По состоянию на 7 июля 10:30
Заболевших694 230
За последние сутки6 368
Выздоровело 463 880
Умерло10 494
В мире
Лента новостей
Лента новостей
Сегодня
Политика
Общество
Бизнес
Культура
Сделано Русскими
Личные связи
О проекте
Редакция
Контакты
Размещение рекламы
Использование материалов
Свидетельство о регистрации СМИ ЭЛ № ФС 77 – 65733 выдано Роскомнадзором 20.05.2016.
Лента главных новостей
Русская планета
В мире

Куда сажать игиловцев

Союзники Асада рассчитывают, что Россия будет содержать боевиков ИГ на своей территории
Сергей Аксенов
15 октября, 2015 20:09
6 мин
Фото: AP
Ливийское франкоязычное издание La Voix De La Libye сделало достоянием гласности некоторые намерения союзников Башара Асада в конфликте в Сирии. Со ссылкой на источники в ливанской военизированной организации «Хезболла» газета сообщила, что после разгрома ИГ сирийская правительственная армия будет передавать всех пленных боевиков, не являющихся гражданами Сирии, на содержание в Россию. Причем речь идет о заключении между Башаром Асадом и Владимиром Путиным специального соглашения на этот счет.
По информации «Хезболлы», российские транспортные самолеты Ан-124 «Руслан», доставив в Сирию необходимые военные грузы, отправятся обратно груженные плененными террористами. В качестве такого спецгруза называются бывшие военные инструкторы ИГ из Саудовской Аравии, Турции, Катара, Кувейта и ОАЭ. Их вывезут в нашу страну и разместят в особых лагерях недалеко от сибирских нефтяных и газовых месторождений. Предполагается, что бывших боевиков можно будет использовать как дешевую рабочую силу. При этом жизнь в суровых условиях Сибири станет дополнительным наказанием для игиловцев.
Можно, конечно, посмеяться над подобными планами. Мол, откуда могут знать в «Хезболле» о планах Владимира Путина. Скорее всего, они выдают желаемое за действительное, а ливийское издание сгущает краски – напоминает в том числе о белых медведях, с которыми, возможно, предстоит столкнуться будущим узникам в российской Сибири. Но так ли безобидна эта информация? Не свидетельствует ли она о простой и понятной вещи: на Россию, которая и так ввязалась в чужой конфликт (отстаивая и свои интересы, конечно), хотят «повесить» еще и ответственность за дальнейшую судьбу разгромленных боевиков ИГ. И повесят, если РФ проявит мягкость.
Боевиков много, тысячи, оставлять их под боком, на Ближнем Востоке, страшно. Пусть лучше будут подальше, в мерзлой России, думают, видимо, в «Хезболле», прагматично беспокоясь о будущей стабильности своего региона. А может быть, так думают и в Иране, ведь шиитская «Хезболла» ориентируется на своего мощного восточного соседа. По сути, нам предлагается открыть у себя аналог Гуантанамо. Не только избавить мир от ИГ, но взять на себя урегулирование последствий. Стоит ли говорить, что честь эта сомнительная. Пойди Россия на такое — и на нас немедленно обрушится шквал обвинений, ведь правовой статус подобных сибирских лагерей, как и их узников, был бы неопределен. Даже американцам со всей их мощью было трудно оправдывать существование Гуантанамо. В итоге Бараку Обаме пришлось-таки закрыть ее. Так зачем России такое?
Российский самолет АН-124 в Сирии. Фото: topwar.ru
Лучше меньше, да лучше
Недаром Владимир Путин так твердо и последовательно выступает за лимитированное участие России в войне в Сирии, ограниченное лишь нанесением авиаударов. Вот и в минувшие выходные в интервью он вновь высказался против наземной операции, очевидно, понимая, что это может втянуть Россию в конфликт с непредсказуемыми последствиями. Раз на земле готовы воевать сами сирийцы, а также иранцы — о тысячах их солдат в Сирии уже сообщалось на днях, — то пусть воюют. Даже чеченский спецназ, который давно уже рвется в бой, по-прежнему не переброшен на Ближний Восток. Активность России пока ограничена авиа- и ракетными ударами, которые эффективны как с военной, так и с политической точки зрения. Зарево ночной атаки Каспийской флотилии еще долго будет сниться военспецам в Пентагоне.
Однако сам факт подобных предложений об условиях содержания боевиков ИГ весьма красноречив. Это означает, что самые разные силы в регионе чувствуют, что победа не только возможна, но и близка. А значит, пора думать об устройстве мирной жизни. И о судьбе головорезов ИГ тоже. О суде над ними и о способе наказания и размещения. Подобно тому, как во время Второй мировой войны все эти вопросы прорабатывались гораздо раньше мая 1945-го — в 1944 и даже 1943 годах, под пушечную канонаду еще.
ФСИН на экспорт
Стоит отметить, что о послевоенном устройстве в Сирии думают и в России. И не только в МИД РФ или, например, администрации президента, но и в парламенте. Так, недавно с толковой инициативой выступил первый заместитель руководителя фракции ЛДПР в Государственной думе Алексей Диденко. Он направил обращение в Министерство обороны и Национальный антитеррористический комитет (НАК) с просьбой рассмотреть возможность создания фильтрационного лагеря на территории Сирии. По мнению парламентария, такой лагерь может выполнять несколько функций. Например, по адаптации российских граждан, оказавшихся в рядах сирийской оппозиции, если они не участвовали в военных преступлениях. А кроме того, по содержанию боевиков для передачи их военному трибуналу.
«Несколько тысяч российских граждан сейчас воюют в Сирии на стороне антиправительственных группировок, и эти люди будут возвращаться домой, что создает угрозу безопасности россиян. Лучше всего их задерживать на территории самой Сирии и предпринимать меры по адаптации их к мирной жизни. Безусловно, если они совершили военные преступления, то они должны предстать перед судом — для этого будет проводиться совместное расследование российско-сирийских компетентных органов», — подчеркнул в беседе с РП парламентарий.
Очевидно, что массово везти в Россию «своих» террористов, пусть даже и на суд, опасно. Их на Ближнем Востоке, по данным, озвученным директором ФСБ Александром Бортниковым, не менее 2 тысяч. Это граждане из республик Северного Кавказа, Татарстана, Башкирии, а также Абхазии и Северной Осетии. Всего же в рядах ИГ воюют десятки тысяч боевиков со всего мира. Они тем более не нужны ни в Сибири, ни в каком-то другом месте нашей страны. Создание фильтрационного лагеря на территории Сирии – лучший выход из сложившейся ситуации. Тем более что накануне глава Следственного комитета России Александр Бастрыкин заявил о необходимости предоставить СК РФ право проводить расследование событий, произошедших за рубежом. Наверняка подобные права можно предоставить и специалистам ФСИН, если в организации работы такого лагеря потребуется их помощь. Появившись на улицах Алеппо, сирийская проблема должна быть решена там же. Дело России — помочь в этом
темы
6 мин