В мире
Лента новостей
Лента новостей
Сегодня
Политика
Общество
Бизнес
Культура
Сделано Русскими
О проекте
Редакция
Контакты
Размещение рекламы
Использование материалов
Свидетельство о регистрации СМИ ЭЛ № ФС 77 – 65733 выдано Роскомнадзором 20.05.2016.
Новости
В мире
В мире

«Лидеры гонки — те, кого раньше не было»

Ведущий украинский социолог рассказала о предпочтениях избирателей накануне выборов в Раду
Елена Коваленко
6 мин
Подготовка избирательного участка перед внеочередными выборами депутатов Верховной рады. Фото: Виктор Драчев / ТАСС
На Украине завершается последний день агитационной кампании перед внеочередными выборами в Верховную Раду. С полуночи субботы, 25 октября, всякая агитация будет запрещена. По данным социологов, после бегства Януковича и почти полного переформатирования политического ландшафта страны на фоне столкновений, продолжающихся на востоке Украины, до сих пор не определились со своим выбором почти треть избирателей.
«Русская планета» поговорила с ведущим украинским социологом, главой фонда «Демократических инициатив» Ириной Бекешкиной об однообразии агитации партий на выборах в Раду, о подкупе избирателей и возросшей гражданской ответственности украинцев.
Эти выборы серьезно отличаются по агитации от предыдущих?
— Очень. Во-первых, текущая избирательная кампания очень короткая. Во-вторых, в ней главную роль играют партии, которые появились буквально только что. Посмотрите: за два года почти полностью сменилось политическое поле.
Вполне возможно, что единственной партией, оставшейся в парламенте, окажется «Батькивщина» Юлии Тимошенко. «Удар» Виталия Кличко пошел в партию Порошенко, «Свобода» может не пройти, коммунисты не пройдут, скорее всего. А лидеры гонки — те, кого раньше не было. Сложность заключается в том, что им надо как-то донести о себе много информации в кратчайшие сроки кампании. К тому же сейчас выборы не находятся в центре внимания общества, потому что идет война и существуют серьезные экономические проблемы.
А почему бы партиям не оседлать темы войны и тем самым поднять к себе интерес?
— Потому что она тоже постепенно уходит на второй план. Война была бы топ-тема весной, а теперь люди к ней привыкли. Война зашла в затяжную окопную стадию, она перестала быть бодрящей новостью. Война стала рутиной.
Как я понимаю, значительная часть украинцев из-за перечисленных вами аспектов не понимает, за кого им отдавать голос.
— 32% не определившихся. Такого никогда прежде накануне выборов не бывало. Их так много не потому, что люди совсем не знают, за кого голосовать — для них две-три политических силы совершенно равноценны и различаются только лицами лидеров. Партии мало отличаются по программам.
Наши социологи, опрашивающие людей, говорят: зачастую респонденты не могут определиться между несколькими вариантами. «Возможно, проголосую за "Самопомич", может, за Гриценко». Это зыбкий выбор, который будет совершаться многими гражданами под влиянием интерьера избирательной кабинки. И среди большой части неопределившихся работает это самое «или/или». Из социологов никто не спорит с тем, что лидером по итогам выборов будет Порошенко.
Пару недель назад можно было сказать, что [националист Олег]  Ляшко займет второе место. Но теперь он идет вниз и займет, вероятно, третье место. Но это не самое интересное, кто займет второе место с разницей в 1-2%, Яценюк или Ляшко. Интереснее, кто останется за проходным барьером.Главная интрига, сколько партий пройдет в Раду. Тем более когда пока процент неопределившихся так велик. А пройти могут от пяти до девяти партий.  
Половину мест в Раде займут депутаты, которые пройдут не по партийным спискам, а будут бороться на одномандатных округах. С ними ситуация еще загадочнее, полагаю.
— Так и есть. Половина населения вообще не знает никого из своих кандидатов по округу. И этой неразберихой некоторые пользуются. Например, сейчас по украинским меркам админресурс задействован по минимуму, но расцветают другие цветы. Как никогда стали распространены подделки под другие партии.
