В мире
Лента новостей
Лента новостей
Сегодня
Политика
Общество
Бизнес
Культура
Сделано Русскими
О проекте
Редакция
Контакты
Размещение рекламы
Использование материалов
Свидетельство о регистрации СМИ ЭЛ № ФС 77 – 65733 выдано Роскомнадзором 20.05.2016.
Новости
В мире
В мире

Лунарная Европа

Европейские астрономы будут изучать полюса Луны вместе с российскими коллегами
Елена Коваленко
5 мин
Лунная база в предстовлении художника. Источник: ESA
Европейское космическое агентство (ЕКА) будет изучать приполярные области Луны с помощью зондов в сотрудничестве с Россией. Готовить полет человека на спутник Земли специалисты ЕКА намерены, объединив свои усилия с коллегами из США. Научный сотрудник директората пилотируемых полетов Европейского космического агентства Джеймс Карпентер рассказал, почему европейских астрономов так интересуют полюса Луны, на научной ассамблее COSPAR (Committee on Space Research — Комитет по космическим исследованиям при Международном совете по науке) в Московском государственном университете.

«Сегодня наша главная цель — вернуть человека в околоземное пространство, в том числе и на Луну. Мы признаем, что не лидируем в этой области и что у нас почти нет такого опыта в исследовании Луны, как у России и США, но у нас есть амбиции и желание изучать ее. По этой причине мы собираемся исследовать эти области космоса вместе с другими странами, в рамках действительно международной кооперации», —  пояснил Карпентер.
По его словам, сегодня приоритеты агентства — изучение трех взаимосвязанных частей Солнечной системы — низких околоземных орбит, поверхности Марса и Луны. И если с реализацией первого пункта у ЕКА нет проблем — европейские специалисты участвуют в снабжение и эксплуатация МКС, — то две других задачи пока не выглядят столь легко реализуемыми для европейских инженеров и чиновников.
Как отмечает Карпентер, главная проблема в том, что у Европейского космического агентства почти нет опыта отправки зондов и спускаемых аппаратов к Марсу и Луне. На протяжении всех 2000-х годов Карпентер и его коллеги по директорату разрабатывали планы по созданию роботизированного посадочного модуля Lunar Lander,  который должен был отправиться на спутник Земли в 2018 году на борту ракеты Союз. Проект зонда был полностью подготовлен к 2010 году компанией EADS Astrium, занимающейся созданием европейских спутников, однако в 2012 году его постройку отменил Совет министров ЕКА, признав Lunar Lander неприоритетным и «сырым».
Европейское космическое агентство попыталось внести изменения в свою программу, для того чтобы спасти научные и инженерные наработки, полученные при подготовке Lunar Lander. В этот момент, как отметил Карпентер, родилась интегрированная лунная программа ЕКА, направленная на объединение усилий с двумя ключевыми игроками в этой сфере — Россией и США. С российскими специалистами европейцы будет сотрудничать в деле роботизированного изучения Луны, а с американскими  — в рамках создания инфраструктуры для возвращения человека на ее поверхность.
Джеймс Карпентер во время доклада на ассамблее COSPAR. Фото: Александр Телишев / «Русская планета»
Европейцев поддержали в ключевой международной структуре, ориентированной на изучение космоса – Координационной группе по международному изучению космоса (ISECG), созданной в 2007 году и включающей в себя Роскосмос, ЕКА, НАСА и дюжину других ведущих космических агентств мира. Карпентер отмечает, что лунная программа Европы стала, по сути, одним из основных компонентов глобальной программы освоения космоса до 2020 года, подготовленной в ISECG.
«Официальная наша цель сегодня — получить доступ к поверхности Луны для того, чтобы европейские ученые и инженеры могли совершать новые открытия, создавать новые изобретения и находить источники вдохновения для новых свершений наравне с лидерами в освоении спутника Земли. Что нас больше всего интересует на Луне и что уже было упомянуто коллегами сегодня не один раз — регион южного полюса. В приполярные кратеры очень сложно попасть и там крайне сложно выжить, однако в них зарыт огромный научный и ненаучный потенциал», — рассказал ученый, разъяснив официальную позицию ЕКА.
По его словам, данные с «Чандраяна», LRO и других космических аппаратов показали, что в некоторых районах лунного приполярья, таких как кратеры Шеклтона,  Кабеус, Шумейкера и Харворта, присутствует вода в форме льда. В эти кратеры Солнце заглядывает крайне редко, а некоторые их участки постоянно находятся в тени, что оставляет шансы на то, что там может присутствовать не только вода, но и органика и другие соединения, сохранившиеся там со времен формирования Солнечной системы.
«Проблема заключается в том, что результаты наблюдений, полученные при помощи всех этих зондов, немного, но отличаются, что мешает их объединению и получению полноценной картины того, что же на самом деле происходит внутри этих кратеров и что они содержат. Для ответа на этот вопрос потребуется спуститься на поверхность Луны», — продолжил представитель ЕКА.
В этот момент Карпентер попросил вспомнить карту всех посадок на поверхность Луны, которую несколько минут назад демонстрировал Лев Зеленый, директор Института космических исследований РАН, в рамках доклада о состоянии российской лунной программы. На этой картинке, как отмечает европейский ученый, не было ни одной точки в окрестностях северного или южного полюса.
Проблема заключается не только в продолжительной «лунной ночи» в этих кратерах, которая может длиться больше 50 часов. Ведь спускаемому модулю придется пережить ее в полной темноте и при сверхнизких температурах. Как объясняет европейский астроном, лунное приполярье — крайне сложное место для мягкой посадки. В высоких широтах ее практически невозможно осуществить без потенциально фатальных орбитальных маневров для вывода зонда  на правильную траекторию и дорогостоящей и тяжелой посадочной системы, которая не позволит спускаемому аппарату разбиться или пролететь мимо цели.
