Кутан-Пэйре: «Карлоса пытаются свести с ума»
4 мин чтения
Кутан-Пэйре: «Карлоса пытаются свести с ума»

Интервью с адвокатом и женой Карлоса Шакала Изабель Кутан-Пейре

Адвокат Изабель Кутан-Пейре известна не только в Европе, но и Азии и Ближнем Востоке. Ей доверяют дела за которые бояться браться другие адвокаты.

В 1980-х она защищала революционеров из левых организаций, а с 1997 года стала адвокатом знаменитого Ильича Рамиреса Санчеса, известного также как Карлос.

Очень французская женщина Изабель обладает неординарным умом и не менее оригинальными политическими взглядами. Впервые она дала интервью русскому изданию и рассказала, что сегодня происходит с Карлосом и почему его нужно считать политическим заключенным.

Русская Планета: Дорогая Изабель, очень рад приветствовать вас из Москвы. Расскажите, как вышло что вы стали адвокатом знаменитого Карлоса?

ИКП: Здравствуйте, дорогой Игорь. В 1982 году, вместе с моим коллегой Жаком Вержесом, мы должны были защищать перед французским трибуналом гражданина Швейцарии Брюно Бреге и немку Магдалену Копп. Полиция и пресса из представили, как «друзья Карлоса». Процессы, проходившие в исправительном суде в 1982 году и в апелляционном суде в 1983 году, были настолько буйными, что до сих пор в зале суда и вокруг Дворца правосудия всегда много полицейских.

После освобождения, Магдалена рассказывала Карлосу, что я была верным и смелым адвокатом.

По этой причине, чуть менее 2 лет спустя, после его ареста в Хартуме 15 августа 1994 года, будучи не довольным тем, как его защищали другие адвокаты до меня, он вспомнил обо мне и указал в качестве защиты, тем самым отстранив других французских адвокатов от дела.

Я привыкла работать со сложными делами, которыми занимаюсь почти что с начала моей карьеры.

РП: Когда впервые вы смогли его увидеть?

ИКП: Первый раз я его навестила 27 июня 1997 года. Сегодня, спустя 20 лет, можно насчитать несколько тысяч наших встреч в разных тюрьмах, куда его помещали.  Я рассказываю вам о человеке гордом и смелом, который не боится столкнуться лицом к лицу с жалкой средой; будь это хоть французские заключённые, мучавшие организованными провокациями, чтобы сломить его дух и превратить в сумасшедшего.

Это действительно было их целью. Это твердил еще следователь Жан-Луи Брюгьер с августа 1994 года. «Вы должны стать сумасшедшим в тюрьме», на что Карлом отвечал: «Я здесь надолго не задержусь».

Карлос не стал сумасшедшим, хотя и был полностью изолирован и лишен возможности общаться с кем-либо, кроме адвоката более 10 лет. Государство Франции остановило процедуру полной изоляции, потому что я взяла на себя ответственность перед Европейским судом по правам человека по одному важному делу. Указав причину - плохое обращение и пытки. Когда на посту еще был француз Жан-Поль Коста, президент европейского суда по правам человека аккуратно донес до государства, что судьи собираются cудить Францию. Результат был бы плачевный, но выгодный для защиты Карлоса, потому что в случае успеха, он бы официально считался «жертвой» всего мира, особенно западного.

Чтобы избежать разбирательств, государство Франции переместило его в 2003 году в центральную тюрьму, очень далеко от Парижа, где находились пожизненно заключенные, с которыми у Карлоса точно не вышло бы интересных и интеллектуальных бесед, подталкивающих на активность. В этой тюрьме он уже год, между тем, еще несколько приговоров с полной изоляцией, - итого более 10 лет заключения. Тюрьма- это часть жизни революционера, и Карлос это знал всегда.

РП: Что касается юридической точки зрения? Законно ли его нахождение под стражей?

ИКП: Он здесь больше не должен оставаться. С точки зрения юриста, национальных и международных законов, его «арест» и его «заключение» абсолютно незаконны. Похищение  - это криминал; ситуация усложняется, если этот криминал совершен государственным чиновником, особенно по распоряжению ЦРУ .

