В мире
Лента новостей
Лента новостей
Сегодня
Политика
Общество
Бизнес
Культура
Сделано Русскими
О проекте
Редакция
Контакты
Размещение рекламы
Использование материалов
Свидетельство о регистрации СМИ ЭЛ № ФС 77 – 65733 выдано Роскомнадзором 20.05.2016.
Новости
В мире
В мире

Карабах на пути к войне задержался в Сочи

Азербайджан и Армения не стали ближе к миру, но Россия показала Западу, что Кавказ — ее зона ответственности

Владимир Лактанов
3 мин
Ильхам Алиев, Владимир Путин и Серж Саргсян во время посещения международного турнира по боевому самбо в Сочи, 9 августа 2014 года. Фото: Алексей Дружинин / ИТАР-ТАСС
Сочинская встреча президентов России, Армении и Азербайджана прошла успешно уже хотя бы потому, что вообще состоялась и завершилась выходом к прессе всех трех ее участников. Вся интрига экстренного саммита сводилась именно к его подготовке, и пресс-секретарь российского президента Дмитрий Песков за день до встречи давал понять, что ее проведение все еще под вопросом.
Война комбатов
Необходимость в срочных переговорах возникла после обострения ситуации на линии соприкосновения в Нагорном Карабахе. Снайперская война и диверсионные рейды с обеих сторон здесь не прекращались все 20 лет перемирия. И если Армению, Нагорный Карабах и отчасти даже международных посредников сохранение такого статус-кво устраивало, то для Азербайджана отношение мировых держав к Нагорному Карабаху как к региону Армении означает фактическую легализацию результатов перемирия и превращение линии фронта в фактическую границу. Все пакеты предложений, которые 20 лет формулировали посредники из Минской группы ОБСЕ (в которую сегодня входят Россия, США и Франция), отвергались Ереваном и Баку. Сама институция посредничества становилась все более формальной, и все последние годы Азербайджан все чаще и все откровеннее заявлял о своем праве решить проблему силовым путем.
Посредники относились к этому как к объективной и логичной части переговорного процесса, и, в общем, так оно и было. Между тем скептики предупреждали: неконтролируемая активность на линии фронта может привести к тому, что судьбы стран окажутся в руках не президентов, а безымянного военачальника с любой стороны, у которого могут сдать нервы.
Тем временем военно-полевая активность объективно нарастала, количество переходило в качество, обе стороны продолжали друг друга провоцировать. За одну ночь в боестолкновениях в последних числах июля Азербайджан потерял восемь военнослужащих, а в следующую ночь еще двенадцать. Может быть, в другое время все бы и обошлось. Но на сей раз слишком много обстоятельств совпало.
«В какой-то степени агрессивные действия Баку были связаны и с обострением ситуации в ряде сопредельных регионов, в частности, на Ближнем Востоке и на Украине. Азербайджан думал, что мировые державы и международное сообщество будут слишком заняты ими, надеясь таким образом выжать максимум политической выгоды от эскалации ситуации», — полагает советник президента Карабаха, политолог Давид Бабаян.
Армянские военные на пути к Агдаму, август 2014 года. Фото: Abbas Atilay / AP
Кроме того, Азербайджан развернул массированное наступление на остатки оппозиции, причем осуществлялось оно под антиармянскими лозунгами, поскольку именно они способны мобилизовать население, весьма критично относящееся к своему руководству по остальным вопросам. Баку, выстраивавший свою политику на конструктивном сближении с Западом, с началом украинского кризиса пошел на открытую ссору с Вашингтоном и будто бы даже повернулся лицом к Москве, что некоторые сгоряча приняли за его готовность присоединиться к евразийским процессам. Словом, Азербайджан довольно убедительно показал, что готов сыграть вопреки всем прежним политическим традициям, осталось только дождаться возможности подтвердить грозные слова делом. В конце июля на карабахском фронте эта возможность была ему предоставлена.
Если завтра война
2 августа Баку заявил о сосредоточении на границе бронетехники. Мир, отвлекшись от Украины, заговорил о новой войне. На следующий день обострение продолжалось, но уже было видно, что все идет на спад. И пришел анонс сочинской встречи.
Продолжительный конфликт ни в чьи планы не входит. Для Армении он будет разорительным, Азербайджану совершенно незачем рисковать финансовой стабильностью и инвестиционным климатом — двумя его главными экономическими ставками. А России, которая отвлечена  конфликтом на востоке Украины, не очень хочется оказаться перед необходимостью исполнять свои союзнические обязательства перед Арменией, тем более что российскую элиту связывает с Азербайджаном очень многое.
Как спорят президенты
Встреча должна была стать триумфом московского миротворчества. Но на сей раз все обернулось открытой и незапланированной перепалкой азербайджанского и армянского лидеров. Ильхам Алиев напомнил о том, что Армения не выполнила ни одной резолюции ООН, обязывающих ее освободить занятые районы. В ответ его армянский коллега заметил, что, если того не устраивает долгий поиск компромисса, он рискует и вовсе остаться ни с чем.
Ильхам Алиев, Владимир Путин и Серж Саргсян во время трехсторонней встречи в резиденции «Бочаров ручей» в Сочи, 10 августа 2014 года. Фото: Алексей Дружинин / ИТАР-ТАСС
Саргсян явно искал скандала. За день до встречи на высшем уровне Баку сообщил о смерти пленного карабахского солдата. Даже в самом Азербайджане, переживающем небывалый пик антиармянских настроений, это сообщение было воспринято с некоторой озадаченностью. В азербайджанском интернете появилось видео о том, как «лояльно» отнеслись жители азербайджанского села к то ли диверсанту, то ли заблудившемуся пастуху, как утверждает карабахская и армянская стороны, до передачи его военным, в руках которых он и умер. Но то, что Баку не стал тянуть с обнародованием этого факта, а счел нужным выдать его в эфир буквально накануне встречи в верхах, в Армении было воспринято как откровенный вызов.
Ценой очередных имиджевых потерь Баку разыграл как будто беспроигрышный для себя вариант. Он провоцировал Ереван на отказ от участия во встрече и временном примирении, что опять же должно было стать подтверждением серьезности военных приготовлений Баку. А заодно вынудил бы Саргсяна продемонстрировать нелояльность Москве. И Москва, почувствовав сомнения Еревана, дала ему понять, что не намерена рисковать своей ролью миротворца, и армянский президент прибыл в Сочи, надеясь, судя по всему, что ему удастся найти повод для демонстративной дерзости. И,наверное, зная, что Ильхам Алиев этот повод даст.
Владимир Путин будто не заметил словесной перепалки двух президентов. Он говорил о важности компромисса и мирного разрешения конфликта. Поскольку у случившегося обострения не было никаких рациональных мотивов, никаких рациональных механизмов для умиротворения тоже не потребовалось. Противостоящие стороны, похоже, разъехались, оставив взаимные претензии при себе.  «Все будет зависеть от того, как будут соотноситься позиции Азербайджана и Армении с геополитическими векторами», — полагает Бабаян, имея в виду сложности в отношениях России и Запада в других беспокойных регионах.
Азербайджанский политолог Эмиль Мустафаев считает, что никакой реальной угрозы войны не было. «И в Баку, и в Ереване наблюдатели прекрасно понимают, что Москве встреча была нужна лишь для демонстрации своего влияния на Южном Кавказе. Это был сигнал Западу: это наша зона, не лезьте!»
темы
Новости партнеров
Реклама
Реклама
3 мин