В мире
Лента новостей
Лента новостей
Сегодня
Политика
Общество
Бизнес
Культура
Сделано Русскими
О проекте
Редакция
Контакты
Размещение рекламы
Использование материалов
Свидетельство о регистрации СМИ ЭЛ № ФС 77 – 65733 выдано Роскомнадзором 20.05.2016.
Новости
В мире
В мире

«Хиндутва» им в помощь

К власти в Индии, «самой большой демократии мира», пришел альянс правых партий
Елена Коваленко
7 мин
Сторонники Бхаратия Джаната Парти празднуют победу на выборах. Фото: Manish Swarup / AP
Правящая партия «Индийский национальный конгресс» (ИНК) и ее ближайшие союзники заявили в пятницу о своем поражении на парламентских выборах, признав победу правой партии «Бхаратия Джаната Парти» (БДП). Противники БДП считают, что ее возвращение на политический «Олимп» может привести к осложнению отношений с Пакистаном и Китаем, усилению роли ядерного оружия во внешней политике и разрастанию общинных волнений. «Русская планета» решила заглянуть в прошлое старейшей правой партии Индии и выяснить, что ждет ее в будущем.
Национализм в стране тысячи этносов
Индия издревле считается удивительной и крайне загадочной страной. Одна из ее самых интересных политических загадок — как в парламенте государства, где живут сотни и даже тысячи племен с совершенно разными корнями и историей, могут успешно существовать и даже процветать откровенно националистические партии. Для ответа на этот вопрос нужно обратиться к истории главного «брильянта в короне Британской империи».
В первую очередь, мы должны понять, что объединяет сторонников БДП и других националистических группировок из самых разных уголков Индии. Очевидно, что речь не идет ни об этнической, ни об исторической общности, которой просто не существует среди разрозненных народов субконтинента. Но в общественно-политической жизни Индии есть феномен — политико-философская концепция «индусскости» (хинд. «хиндутва»). Она была сформулирована известным индийским мыслителем и поэтом Винаяком Саваркаром в 1925 году, еще в колониальную эпоху, до появления независимых Индии и Пакистана.
Неудивительно, что краеугольным камнем хиндутвы стал индуизм, единственное, что объединяет «индусские» этносы Индии. Хиндутва противопоставляет индуизм и связанные с ним культурные традиции всем остальным религиям, присутствующим на территории полуострова. Согласно этой политико-философская концепции, индуизм и традиции определяет саму сущность индийского народа в целом. В трактовке ее радикальных адептов, хиндутва не терпит односторонних компромиссов с мусульманами и христианами, а также крайне негативно относится к «псевдосекулярным» политическим шагам правительства, направленных на уравнение в правах всех конфессий в Индии, что «несправедливо по отношению к индуистскому большинству».
Активисты организации «Раштрия сваямсевак сангх» во время погрома мечети Бабри в Айодхье, 1992 год. Фото: Douglas E. Curran / AFP / East News
Активисты организации «Раштрия сваямсевак сангх» во время погрома мечети Бабри в Айодхье, 1992 год. Фото: Douglas E. Curran / AFP / East News
Первым примером реализации идеологии хиндутвы на практике была организация «Раштрия сваямсевак сангх» (РСС), основанная в 1925 году Хешавом Кедгеваром, врачом из города Нагпур. В отличие от Махатмы Ганди и его ближайших сподвижников, члены РСС не гнушались радикальных методов в борьбе с британской администрацией до 1947 года и со своими политическими противниками после приобретения независимости Индией. Деятельность РСС неоднократно запрещалась на территории страны. Два самых ярких «подвига» ее активистов — это убийство Ганди в 1948 году, которого активисты РСС считали пособником Пакистана, и уничтожение мечети Бабри в Айодхье в 1992 году, спровоцировавшее массовые столкновения между индуистами и мусульманами.
«Шафранная» партия
РСС не была монолитной организацией — внутри нее существовало несколько крыльев, одно из которых, Джана Сангх, стало прародителем БДП и ее региональных союзников. Джана Сангх впервые заявила о себе в 1951 году, развязав широкую политическую кампанию по «интеграции» Кашмира в Индию. Окончательно партия оформилась в 1952 году, когда ее представители получили первые места в региональных парламентах штатов Индии. Символом партии стал шафран — растение, оранжевый краситель и специя, играющий огромную роль в жизни индуистов.