Некоторые заявления о похищении систематически откланяются французским судом. Юридическая система Франции совсем не независима, потому что ее члены назначаются правительством и привыкли выполнять распоряжения свыше по , так называемым, «особенным делам», иначе говоря; политическим делам, которые не имеют ничего общего с юридическими.

Таким образом, эти ситуации не заканчиваются ни арестом, ни заключением на основе решения юристов.

С 15 августа 1994 года , вопрос Ильича Рамиреза Санчеса ,гражданина Венесуэлы, он же Салим Салем Мохамед, он же Карлос, закрыт его похищением и незаконным лишением свободы французским государством по распоряжению ЦРУ. Он является политическим заключённым.

Юридическая процедура против Карлоса доказывает, что , несмотря на проделанную мной огромную и честную работу по защите его прав, на отсутствие прямых доказательств против него, он был заключен по двум статьям. Документы были полностью фальсифицированы, хотя я предоставила много «настоящий документов».

Причины заключения основаны на двух cфабрикованных свидетельских показаниях и поддельному заявлению, сделанному сотрудником секретной службы( а именно DST – французская разведывательная служба), ставшей DGSI (генеральная дирекция внутренней безопасности) c соучастием запада и НАТО.

РП: Это все очень печально слышать. И это вызывает ярость. Но что делать в этом случае?

ИКП: Что качается будущего Иьича Рамиреза Санчеса, только могущественное государство, которое может дать отпор другим, сможет и его вытащить из французской тюрьмы и отправить на Родину. Президент Уго Чавес, только приступив к своим полномочиям на посту,  дал ему это обещал в письме от 3 марта 1999 года. Интересно, что следственный судья Жан-Луи Брюгьер, работал с ЦРУ и ФБР и перехватил это письмо, чтобы сделать его копию, до того, как оно дойдет до Карлоса.

К сожалению, несмотря на усилие президента Чавеса, ничего не вышло, так как в дело проникли французские службы и НАТО и, подкупило, окружение президента Чавеса, чтобы блокировать все попытки и дезинформировать Чавеса о делах. И это в то время, когда вовсю идет речь, что нужно уважать международные права! Похищение французскими служащими Ильича Рамиреса Санчеса, гражданина Венесуэлы, на суданской территории, было абсолютно незаконно, и государство Венесуэлы имело полное право требовать немедленного освобождения своего гражданина и его вывоза во Францию.

Дорогой господин Молотов, я надеюсь все у нас получится!

РП: Спасибо, Изабель! Я верю, что однажды смогу приехать к вам в гости – в Париж или Каракас – обнять Вас и пожать руку этому мужественному человеку.

Комментарий:

26 августа 2017 года, двадцать русских писателей и художников подписали письмо французскому президенту Эммануэлю Макрону с просьбой помиловать находящего в заключении интернационалиста Ильича Рамиреса Санчеса, известного также как Карлос Шакал. В числе подписавшихся всемирно известный русский писатель Александр Проханов, а также Марина Юденич, Герман Садулаев, Игорь Молотов, Евгений Додолев, Исраэль Шамир, Алексей Гинтовт и многие другие.

Читайте нас в мобильном приложении

Если у Вас возник вопрос по материалу, то Вы можете задать его специальной рубрике Задать вопрос С караваем — на Восток Далее в рубрике С караваем — на ВостокПочему Россия не получает выгоду от сотрудничества с государствами Восточной Азии Читайте в рубрике Двойные стандарты финансовой империиЖурналисты, блогеры, политики об отзыве лицензии у банка «Югра» и санации «Открытия» Двойные стандарты финансовой империи
Подписывайтесь на канал rusplt.ru в Яндекс.Дзен
Подписывайтесь на канал rusplt в Дзен
Комментарии
Авторизуйтесь чтобы оставлять комментарии.
Сравни удобство чтения
статьи на новой версии
 
Дискуссии без купюр.
Читайте «Русскую планету» в социальных сетях и участвуйте в обсуждениях
Каждую пятницу мы будем присылать вам сборник самых важных
и интересных материалов за неделю. Это того стоит.
Закрыть окно Вы успешно подписались на еженедельную рассылку лучших статей. Спасибо!