По состоянию на 6 июля 10:30
Заболевших687 862
За последние сутки6 611
Выздоровело 454 329
Умерло10 296
В мире
Лента новостей
Лента новостей
Сегодня
Политика
Общество
Бизнес
Культура
Сделано Русскими
Личные связи
О проекте
Редакция
Контакты
Размещение рекламы
Использование материалов
Свидетельство о регистрации СМИ ЭЛ № ФС 77 – 65733 выдано Роскомнадзором 20.05.2016.
Лента главных новостей
Русская планета
В мире

Кубинская перестройка в ценах и анекдотах

Как прокормиться на $1 в месяц: политолог-латиноамериканист Збигнев Ивановский — о повседневной жизни при Рауле Кастро

Артем Асташенков
23 февраля, 2014 11:45
13 мин

Продуктовый магазин в Гаване. Фото: Ramon Espinosa / AP

В прошлый вторник, 18 февраля доктор политических наук Збигнев Ивановский представил в Институте Латинской Америки РАН свой доклад об изменениях, произошедших на Кубе после передачи власти от одного брата Кастро другому. Лекция прошла в формате путевых заметок — автор сразу предупредил, что речь идет не о полноценном исследовании, а скорее о случайных наблюдениях специалиста.
В прошлый раз Ивановский был на Кубе в 2005 году, буквально накануне передачи власти. «Первый вопрос, который я задал таксисту, когда ехал из аэропорта (в 2013-м): „Ну и при ком же лучше жить?“ — на что шофер мне злобно ответил: „Одинаково плохо“», — поделился воспоминанием лектор.
Про смену власти на Кубе говорят: «Cambiamos el caballo por una mula» («Меняем коня на мула»). «Фидель в свое время был боевой, динамичный. Рауль же медлительный, говорит медленно, читает по бумажке, и все экономические изменения — тоже очень медленные», — пояснил аналогию эксперт.
«На Кубе остановилось время», — привел Ивановский избитое выражение, которое слышал от молодого колумбийца в Гаване. Левый активист, вдохновленный «Островом Свободы» и разочарованный в собственном коррумпированном правительстве проводил там с женой медовый месяц. К концу поездки он «заметно скис»: никак не мог взять в толк, почему ни один депутат кубинского конгресса за все 55 лет народовластия ни разу не голосовал «против» . Время на острове действительно как будто стоит: все еще нет электрочайников, микроволновок; дореволюционная сантехника, автомобили. Но некоторые изменения все же налицо.
У Кубы — две официальные валюты: кубинский песо и конвертируемый песо. Последнее официально равно доллару, но правительство берет 20% налог за обмен. Первое — примерно в 25 раз дешевле, и всю зарплату выдают в нем. Минимальная составляет $10, средняя — $20 в месяц.
Ученый получает примерно $20, врач интенсивной терапии — $17, полицейский — до $40 (в зависимости от звания).
Карточная система сохраняется. Отоварить месячную норму «стоит» примерно $1. Это, например, 2,7 кг риса или фасоли плюс треть бутылки растительного масла, четверть тюбика зубной пасты, 400 граммов мяса и четверть курицы. Каждый кубинец прикреплен к определенному магазину, в котором может и не оказаться нужного ему товара — но в другом филиале отоварить карточку нельзя. Правительство медленно сворачивает карточную систему, и потому перечень продуктов в социальной норме все время сокращается.
Турист в Гаване. Фото: Franklin Reyes / AP, архив
Турист в Гаване. Фото: Franklin Reyes / AP, архив
Поездка на городском транспорте стоит примерно $0,01. Посещение музея стоит 5 кубинских песо для местного жителя и 5 конвертируемых — для туриста. «Что можно купить на оставшуюся зарплату? Охранник на телестудии рассказал мне, что на прошлую зарплату купил пачку стирального порошка, бутылку растительного масла и кусок мыла. На этом зарплата кончилась», — вспоминает Ивановский. Одной зарплаты примерно хватает на полбака бензина.
Помимо государственных магазинов с талонной системой есть «валютные». «Магазин напоминает сельпо: стоят несколько видов рома, пиво, вода, макароны. Чего-то всегда не хватает: во время моей поездки во всей Гаване нельзя было купить соль, зубную щетку или масло», — продолжил эксперт.
В столице есть магазин при российском посольстве, который иногда продает излишки местным жителям. «Вся Гавана знает, что растительное масло — по два-восемьдесят, а в русском магазине — два-пятьдесят, но его надо еще поймать», —
рассказывает Ивановский. Овощи, фрукты и мясо можно купить на рынке: крестьянам разрешено торговать. Городские жители выращивают овощи и разводят птицу на балконах.
Главное новшество Кубы при Рауле Кастро — cuentapropistas, индивидуальные предприниматели. Оно, правда, привело к сильнейшей социальной дифференциации. За лицензию ИП таксист, например, отчисляет государству $700 в месяц. Все, что сверху — его. Подвозивший Ивановского шофер зарабатывает $1000 после налогов, $200 тратит на съемную квартиру. При таком разрыве доходов его девушка просто не видит смысла работать по специальности, зарабатывая $20 в месяц, и сидит дома.
Единственный источник дохода на Кубе — туристы, поэтому каждый кубинец стремится попасть в туриндустрию: на официальное рабочее место с возможностью чаевых, либо в индивидуальные предприниматели. «Выйдешь на улицу прогуляться — подбегают пять человек с предложением такси», — рассказывает Ивановский. Еще окупается ресторанный бизнес. Заведения самого высокого класса дешевы по российским меркам и невероятно дороги по меркам кубинским.