Ирина Бекешкина. Фото: novostimira.com.ua
Например, у нас по округу дворники разносили пакеты вроде бы от блока Петра Порошенко. Я даже собиралась написать заявку о применении административного ресурса в округе. Но внутри пакета были календари и агитация с лицом кандидата по округу. Я посмотрела на сайте избирательной комиссии, оказалось, что этот кандидат — самовыдвиженец. Но у него полностью скопирована символика «Блока Порошенко». За маленьким исключением: там было написано не «Блок Порошенко», а — «За блок Порошенко». Как будто бы он поддерживает президента, а не идет от его партии, поэтому формально к нему не придерешься. Такая новая технология.
— А почему наружная реклама у всех главных партий такая однообразная? У всех одни и те же лозунги: единство, победа, слава Украине, люстрация. Нет индивидуальности.  
— Это отчасти так, но я бы отметила, что главную роль на выборах Украины играет телереклама, а у некоторых партий она весьма удачная. Кроме того, есть все-таки отличия. Например, осколки «Партии регионов» (лидером которой был экс-президент Янукович. — РП) создали свой «Оппозиционный блок». Они выстроили кампанию на критике Порошенко и стандартном популизме: «придем в Раду, запретим сокращать зарплаты, пенсии». Власть себе таких обещаний позволить не может. Потому что знает, что не справится с ними. И «Оппозиционный блок» очень удачно на этом играет. У них был рейтинг около нуля, а теперь они, скорее всего, проходные. Ну а главные популистские лозунги сосредоточились, конечно, у Ляшко. Правда, его рейтинг падает.Почему же?
— Он начал кампанию слишком рано, с фальстартом. Потом другие начали играть на поле его лозунгов. А затем, так как Ляшко всем партиям поперек горла, на него посыпалась критика отовсюду. Но все равно пока второе место за ним.
Я правильно понимаю, что Ляшко — единственный из серьезных кандидатов, выступающих за войну на Донбассе до победного конца, «партия войны»?
— Это совсем не так. У нас все партии выступают за мир, на лозунгах войны никто не играет. Разница лишь в том — за мир какой ценой.
Кто-то готов расстаться с Донбассом?
— Нет, публично так не высказывается никто. Все за мир с сохранением Донбасса. Восточные и южные регионы согласны на то, чтобы дать больше полномочий Донбассу, а западные — не хотят. Может, кто-то так и думает, но не говорит: это очень непопулярно.
И хочется и колется. Но все-таки почти у каждой партии есть в списке участники войны.
— Само собой. Они здесь герои, они здесь популярны. Но лозунга «Война до победного конца» не существует. Все понимают, что эта концепция губительна для страны. И даже Ляшко такого не может себе позволить. У Ляшко другая фишка — бороться с олигархами и коррупцией. Главный мотив для его избирателей — это не война, а борьба с коррупцией.
Олег Ляшко. Фото: Максим Блинов / РИА Новости
Мы проводили опрос про мотивацию избирателей. Просили выбрать три основных пункта, по которым избиратели ориентируются. Главное для украинцев — чтобы партия принимала хорошие экономические законы и действовала в интересах простых людей. А, например, отпор России и достижение военной победы над сепаратистами приоритетным считают всего 3%. Курс на вступление в НАТО считают наиважнейшим лишь 1,2%.
 — То есть вступление в НАТО — это такая надуманная тема?
— Не совсем. Курс на вступление в НАТО сейчас поддерживают 40% населения. Но для них эта вещь не относится к важнейшим. Первостепенна экономика и социальное положение граждан, даже не война.
Но ведь завершение войны должно отчасти решить экономические проблемы.
— Для избирателей война стала привычной, она позиционная. Идет перестрелка, к ней привыкли. За ночь один солдат погибает. Но не 200, как раньше. И люди понимают, что «ура-захватим» — это невозможно.
