В мире
Лента новостей
Лента новостей
Сегодня
Политика
Общество
Бизнес
Культура
Сделано Русскими
Личные связи
О проекте
Редакция
Контакты
Размещение рекламы
Использование материалов
Запрещенные организации
Свидетельство о регистрации СМИ ЭЛ № ФС 77 – 65733 выдано Роскомнадзором 20.05.2016.
Новости В мире
Русская планета
В мире

Европейские аналоги Донбасса

Как другие страны решают проблемы «непослушных» территорий
Елена Горбачева
20 мая, 2015 18:25
11 мин
Марш за независимость Каталонии от Испании прошел в Барселоне. Фото: Patrick Meinhardt / ТАСС
В то время, как самопровозглашенные Донецкая и Луганская народные республики взяли уверенный курс на независимость, западные политики предлагают решить конфликт на Донбассе по европейским лекалам. Рецепт прост: широкая автономия с учетом интереса национальных меньшинств и экономическая самостоятельность. Может ли это сработать для Донбасса и как обстоят дела в Европе с проблемными регионами?
Австрийско-итальянская сказка
Когда-то это был просто Тироль: живописный край на склоне Альп, еще до того, как его начали рвать на части Австрия и Бавария, а затем и Италия.
В средние века тирольцы успешно противостояли влиянию сильных соседей, и позже, во времена наполеоновских войн, мощные народные восстания не стихали. Тогда-то, в начале XIX века, и произошло разделение Тироля: согласно Венскому миру 1809 года северный Тироль доставался Баварии, южный — итальянскому королевству. Спустя всего четыре года обе части стали частью Австрии. Именно в ходе борьбы Гарибальди с австрийцами и родился термин «ирредента»: поведение этнических групп, которые по воле истории оказались в составе другого государства.
После падения Австро-Венгрии по итогам Первой мировой войны Тироль достался Италии. Жители, говорящие на немецком языке, испытывали серьезное давление: закрывались школы, население заставляли менять имена и фамилии. Ради союза с Муссолини Гитлер пренебрег интересами соплеменников. Разработали даже план, согласно которому всех немецкоязычных жителей Тироля, не желавших ассимилироваться, надлежало вывезти в Крым, тем более, местный климат, по мнению Гитлера, был чем-то похож на средиземноморский. На освободившиеся земли планировали заселять итальянцев. В итоге около 78 тыс. человек были вынуждены покинуть родину. 
Очередная война снова привела к переделу границ. По итогам Второй мировой, державы-победительницы — Англия, Россия и Америка решили, что данная территория останется такой, какая она есть, в составе Италии, но на правах автономии. Спросить самих тирольцев никто не догадался: в 50-е годы активисты, которые желали выхода из состава Италии, образовали организацию «Комитет освобождения Южного Тироля». В начале 1960-х «комитет» провел ряд силовых акций, в том числе взрыв 30 линий электропередач в регионе —акцию, известную как «Огненная Ночь».
По всей Европе поднялся шум, итальянцам даже пришлось ввести войска. После этого приняли документ о даровании Южному Тиролю широкой автономии и перераспределении налогов. Теперь 90% собранных средств оставались в автономии. Южный Тироль вздохнул свободнее и даже получил право самостоятельно обращаться в международные инстанции по тем или иным вопросам.
Впервые Южный Тироль сравнили с Донбассом в феврале 2015 года – это сделал министр иностранных дел Италии Паоло Джентилони. Позже в СМИ появилась информация, что Тирольский план обсуждался в Москве между Путиным, Олландом и Меркель, однако в Кремле эту информацию не подтвердили.
Однако опыт Тироля может быть весьма полезным для Донбасса.  «Теперь мы сами принимаем законы по основным сферам жизнедеятельности — культура, наука, образование. Для нас закон — вещь которая решает проблемы. И нам важно то, что свои проблемы мы решаем сами», — рассказывал о своем видении ситуации Луис Дюрнвальдер, бывший глава тирольской автономии, во время визита в Донецк в мае этого года.