Такси в Гаване. Фото: Javier Galeano / AP, архив
Такси в Гаване. Фото: Javier Galeano / AP, архив
Если кубинец не выступал против революции и справился с бюрократическими препонами, то его потомкам вполне могла достаться недвижимость, которую теперь разрешено сдавать. 10% от заявленных расценок ИП платит государству всегда — даже если по факту в квартиру никто не въехал. Еще 10% он отчисляет с реальной выручки.
С 2012 года квартиры можно продавать. Это особенно полезно тем, кто уезжает с Кубы: раньше государство описывало у эмигранта все, вплоть до мебели.
Встречаются cuentapropistas, занимающиеся всевозможным ремонтом: обуви, часов, техники — но этот бизнес идет плохо. Некоторое время назад в стране наблюдался бум ремонта матрасов. В другой раз власти разрешили импортировать одежду и открывать частные магазины. Многие кубинцы продали все свое имущество и накупили в Панаме или Мексике дешевой одежды. Тут правительство решило, что они слишком много зарабатывают, и опять все запретило. Теперь этот импорт кое-как распродается на черном рынке.
Официально безработица на Кубе — менее 2%, но невооруженным глазом видно, сколько здесь «лишних» людей. «В лифте стоит человек, который за вас нажимает кнопку. В автобусе до Варадеро (150 километров от Гаваны) — три шофера, кондуктор и еще девушка, которая проверяет багаж. Конечно, все ждут чаевых», — привел пример Ивановский. Однако преступность низкая; в основном — карманники.
«Наркотики есть. $20 — доза», — поделился важным знанием Ивановский, не уточнив, правда, о каком именно веществе и в каком количестве идет речь. Колумбийский кокаин поступает через Мексику, а марихуану выращивают на месте.
«Но как социальная проблема наркотики не существуют. Они фигурируют в наборе услуг для иностранцев», — уточнил эксперт. То же самое касается проституции.
«Soy niña buena, socialista-revolucionaria!» — представляется профессионалка посетителю бара. («Я хорошая девочка, социалистка-революционерка!») «Вся Гавана — сплошная панель», — подытожил Ивановский.
Качественная бесплатная медицина пока сохраняется, хотя к врачу и не принято приходить без подарка. Аптеки при этом стоят пустые. Кроме того, многие врачи уехали в Венесуэлу и другие страны по контрактам, а в кубинских больницах работает немало студентов.
Рынок в Гаване. Фото: Ramon Espinosa / AP
Рынок в Гаване. Фото: Ramon Espinosa / AP
У пока еще полностью бесплатного образования тоже есть свои «но». Выпускники сдают местный аналог ЕГЭ, но высокий балл не гарантирует поступления на избранную специальность. Все, что абитуриент может сделать — это подать комиссии список из 10 интересующих его направлений, а в ответ получить варианты в зависимости от того, куда есть набор в этом году. Выбор специальности есть разве что «по блату».
Русский язык стал языком «по выбору», и английский, конечно, популярнее: самая большая мечта молодого кубинца теперь — уехать в США.
Сделать это можно официально: представительство Соединенных Штатов выдает 600 виз в день; взнос за рассмотрение анкеты — $200. Выездные визы отменены, но за паспорт придется заплатить еще $200. Специалисты, выезжающие в латиноамериканские страны по контракту, часто там «теряются».
Считается, что неплохо живут крестьяне: раз в год государство скупает у фермеров оптом весь урожай табака; так можно заработать несколько сотен долларов. В недавней аграрной реформе Рауль Кастро разрешил занимать необрабатываемые земли, но половина так и осталась пустовать, потому что у крестьян нет ни техники, ни возможности ее приобрести.
Самое «сложное» орудие труда здесь — это мул; 10 гектаров табака так не обработаешь. Поэтому, несмотря на высокий сельскохозяйственный потенциал, 80% продуктов питания импортируется.
Автопарк на острове не обновлялся с дореволюционных времен. Типичное кубинское такси — американская машина 1940-х годов или чуть менее старая советская, передававшаяся из поколения в поколение; уже без приборной доски и поворотников. Где это возможно, износившиеся детали в «американках» кое-как заменены советскими или самодельными.
В конце 2013 года правительство разрешило продавать новые автомобили частным лицам. Самостоятельно ввозить их нельзя, поэтому «Пежо» рыночной стоимостью в $15 тысяч на Кубе продается за $190 тысяч; покупателей, правда, найти трудно.
Ивановский отмечает некоторые подвижки в доступе к информации: наряду с государственными СМИ теперь в эфире есть венесуэльский проправительственный телеканал Telesur. «Информации нет никакой — и тут неожиданно подрывную роль начинает играть канал Telesur. Его транслируют несколько часов в день. Он дает информацию, конечно, не всегда объективно, но все же не так, как кубинские СМИ».
Сотовые телефоны есть у всех, а вот интернета практически нет. Дома подключить сеть нельзя, электронной почтой можно пользоваться через специальную службу.
Компьютер стоит $1,5 тысячи, интернет-кафе — $4,5 в час, то есть,половину минимальной зарплаты.
В отсутствие информации кубинцы по-прежнему почти ничего не знают об оппозиции и диссидентах в собственной стране, поэтому в массе своей остаются аполитичны.
«Все ждут, что будет дальше. Рауль объявил официально, что останется у власти до 2018 года. Ситуация выжидательная», — подвел итог Ивановский.
темы
13 мин