По состоянию на 13 июля 10:45
Заболевших733 699
За последние сутки6 537
Выздоровело504 021
Умерло11 439
В мире
Лента новостей
Лента новостей
Сегодня
Политика
Общество
Бизнес
Культура
Сделано Русскими
Личные связи
О проекте
Редакция
Контакты
Размещение рекламы
Использование материалов
Запрещенные организации
Свидетельство о регистрации СМИ ЭЛ № ФС 77 – 65733 выдано Роскомнадзором 20.05.2016.
Лента главных новостей
Русская планета
В мире

«Меньше движения — больше науки»

Марсоход Curiosity неожиданно получил самую низкую оценку среди всех планетарных миссий НАСА после проверки их научных результатов
Александр Телишев
5 сентября, 2014 18:00
10 мин
Марсоход Curiosity. Фото: NASA
НАСА обнародовало на этой неделе пространный доклад по итогам проверки результатов всех семи масштабных и долгосрочных миссий, посвященных изучению поверхности и свойств других планет Солнечной системы. Неожиданным для публики и ученых образом, марсоход Curiosity, недавно отпраздновавший двухлетие своей работы на поверхности Красной планеты, занял в нем последнее место, уступив даже своему престарелому предшественнику, роверу Opportunity. Чиновники главного космического ведомства США достаточно негативно отозвались об итогах научной работы и планах на будущее для Curiosity, отметив, что ему «нужно меньше ехать и делать больше науки».
На самом деле не все так плохо. Все долгосрочные проекты НАСА, несмотря на сокращения в бюджете ведомства в последние годы, были продлены и должны быть профинансированы конгрессом. Главным основанием для такого решения стало то, что эти миссии, в том числе и Curiosity, являются очень эффективными с точки зрения главной для ведомства метрики — числа полученных научных открытий и знаний на каждый затраченный доллар налогоплательщиков. По выражению авторов отчета, все получившие вторую жизнь проекты по своей сути являются «новыми миссиями» с нулевой стоимостью разработки и отправки их к Марсу, Луне или другим планетам.
Каждые два года НАСА проводит серию специальных совещаний Senior Review, в работе которых участвуют высокопоставленные чиновники из штаб-квартиры ведомства и руководители различных научных подразделений агентства. Главная задача этого космического консилиума: определить, насколько целесообразна поддержка и продление работы тех межпланетных станций, космических телескопов, спускаемых модулей и роверов, которые уже завершили обязательную часть своей научной программы и при этом находятся в отличном состоянии, позволяющем им функционировать еще несколько лет. Во время работы комиссии ее члены сравнивают затраты и научные результаты каждой миссии, после чего голосуют и выбирают простым большинством голосов, следует ли продлить ее финансирование еще на два года или нет.
Как показывает история, Senior Review достаточно редко принимает отрицательное решение. К примеру, во время прошлой сессии, проходившей в апреле 2012 года, НАСА приняло решение продлить работу всех девяти космических телескопов, участвовавших в этой процедуре. Ситуация несколько поменялась в этом году, когда подошла очередь проверки семи планетарных миссий — марсоходов Curiosity и Opportunity, а также зондов «Кассини», Mars Odyssey, MRO, LRO и Mars-Express.
В апреле канал MSNBC и другие американские СМИ сообщили, что НАСА могло отказаться от продления работы марсохода Opportunity и зонда LRO, изучающего Луну уже почти пять лет, из-за сокращения бюджета и отсутствия денег на постройку наследника Хаббла, телескопа «Джеймс Уэбб». Подобное решение, как отмечал в то время Кэйси Дрейер, заместитель директора Планетологического сообщества, было бы крайне странным по той причине, что на поддержку марсохода и зонда НАСА тратит всего по 2% от общего бюджета планетарных программ.
К счастью, опасения ученых не оправдались. После пяти месяцев обсуждений чиновники космического агентства проголосовали за продление работы всех существующих сегодня космических аппаратов и роверов, находящихся за пределами Земли, и направили свой гнев в совершенно неожиданную сторону — на марсоход Curiosity.
В первую очередь членам комиссии не понравилось то, что Джон Гротцингер, научный руководитель проекта Curiosity, не смог лично явиться на «разбор полетов», а беседовал с экспертами и чиновниками по телефону. Комиссию возмутило, что Гротцингер выступил в СМИ с громкими утверждениями о научных открытиях Curiosity, значимость которых он, по мнению комиссии, заметно преувеличил.