Во время разработки Lunar Lander Карпентер и его коллеги долго думали над решением этих проблем и создали несколько технологий, позволяющих осуществлять мягкую посадку с очень высокой точностью. После прекращения работ над проектом эти технологии остались невостребованными, и ЕКА предложила доступ к ним Роскосмосу и Институту космических исследований РАН, участвующим в создании новой серии российских лунных зондов.
Зонд Луна-25. Изображение: НПО им. Лавочкина
Российской и европейской стороне удалось найти общий язык в начале 2013 года, благодаря чему технологии европейского посадочного модуля будут постепенно интегрированы в российские орбитальные зонды и посадочные модули. Изначально сотрудничество будет минимальным — в случае с первенцем российской лунной программы, зондом Луна-25 (бывший «Луна-Глоб»), помощь западных партнеров ограничится предоставлением услуг по улучшению точности посадки.
С каждым последующим аппаратом степень кооперации между ЕКА, Институтом космических исследований и Роскосмосом будет расти, хотя и относительно медленно на первых порах.  В частности, при запуске орбитального зонда Луна-26 («Луна-Ресурс») европейцы будут помогать не только с траекториями движения, но и предоставят доступ к своим системам связи и передачи данных между космическими аппаратами.  Как подчеркивает Карпентер, столь осторожные шаги в развитии кооперации связаны не с отношением сторон друг к другу в нынешней обстановке, а с тем, что на текущем этапе разработки и сборки первых двух российских аппаратов добавление каких-либо новых инструментов и технологий невозможно.
Ключевым этапом в сотрудничестве ЕКА и российских партнеров должен стать спускаемый модуль Луна-27, который ранее предполагалось доставить к спутнику Земли вместе с «Луной-Ресурс». Вклад европейской стороны в этом случае не ограничится технологиями посадки и связи — третий лунный проект России получит европейскую систему бурения поверхности Луны, специальный «холодильник» для ее пород и целый пакет других научных инструментов. Кроме того, место для посадки Луны-27, которую предполагается осуществить в одном из кратеров на южном полюсе, будут выбирать совместно.
Последний из планируемых российских аппаратов, Луна-28 («Луна-грунт»), может стать, как рассказал Карпентер, совместным проектом России и космических агентств Европы, которые будут принимать участие в разработке всех элементов этого зонда. К примеру, ЕКА и другие организации поставят России химическую микролабораторию PROSPECT,  технологии извлечения летучих веществ и их химического анализа на месте, лазерные системы связи с зондами на орбите и радиоизотопные источники питания.
Следует отметить, что все изложенные Карпентером планы не являются односторонней инициативой Европы — Лев Зеленый в своем докладе, который предшествовал выступлению представителя ЕКА, осторожно заявил о возможности международной кооперации в изучении Луны и перечислил все те пункты, о которых через несколько минут говорил Карпентер. Осторожность России и ее нежелание строить далеко идущие планы по сотрудничеству, отметил директор ИКИ, связаны с самой крупной трагедией российской космонавтики в последние годы — неудачным запуском межпланетного зонда «Фобос-Грунт» в декабре 2011 года.
Этот же фактор, судя по всему, объясняет, почему российская сторона пока не готова реализовать главную мечту Карпентера и его коллег по ЕКА — посадку спускаемого модуля в приполярных областях на обратной стороне Луны. По словам Зеленого, подобное предприятие сопряжено с дополнительным риском потерять дорогостоящий аппарат во время его приземления «вслепую» и работы на поверхности, на что Россия не готова пойти.
Зонд «Луна-грунт». Изображение: НПО им. Лавочкина
Как подчеркивает европейский ученый, те приборы, которые будут установлены на «Луну-Ресурс» и на «Луну-Грунт», не будут экспериментальными. Их прототипы и аналоги будут проверены на двух других аппаратах. Первым из них станет спускаемый модуль «Фила» на борту европейского зонда «Розетта», изучающего комету Чурюмова-Герасименко. Вторым будет российско-европейская межпланетная станция «Экзомарс» и одноименный марсоход, которые отправятся к Красной планете в 2016 и 2018 годах.
Если все эти совместные инициативы по роботизированному изучению Луны вместе с Россией будут реализованы, то ЕКА планирует использовать полученный опыт и научные результаты для воплощения в жизнь второй половины европейской лунной программы — подготовки к высадке человека на Луну. Эту часть своих «лунных амбиций» Европа планирует осуществлять вместе с НАСА, участвуя в разработке многоцелевого космического корабля Orion, чей первый беспилотный полет на Луну должен состояться в 2017 году.
Конечным результатом всех этих международных усилий, как объясняет Карпентер, будут не только новые научные открытия, но и уникальная инфраструктура, которая позволит ученым изучать поверхность Луны при помощи роботов не хуже, чем они могли бы делать это в лаборатории на Земле. Кроме того, сам спутник нашей планеты может стать платформой для других научных исследований. Полярные области на обратной стороне Луны, по словам европейского астронома, являются уникальными с точки зрения радиоастрономии, и постройка телескопа в одном из полярных кратеров может стать главным приоритетом для ЕКА после реализации совместных планов с Россией и США.
темы
Новости партнеров
Реклама
Реклама
5 мин