны христианского населения у нас была создана "христианская милиция". Однако представители США фактически запретили поставки помощи этим отрядам — помощь отправляют, но она не доходит», — говорит Шарль Саркис из христианской общины Ниневийской долины в Ираке.   
Крик
По словам Шарля Саркиса, двойные стандарты — часть политики западных стран на Ближнем Востоке: «С одной стороны, США говорит о намерении уничтожить "Исламское государство", а с другой — бомбит позиции дружественной ей иракской армии, объясняя это ошибками руководства, и вооружает различные группировки, которые называет умеренным исламом. Но этот умеренный ислам еще вчера был в списках террористических организаций».
Матушка Агнесс отмечает другую сторону западной политики в регионе — тотальное замалчивание масштабов катастрофы и отказ признавать преследования христиан. «В конечном итоге, только Россия исходит в своих оценках из объективного видения ситуации», — признает монахиня.
Прервать информационную блокаду и привлечь внимание мира к геноциду христиан на Ближнем Востоке — самое важное, что нужно делать сейчас, полагает матушка Агнесс.
«Мы крик, — говорит она. — Крик свидетельства, крик в защиту гуманитарных ценностей и человеческой жизни».
темы
Новости партнеров
Реклама
Реклама
3 мин