Кроме того, подготовленный JPL отчет по итогам двух лет работы марсохода не устроил НАСА из-за его невнятности, расплывчатых целей и недостаточного внимания к науке. «Из предложений о будущем марсохода и презентации тех задач, которые были поставлены перед ним в рамках обязательной научной программы, нам было непонятно, выполнил ли их Curiosity или нет. Более того, мы не поняли, в чем же, собственно, заключались эти задачи».
Джон Гротцингер. Фото: Mars Science Laboratory
Джон Гротцингер. Фото: Mars Science Laboratory
Главная претензия комиссии к Гротцингеру и его научной команде в том, что представители JPL планировали потратить большую часть следующих двух лет не на научные исследования, а на путешествие к горе Шарп в центре кратера Гейл. Как отмечается в докладе, во время этого вояжа марсоход должен был сделать всего шесть остановок и шесть сессий бурения марсианских пород, что авторы доклада Senior Review посчитали недостаточным. Практически все остальные пункты плана Гротцингера вызвали острую критику со стороны чиновников и экспертов НАСА, в связи с чем они потребовали от JPL подготовить новый проект, в котором научная компонента будет значительно расширена.
Как выразился Уильям Кнопф, официальный представитель НАСА, во время презентации отчета Senior Review в стенах Института изучения Луны и планет в Хьюстоне, «если говорить кратко, то общая рекомендация комиссии такова: нужно меньше ездить и больше заниматься наукой». По его мнению, текущие планы научной команды Гротцингера не соответствуют «флагманскому» статусу марсохода, на постройку и отправку которого к Красной планете агентство затратило больше 2,5 миллиарда долларов. Новостная служба журнала Science отмечает, что Кнопф не уточнял сроки, в которые Лаборатория реактивного движения должна передать НАСА новые планы по работе Curiosity в следующие два года. При этом он отметил, что окончательную судьбу марсохода и других планетарных миссий будет решать Конгресс, где в октябре будет обсуждаться проект бюджета НАСА и связанных с агентством структур.
Критика со стороны начальства и коллег не смутила Гротцингера: в интервью журналу Nature он отметил: «Самая важная для нас вещь заключается в том, что одобрили тот бюджет, который мы запрашивали, и это позволяет нам продолжить работу». Он не согласился с выводами комиссии, отметив, что его научная команда постоянно проверяет, целесообразно ли проводить исследования в каждой точке, которую проезжает марсоход. По его словам, буровая установка марсохода и химическая микролаборатория SAM обладают достаточной чувствительностью и функциональностью для того, чтобы определить химический состав почвы, глин и исполнить все другие научные задачи с минимальным количеством остановок для бурения.
О будущем марсохода и планах по дальнейшему исследованию Марса «Русской планете» рассказал Игорь Митрофанов, заведующий отделом ядерной планетологии в ИКИ РАН, под чьим руководством был создан прибор ДАН, позволяющий Curiosity искать воду внутри почв и пород Марса.
«С точки зрения уменьшения финансирования проекта Curiosity за работу российского прибора ДАН на марсоходе можно не волноваться. Он был построен за российские деньги и на основе соглашения между Роскосмосом и НАСА об участии Федерального космического агентства в марсианской программе НАСА. Российское агентство удовлетворено нашими результатами, наши работы по анализу и обработки данных измерений финансируются российской стороной, и поэтому здесь нас решение американских партнеров никак не затрагивает», — сказал ученый.
Митрофанов уверен, что будущей программе исследований на марсоходе ничего не угрожает и что научный коллектив, работающий с Curiosity, ставит перед собой корректные научные задачи и движется в верном направлении. Он отмечает, что «при любой стратегии исследований, выбранной научной командой, появятся критики, которые скажут, что все делается не так. Судите сами, марсоход — это специальная мобильная лаборатория, он может посетить самые интересные районы Марса, куда опасно садиться, и поэтому в эти районы нужно ехать. В кратере Гейл таким районом является гора Шарп, на которую невозможно осуществить посадку — именно туда сейчас движется марсоход».
Как отмечает российский физик, научная команда Curiosity уже сталкивалась с похожей критикой в первые дни после посадки марсохода на Красную планету в августе 2012 года. «Но в те дни все было как раз наоборот: когда после посадки мы стояли на одном месте и проводили первые исследования, в адрес команды марсохода звучала критика: "Почему вы так долго стоите, почему вы так долго не едете?". Я считаю, что научные миссии нужно оценивать по конечным полученным научным результатам, когда она закончена. Сейчас марсоход движется к самому интересному с точки зрения науки району в кратере Гейл, где мы ожидаем получить наиболее интересные результаты. Поэтому я нахожусь на стороне тех людей, которые считают, что до сих пор стратегия управления марсоходом была выбрана правильно».
темы
10 мин