Худой мир оказался хуже войны
4 мин чтения
Фреска c изображением бойца ИРА на доме в Северном Белфасте. Фото: Cathal McNaughton / Reuters

Фреска c изображением бойца ИРА на доме в Северном Белфасте. Фото: Cathal McNaughton / Reuters

Жизнь в районах Северной Ирландии, где сепаратисты воевали с лоялистами, только ухудшилась после объявленного 20 лет назад прекращения огня

Социальное и экономическое положение районов Северной Ирландии, где в 1960—90-х годах происходили наиболее ожесточенные конфликты между сепаратистами и лоялистами, только ухудшилось после прекращения огня, объявленного в 1994 году Временной Ирландской республиканской армией (ВИРА), пишет британское издание Guardian ссылаясь на социологическое исследование Университета Ольстера.

Ольстерские социологи изучили уровень жизни в 36 областях по всей Северной Ирландии, больше всего пострадавших во время многолетнего военного конфликта в регионе. Людей опрашивали в таких исконно республиканских районах Белфаста, как Фолс, Клонард, Крамлин-роуд и Ардойн. Результаты работы, опубликованные в статье «Где дивиденды от мира?», неутешительны: местные жители ничего не выиграли в плане жизненных перспектив от прекращения огня между боевиками ИРА и лоялистами.

Уровень жизни в пострадавших областях, начиная с середины 1990-х годов, лишь падает: значительно возросла зависимость ирландцев от вэлфера, упала средняя продолжительность жизни мужчин, а уровень самоубийств за двадцать лет вырос почти вдвое. Шестнадцать из двадцати беднейших районов Северной Ирландии заселены преимущественно националистами-католиками. Экономика и культура областей, где живет лояльный британской короне рабочий класс, тоже деградирует.

В статье сравнивается качество жизни в так называемых реконструируемых районах (neighbourhood renewal areas, NRAs) с самыми высокими уровнями депривации, на социальное развитие которых местное правительство выделило деньги, с зонами без социально-экономических государственных инвестиций. Сравнение проводили в шести областях: образование, пособия по нетрудоспособности, число соискателей работы, психическое здоровье и уровень суицида, физическое здоровье и продолжительность жизни, уровень преступности.

По словам исследователей, мрачная социальная картина в «военных зонах» в предыдущие десятилетия определила социальные проблемы на много лет вперед, даже несмотря на мирный процесс. «Вооруженные формирования с большим успехом культивировали отчужденных молодых людей, которые не связывают свою жизнь с будущим Северной Ирландии и становятся легкой добычей для диссидентов», — пишут социологи.

За 2007—2014 годы 62% детей из благополучных районов сдали пять школьных обязательных экзаменов на оценки от тройки до пятерки. В реконструируемых районах учеников с такими же оценками лишь 38%. За эти годы разрыв между двумя группами сократился всего на 1%. Число претендующих на пособия в связи с болезнью, инвалидностью или нетрудоспособностью увеличилось во всей Северной Ирландии. В реконструируемых районах эта группа выросла с 14% в 1999 году до 19% в 2011 году. Социологи прогнозируют, что все большая часть населения будет зависеть от вэлфера.

 Во время праздника по поводу прекращения огня между сепаратистами и лоялистами в 1994 году. Фото: Kevin Lamarque / Reuters

Во время праздника по поводу прекращения огня между сепаратистами и лоялистами в 1994 году. Фото: Kevin Lamarque / Reuters

С 2008 года уровень безработицы среди жителей реконструируемых районов поднялся с 5% до 11% в 2011 году. После подписания Соглашения Страстной пятницы в 1998 году, положившего конец конфликту, уровень самоубийств к 2010 году вырос с восьми до 15 человек на 100 тысяч. Мужчины, проживающие сегодня на территории бывших военных зон, в среднем живут на шесть лет меньше ирландцев в более богатых частях региона. Задокументированных преступлений в этих районах в два раза больше, чем в среднем по Северной Ирландии. Авторы резюмируют, что «жители наиболее депривированных районов не получили никаких дивидендов от мира — фактически их качество жизни снижается по сравнению с ирландцами, живущими не в реконструируемых районах».