Изначально Джана Сангх не получила широкой народной поддержки, однако неудачная экономическая политика правящего Индийского национального конгресса медленно, но верно увеличивала политический вес «правых» в обществе. В 1967 году Джане Сангх удалось взять под контроль правительства в нескольких штатах Индии, заключив союз с другими партиями, а в 1977 году ее наследница — Джаната Парти — победила на всеобщих выборах и сформировала кабинет министров, проработавший три года.
В 1980 году Джаната Парти, объединявшая все оппозиционные силы Индии, противостоявшие Индире Ганди и ИНК, распадается под действием внутренних противоречий. С этого момента начинается отсчет самостоятельной жизни БДП на индийском политическом ландшафте.
В первые годы своего существования популярность БДП была крайне низкой из-за того, что ее лидер Атал Бихари Ваджпайи попытался расширить базу поддержки партии и занял относительно умеренные позиции по сравнению с РСС и Джаной Сангх. Этот шаг не привлек новых избирателей и вызвал недовольство среди радикальных сторонников хиндутвы, что отодвинуло БДП на задворки политики на долгие десять лет.
Другой лидер партии — Лал Кришна Адвани — нашел выход из этой «ямы», развернув в 1984 году широкую компанию по популяризации хиндутвы среди жителей городов и деревень. В 1984 году БДП едва удалось пробиться в Лок-Сабху, нижнюю палату парламента Индии, и получить два места. Но уже на следующих выборах, в 1989 году, она взяла 84 мандата в нижней палате парламента.
В середине и в конце 90-х годов прошлого века Бхаратия Джаната Парти достигает пика популярности. Большую роль в этом сыграло то, что с 1984 года ни одна политическая партия в Индии не смогла сформировать идеологии, способной вызывать симпатии всех слоев населения страны. Все правительства, существовавшее в Индии в последние 30 лет, были сформированы хрупкими коалициями и союзами партий, что нередко приводило к преждевременным отставкам кабинета министров.
В 1996 году один из таких кризисов позволил БДП на три недели получить контроль над правительством, а Ваджпайи впервые стать правым премьер-министром Индии. За это короткое время БДП не смогла серьезно повлиять на политический курс страны, однако ей почти удалось провести ядерные испытания и превратить Индию в ядерную державу.
Ядерные испытания все же были проведены, через два года, когда БДП и союзные ей региональные партии смогли получить большинство в Лок Сабхе. Первое «настоящее» правительство БДП оказалось достаточно успешным благодаря тому что Индия приобрела статус ядерной державы и победила в Каргильском конфликте с Пакистаном в мае 1999 года. В результате этого БДП смогла организовать первую правую коалицию Индии — Народно-демократический альянс — и победить на выборах в октябре 1999 года.
Индийская артиллерия во время Каргильского конфликта. Фото: India Today Group / Getty Images / Fotobank.ru
Индийская артиллерия во время Каргильского конфликта. Фото: India Today Group / Getty Images / Fotobank.ru
Перед этими выборами БДП озвучила свой политический манифест, который продолжает определять ее действия и сегодня. На его страницах, помимо положений хиндутвы и концепции «настоящего секуляризма», лидеры партии вспомнили и о другой идее начала XX века — доктрине «свадеши» в ее приложении к экономике. Она предполагает максимальную экономическую самостоятельность и самодостаточность Индии, чего Ваджпайи и его соратники планировали достичь при помощи дальнейшей либерализации экономики. Подобные реформы, в общем-то, продолжали курс начала 90-х годов, инициированный противниками БДП — премьер-министром Нарасимхой Рао и Манмоханом Сингхом.
Третье правительство Ваджпайи смогло проработать весь свой срок до следующих выборов в парламент без серьезных внутриполитических кризисов, за исключением общинных волнений и столкновений мусульман и индуистов в Гуджарате и некоторых других штатах Индии. В целом, большая часть экспертов предсказывала уверенную победу НДА на выборах 2004 года. Но БДП и ее союзники самым неожиданным образом проиграли, потеряв свыше 89 голосов по сравнению с результатами предыдущих выборов. В результате этого БДП в очередной раз ушла в «тень» на десять лет.