Господин Дюрнвальдер, делясь опытом Южного Тироля с участниками форума «Донбасс: вчера, сегодня, завтра», пообещал передать образец Конституции Тироля на русском языке главе Донецкой народной республики Александру Захарченко. Дюрнвальдер подчеркнул, что сейчас все лингвистические группы, населяющие регион, живут в мире и наслаждаются всеми достижениями Тироля, экономическими и социальными.
 Сербская бабочка в Боснии и Герцеговине
До кровопролитной войны, разразившейся на Балканах в конце ХХ века после распада Югославии, на территории нынешней республики Боснии и Герцеговины складывалось противоречие между тремя большими группами населения: хорватами, сербами и мусульманами-боснийцами.
Когда-то это был один народ, но после турецкого владычества на Балканах религиозная идентичность стала выше национальной. Иногда переход сербов в ислам происходил исключительно из прагматичных соображений: мусульмане облагались меньшим налогом. Позже, в начале XX века, территории современной Боснии и Герцеговины были аннексированы австрийцами. Пороховая бочка рванула после убийства боснийским сербом Гаврилой Принципом австрийского эрцгерцога Франца Фердинанда, и началась Первая мировая война. Позже рухнула и сама Австро-Венгрия, так родилось новое королевство, названное позже Югославией.
На территории бывшей Югославии до сих пор разбираются с последствиями конфликта. Город Чачак попавший под ракетно-бомбовые удары в ходе противостояния сторон
На территории бывшей Югославии до сих пор разбираются с последствиями конфликта. Город Чачак попавший под ракетно-бомбовые удары в ходе противостояния сторон. Фото: Сергей Величкин / ТАСС
Во Вторую мировую эти земли были оккупированы Германией. Гитлер грубо вмешивался в судьбы народов: играя на разногласиях между мусульманским населением Боснии и Герцеговины и сербами, он проводил эксперименты по национально-территориальному размежеванию родственных народов. Именно сербы, кстати, в том числе и боснийские, составили основную массу антифашистской народно-освободительной армии Югославии, боровшейся против Гитлера.
После войны права республик признали равными. Был взят курс на социализм и строительство нового государства, накал межэтнических отношений потихоньку спадал. После смерти Тито в 80-м году ситуация ухудшилась, Югославия начала трещать по швам, а после краха социалистической системы во всех регионах страны к власти пришли разные силы.
В Боснии и Герцеговине таких сил было три, и никто из них не хотел строить единое государство.  Каждый видел себя лишь частью других образований: сербы мечтали воссоединиться с Сербией, мусульмане хотели строительства унитарного исламского государства, хорваты требовали присоединения к Хорватии. А затем разразилась война.  И снова в судьбы народов вмешивались сильнейшие: немало масла в огонь подлили американцы, пытаясь объединить хорватов и славян-мусульман в войне против сербов.
В итоге шаткий мир был заключен не на Балканах, а в американском штате Огайо, в городке под названием Дейтон.  Дейтонские соглашения, положившие конец гражданской войне в Боснии и Герцеговине, установили границы территорий, и заложили основы конституции, которая работает до сих пор.
Кто сильнее, тот и прав
Европе пока не удалось выработать эффективных механизмов для решения противоречий между борьбой народов за самоопределение и стремлением государств сохранить свою территориальную целостность, сказал Борис Шмелев, руководитель Центра политических исследований Института экономики РАН.
 «С точки зрения международного права, оба этих стремления равноценны. «Народ, который встал на путь борьбы за самоопределение, в конце концов, побеждает. Он готов идти до конца. История показывает, что в столкновении двух равных процессов — за сохранение территориальной целостности и борьбой за самоопределение, побеждает тот, кто сильнее: такова логика истории», — сказал Борис Шмелев. 