Прекращение огня, объявленное в 1994 году ВИРА, было обусловлено множеством фактором: усталостью националистов от длившегося десятилетия вооруженного конфликта; серией терактов лоялистов 1990-х годов — не только против республиканцев, но и против мирных католиков; проникновением в ряды сепаратистов британских шпионов. Кроме того, лидер «Шинн Фейн» (исторически — легальное крыло ИРА) Джерри Адамс понимал, что жизнь партии под вопросом до тех пор, пока в регионе продолжается вооруженное противостояние.

Перемирие было нарушено спустя 17 месяцев боевиками ВИРА — разочарованные, в частности, отсутствием политического прогресса у «Шинн Фейн» — сепаратисты взорвали бомбу в Кэнэри-Уорф, одном из основных деловых районов Лондона. Года перемирия хватило силам безопасности, чтобы организовать серию арестов террористов, в том числе арест знаменитой команды снайперов из графства Арма.

Парадоксальным образом эти аресты способствовали укреплению позиций «Шинн Фейн» и мирным переговорам, закончившимся в 1998 году заключением Белфастского соглашения. Сторонники жесткого сопротивления откололись от ВИРА и организовали Подлинную ирландскую республиканскую армию (ПИРА), продолжившую вооруженную борьбу за объединение Ирландии и Северной Ирландии.

Мирное урегулирование в регионе, которое должно положить конец противостоянию протестантов и католиков, продолжается до сих пор. Переговоры должны были закончиться в декабре минувшего года, однако зашли в тупик: партии не смогли прийти к согласию ни по одному из ключевых вопросов — касательно вывешивания флага Великобритании на муниципальных зданиях, проведения парадов и хода расследования всех преступлений, совершенных в регионе в ходе военного конфликта.

Прошлой осенью генпрокурор Северной Ирландии Джон Ларкин предложил подвести итог всем расследованиям, амнистировав непойманных преступников — террористов, как со стороны республиканцев, так и лоялистов. Предложение Ларкина вызвало возмущение жертв погибших в терактах, и не было одобрено Ассамблей Северной Ирландии. Соответствующими уголовными делами занимается созданный в 2005 году отдел исторических расследований североирландской полиции, работающий с материалами более 3 тысяч нераскрытых убийств, совершенных в регионе с 1968 по 1998 год.

Если у Вас возник вопрос по материалу, то Вы можете задать его специальной рубрике Задать вопрос Душа бумаги Далее в рубрике Душа бумагиРезультаты исследования показали, что люди существенно лучше воспринимают текст с листа, а не с экрана электронного ридера Читайте в рубрике «Если бы там были кадровые военные из России, я бы знал»Пермский активист Александр Григоренко с позывным «Депутат» из ростовского госпиталя рассказывает о своем участии в войне на стороне ЛНР «Если бы там были кадровые военные из России, я бы знал»
Комментарии
01 сентября 2014, 12:03
Вот она, подноготная британской действительности как есть, без прикрас! Вроде бы в составе Соединенного Королевства живут, прямо под боком у Англии и Шотландии, а такая пропасть между ними....! (((
31 августа 2014, 18:48
Североирландцам пора проводить референдум и отсоединяться от остального королевства в пользу присоединения к остальной Ирландии, иначе так и будут до конца дней влачить свое жалкое существование "под юбкой" у дряхлеющей королевы и её четы!
31 августа 2014, 22:25
Севрной Ирландии просто надо вернуться домой к Ирландии, надо им, в лице нашего МИДа по скорей им это объяснить
29 августа 2014, 18:30
Да что тут такого,если огромные территории были в упадке 30 лет,столько разрушений.,целое поколение разучилось жить нормально. Думаете за 20 лет так все сразу станет хорошо как у всех? Нет,ломать легче чем строить,это долгий процесс.
Авторизуйтесь чтобы оставлять комментарии.
Читайте только самое важное!
Подпишитесь на «Русскую планету» в социальных сетях и читайте наиболее актуальные материалы
Каждую пятницу мы будем присылать вам сборник самых важных
и интересных материалов за неделю. Это того стоит.
Закрыть окно Вы успешно подписались на еженедельную рассылку лучших статей. Спасибо!