Украинцы научились терпеть то, чего раньше не вынесли бы. Например, в Киеве три месяца не было горячей воды. Если бы это произошло несколькими годами раньше — то под Радой начались бы страшные митинги. А сейчас ничего. Люди понимают, что газ надо экономить, что надо терпеть. Поэтому и власть обещает мало. Никто из основных сил не говорит, что уйдет в оппозицию к президенту.
А чем они тогда отличаются?
— Избиратели их отличают по отношению лично к Порошенко, Тимошенко, Яценюку и другим лидерам. В чем-то у партий все-таки есть изюминка. У «Народного фронта» Яценюка программная цель — назначить премьером Яценюка, и часть украинцев доверяет ему именно в таком качестве, в качестве главы правительства. У Тимошенко тема — вступление в НАТО, другие ее не поднимают. У Порошенко — тема единства. Президента  все воспринимают как силу, вокруг которой будет формироваться большинство в парламенте.
«Самопомич» (партия мэра Львова Андрея Садового — РП) — это новые люди. Гриценко играет на имидже самого  честного и самого принципиального, хотя провел неудачную кампанию, может и не пройти. Ляшко — ну с ним понятно все. Националистическая партия «Свобода» не проходит. Хотя на прошлых выборах они набрали почти треть своих голосов среди русского населения Украины. «Свободу» считали партией, которая может дать в морду и поэтому вызывает уважение. Они были молодыми парнями, не замешанными в коррупции, которые могут врезать. А потом оказалось, что не могут. Да и появились люди порешительнее. Тот же Ляшко. А свободовцы себя не нашли.
А коммунисты? Это самая пророссийская сила, и у них рейтинг 4%. То есть могут и пройти.
— Сейчас рейтинг 4%, но ведь пару лет назад было 10%. Их избиратель остался на Донбассе и в Крыму. К тому же коммунисты за последние годы так себя и не проявили как коммунисты. Они всегда были с Партией регионов. У них раньше был молодой избиратель — а теперь с 60 лет начинается. А в 2012 году возраст начинался с 35, за них голосовали русскоязычные, разочаровавшиеся в Партии регионов. Но теоретически есть шанс пройти, конечно. У коммунистов дисциплинированный избиратель.
Агитационные плакаты перед внеочередными выборами депутатов Верховной рады. Фото: Виктор Драчев / ТАСС
Нас в России больше всего интересует, само собой, партия «Правый сектор». В этом году нам про нее больше всего рассказывали по телевидению.
— И очень странно, что так много рассказывали. На президентских выборах ее лидер Ярош набрал какие-то десятые процента, меньше кандидата Рабиновича. На выборы в Раду Ярош даже не пошел со списком «Правого сектора», потому что это совершенно непроходная партия. Хотя он идет только по мажоритарному округу. Не знаю даже, почему у вас в России именно из «Правого сектора» делался такой миф, ведь у них даже никто не погиб на баррикадах Майдана. У нас они в большей степени были темой для шуток — хотя бы с той самой известной «визиткой Правого сектора».
— В украинской избирательной культуре есть еще один аспект — подкуп избирателей.
— Отчасти он присутствует. Мы недавно презентовали исследование, согласно которому безусловно отказалось бы от денег за свой голос 87% респондентов. Раньше было на 4% больше. Не уверена, что люди всегда отвечают правдиво, но признаваться в подкупе им точно стало стыднее. Это, конечно, касается не выборов по спискам партий, а мажоритарных округов. Купить страну невозможно, а несколько тысяч купленных голосов в округе могут решить судьбу одного депутатского мандата. Ну и у нас юридически оформляют подкуп как устройство на работу агитатором. Заключается договор на работу, выплачивается аванс до голосования, а остальное — после демонстрации фотографии с галочкой из кабинки голосования. Впрочем, недавно приняли новый закон о том, что к уголовной ответственности будут привлекаться не только те, кто подкупает избирателей, но и сами граждане, чей голос купили.
темы
Новости партнеров
Реклама
Реклама
6 мин