По словам ученого, всё, чем располагает на данный момент Европа — это механизмы, позволяющие на время блокировать сепаратистские устремления, как это происходит в Каталонии или Шотландии.
Говоря о том, может ли опыт Южного Тироля применим к решению ситуации на Юго-Востоке Украины, эксперт отметил, что там не было гражданской войны и такого количества крови, как на Донбассе, процесс решался политическими методами. В конечном счете, лидеры Южного Тироля согласились на широкую автономию под давлением ведущих держав.
Опыт Боснии и Герцеговины и входящей в ее состав республики Сербской весьма специфичен, поскольку за республику Дейтонские соглашения были подписаны президентом Сербии Слободаном Милошевичем. И подписание этих соглашений происходило на фоне безжалостных бомбежек территорий, населенных сербами.
Важен и тот факт, что Киев отказывается предоставлять Донбассу автономию, заявляя об Украине как об унитарном государстве, в то время как республика Сербская в составе Боснии и Герцеговины имеет очень широкие автономные права. К тому же, после всего того, что натворил Киев на Донбассе, лидеры самопровозглашенных республик больше не хотят находиться в составе Украины.
«Многое будет зависеть от позиции Москвы и Вашингтона. Никто не знает, о чем говорил Путин с Керри в Сочи. У России есть рычаги давления на Донбасс, такие же рычаги есть и у Вашингтона. Если удастся найти формулу создания федеративного государства, можно будет сохранить украинское государство. Если Киев будет упираться, то Донбасс продолжит свое существование по аналогии с Приднестровьем или Абхазией, и в перспективе сможет обрести государственность, поскольку имеет общую границу с Россией», — сказал Борис Шмелев.
История без конца
Луис Дюрнвальдер, бывший губернатор Южного Тироля, делясь с участниками форума в Донецке тем, как все национальные группы Тироля живут в мире, наслаждаясь плодами экономической стабильности, лукавил, потому что проблемы никуда не делись.
В восточных Альпах внешне все благополучно, хотя не так давно здесь бушевали межнациональные страсти. Тироль
В восточных Альпах внешне все благополучно, хотя не так давно здесь бушевали межнациональные страсти. Тироль. Фото: Antonio Scrapi / ТАСС
На волне финансовых проблем еврозоны и сокращений налоговых поступлений со стороны Рима в Тироле снова заговорили о полной независимости от Италии. «Мы не итальянцы. У Италии нет права управлять нашей страной», — заявляла оппозиционный политик Ева Клотц в интервью The Local в августе прошлого года и добавила, что Тироль очень внимательно следит за происходящим в Каталонии и Шотландии. Вряд ли жители Южного Тироля оставят попытки войти в состав Австрии. Так что незыблемость границ, о которой так сильно пекутся европейские политики, особенно при разговоре с Россией, под большим вопросом.
Не лучшим образом выглядит и положение республики Сербской.  Сразу видно, что бездумная нарезка привела к неудобствам, достаточно взглянуть на карту Боснии и Герцеговины. Республика Сербская оказалась вытянута по обе стороны вдоль рек, расходящихся по разные стороны, напоминая своими очертаниями крылья бабочки, а национальная карта искусственно созданного государства напоминает шкуру леопарда.
Дейтонские соглашения предусматривают единые органы управления для всей страны, но во всех случаях, которые не касаются внешней политики, Босния и Герцеговина и Республика Сербская выступают на международной арене как два самостоятельных субъекта, так что Дейтонские соглашения отчасти существуют лишь на бумаге.  Да и мир на Балканах поддерживается во многом лишь благодаря присутствующим в регионе войскам стран НАТО — США и Франции. Не случайно Балканы называют пороховой бочкой Европы.
Возможно, было бы честнее официально оформить развод между всеми образованиями, но большие державы, не желая забывать о своих амбициях ни на секунду, постоянно держат возле этой бочки горящий фитиль. 
темы
11 мин