Возвращение «шафрана»
В последующие годы политологи и политики успели назвать десятки возможных причин этого поражения. Чаще всего они вспоминали неудачную рекламную кампанию под слоганом «сияющая Индия», которая вызвала непонимание и недовольство жителей бедных поселений, где до сих пор не было электричества и других достижений цивилизации. По всей видимости, это хорошо осознавали и в самой БДП, первым пунктом в следующем предвыборном манифесте которой стала обеспечение семей бедных индийцев едой, доступом к кредитам и работой. Тем не менее правые силы потерпели очередное поражение в 2009 году. Его аналитики связывали с ростом общинного насилия, заставившее мусульман голосовать за ИНК и его союзников, ошибками Л. К. Адвани в ведении кампании, а также чрезвычайно высокими темпами экономического роста при правительстве Манмохана Сингха.
Однако в 2009 году начался мировой экономический кризис, разрушивший базис политической платформы ИНК и возглавляемого ей альянса ОПА. Темпы экономического роста снизились с 9 до 5%, резко вырос уровень безработицы и цены на продукты питания и товары первой необходимости.
Во время беспорядков в Гуджарате, 2002 год. Фото: Manish Swarup / AP
Во время беспорядков в Гуджарате, 2002 год. Фото: Manish Swarup / AP
В этой ситуация БДП перешла в решительное наступление, избрав одного из самых известных радикалов партии, Нарендру Моди, в качестве кандидата на роль будущего премьер-министра. Как отмечают обозреватели Guardian, бескомпромиссные политические взгляды Моди, его жесткая и понятная простым людям риторика, а также репутация «чистого» политика и способность идти на компромисс с мусульманами помогли БДП одержать победу в выборах. Результаты подсчета голосов еще не завершены, однако ИНК уже признал поражение, а Моди поздравил всех с «победой Индии» в твиттере и сообщил о рекордном числе голосов, полученных его партией за все время ее существования.
Победа БДП на выборах уже очевидна, но пока не понятно, какую политическую линию займут Моди и его однопартийцы. В первую очередь, это касается вопросов обороны, национальной безопасности и внешней политики, которые «союзники» по НДА всегда ставили на первое место. В начале апреля представители БДП уже заявляли о том, что они планируют сделать индийскую внешнюю политику более решительной по отношению к Пакистану. Кроме того, они объявили о намерении пересмотреть ядерную доктрину страны, отказавшись от доктрины ненанесения первого удара. Это вызвало резкую реакцию международного сообщества, в результате чего Моди был вынужден откреститься от подобных заявлений.
Как сообщает Los Angeles Times, многие политики в Пакистане обеспокоены победой БДП и Моди и ожидают обострения двухсторонних отношений. В самой Индии победа БДП вызывает опасения у мусульман, которые обвиняют Моди в бездействии во время общинных столкновений 2002 года в штате Гуджарат. Тем не менее официальный Исламабад и Пекин, которому тоже часто попадало от лидера БДП при обсуждении проблем Тибета, заявили о готовности работать с новым правительством Индии.
Нарендра Моди. Фото: Saurabh Das / AP
Нарендра Моди. Фото: Saurabh Das / AP
В области внешней политики стоит ожидать укрепления и так тесных связей между Вашингтоном и Дели. Как считает Эшли Теллис, эксперт Центра Карнеги в Вашингтоне, убедительная победа БДП на выборах поможет Моди и его соратникам действовать более решительно в отношениях с США, чем это делал Монмохана Сингха, вынужденный учитывать мнение союзников-коммунистов и социалистов. С другой стороны, повторному расцвету американо-индийских отношений может помешать то, что в 2005 году США отозвали визу Моди из-за событий 2002 года в Гуджарате, что тот воспринял крайне болезненно.
Теллис не рассматривает избрание Моди в качестве угрозы для стабильности в Южной Азии. По его мнению, новый премьер-министр сконцентрируется на внутренних экономических проблемах, от решения которых будет зависеть судьба его правительства, а не на территориальных спорах с Китаем или Пакистаном.
Какой бы ни была политика правительства БДП в будущем, мы уже можем говорить о том, что в истории Индии началась принципиально новая эпоха. Следующие пять лет покажут, смогут ли секулярные силы «самой большой демократии мира» перестроиться и найти общий язык с избирателями, и окажется ли способно правительство БДП реализовать тот огромный список обязательств, которые партия взяла на себя в предвыборном манифесте 2014 года.
темы
Новости партнеров
Реклама
Реклама
7 мин