В мире
Лента новостей
Лента новостей
Сегодня
Политика
Общество
Бизнес
Культура
Сделано Русскими
Личные связи
О проекте
Редакция
Контакты
Размещение рекламы
Использование материалов
Запрещенные организации
Свидетельство о регистрации СМИ ЭЛ № ФС 77 – 65733 выдано Роскомнадзором 20.05.2016.
Новости В мире
Русская планета
В мире

Греция: что дальше?

Исторический смысл и реальные последствия греческого референдума
Дарья Андреева
6 июля, 2015 19:25
12 мин
Митинг в Афинах в пятницу, 3 июля 2015. Фото: Emilio Morenatti/АР
Обсуждение ситуации вокруг госдолга Греции и ее переговоров с МВФ и ЕС заполонило собой все медиапространство. Это не удивительно, ведь на кону оказалось будущее не только Греции в еврозоне, но и всего Евросоюза в целом. В воскресенье в стране состоялся референдум, заранее названный историческим, по результатам которого большинство греков — свыше 61% — сказали «нет» ультиматуму ЕС и МВФ о продолжении кредитования в обмен на свертывание социальных программ. Но пока до конца не ясно, что же будет дальше, в чем смысл произошедшего и каких последствий стоит ждать Афинам, Евросоюзу и всему миру.
Новая реальность
Жесткой реакции итоги референдума в Евросоюзе не вызвали, хотя Еврокомиссия заявляла, что вопрос греческого плебисцита не является корректным ни фактически, ни юридически, еще до голосования, и подтвердила свою позицию после него. В самой Греции желание опротестовать результаты голосования выразили всего около 150 человек. Они забросали бутылками с зажигательной смесью полицейских и подожгли несколько мусорных баков, на этом дело и завершилось.
По мнению Алексея Панина, заместителя директора Центра политической информации, вряд ли кто-либо на более или менее серьезном уровне будет пытаться оспорить результаты референдума.
«Не слышал заявлений от статусных европейских или международных фигур, что они требуют пересмотра. Референдум — это прежде всего некий внутриполитический акт, и его стоит рассматривать как демонстрацию народного доверия по отношению к правительству Алексиса Ципраса. У последнего теперь есть определенное понимание тех рамок, в которых он может действовать, обсуждая греческую проблему с кредиторами. Те, в свою очередь, поняли настрой греков. После того как выяснены отношения, стороны будут работать дальше в новой реальности», — полагает Алексей Панин.
Премьер-министр Греции Алексис Ципрас с канцлером Германии Ангелой Меркель во время заседания круглого стола на саммите ЕС в Брюсселе
Премьер-министр Греции Алексис Ципрас с канцлером Германии Ангелой Меркель во время заседания круглого стола на саммите ЕС в Брюсселе. Фото: Geert Vanden Wijngaert/АР
Эксперт напоминает, что референдум не является юридически обязывающей вещью. К слову, председатель Еврогруппы Йерун Дейсселблум настаивает, что Греция все равно должна будет провести необходимые реформы, несмотря на итоги голосования.
Как, в свою очередь, подчеркнул глава Министерства финансов Австрии Ханс Йорг Шеллинг, итоги референдума в Греции не изменят положения страны. «Результат выборов, разумеется, необходимо принять. С точки зрения совместных европейских проектов этот вотум стал разочарованием, это не приносит Греции никакого дальнейшего движения в ее текущем положении», — говорится в официальном заявлении Шеллинга.
Перемены в правительстве
Следующим заметным событием после оглашения результатов плебисцита стала отставка Яниса Варуфакиса с поста министра финансов Греции. По информации СМИ, одной из причин стал его конфликт с Йеруном Дейсселблумом. Противники Варуфакиса обвиняют его в намеренном затягивании переговоров и неопределенности позиции. Это сделало невозможным достижение соглашения в срок, и еврозона оказалась перед фактом референдума. Сам же экс-глава греческого Минфина заявил, что уходит, чтобы помочь премьеру Ципрасу после референдума достичь оптимального соглашения с кредиторами, а министры финансов стран ЕС были бы рады его отсутствию на переговорах. Новый министр будет назначен после совета политических лидеров, и это должно произойти как можно скорее, так как переговоры требуется продолжить.
Экс-Министр финансов Греции Янис Варуфакис
Экс-министр финансов Греции Янис Варуфакис. Фото: Petros Karadjias/АР
«Что касается отставки Яниса Варуфакиса, есть ощущение недосказанности или некоего двойного дна, потому что на протяжении последних недель он зарекомендовал себя как самый эффективный переговорщик с греческой стороны. Не исключено, что имело место давление со стороны европейских партнеров, как и то, что он не счел возможным принимать столь высокую ответственность, когда Греция сказала "нет" ультиматуму кредиторов», — рассуждает Алексей Панин.
По словам Надежды Арбатовой, заведующей сектором международно-политических проблем Центра европейских исследований ИМЭМО РАН, референдум стал ударом по правительству Ципраса.
«Что касается самого референдума, я считаю, это ошибка правительства Ципраса, который пытается переложить ответственность за политику страны на население, чтобы получить дополнительный кредит доверия. Все это говорит о неуверенности правительства», — уверена Арбатова. Она напоминает, что правительство Ципраса надеялось на то, что греческое "нет" окажет давление на Европейский союз, но речь, скорее, пойдет о поисках точек соприкосновения и новых переговорах.
«Для будущего Евросоюза это означает новые переговоры и поиск компромисса. Выход из еврозоны Греции маловероятен, так как он принесет множество финансовых и экономических трудностей для страны, что будет иметь катастрофические последствия — девальвация, инфляция. И все это только усугубит сегодняшние проблемы. Я надеюсь, что компромисс будет найден», — резюмирует Надежда Арбатова.
Кто следующий
Тем не менее по стабильности и престижу еврозоны нанесен серьезный удар. По мнению все той же Еврокомиссии, итоги голосования увеличат расхождение между Грецией и другими странами еврозоны. Такое заявление сделал замглавы Еврокомиссии по вопросам евро и социального диалога Валдис Домбровскис. При этом он подчеркнул, что Греция должна остаться в еврозоне. Возможно, Домбровкис имел в виду как раз имиджевые потери, которые сейчас несет ЕС.
«Разумеется, за ситуацией вокруг Греции пристально следят другие страны, где возможен аналогичный сценарий. Португалия, Италия, Испания испытывают не столь критические финансовые проблемы, как Греция, но могут столкнуться с ними в недалеком будущем, — поясняет Алексей Панин. — Они наблюдают, насколько жестко будут вести себя кредиторы, до каких пределов простираются возможности страны в отстаивании своей точки зрения. Это не точка невозврата, но принципиальный момент для коллективной Европы и Германии с Францией как ее локомотивов. Вся система Евросоюза может сложиться, как карточный домик, а это результат пятидесятилетней работы».
Один из ярчайших евроскептиков президент французского «Национального фронта» Марин Ле Пен горячо приветствовала итоги референдума. «Европейские страны должны воспользоваться этим событием для того, чтобы сесть за стол переговоров, подвести итоги провала евро и мер жесткой экономии», — объявила Ле Пен, подчеркнув, что ЕС должен отказаться от единой валюты для возврата к развитию национальных экономик, что, в свою очередь, будет способствовать сокращению задолженности.
Сегодня рассуждают о возможности референдумов в Испании, Португалии, Италии, Болгарии и даже Франции. Тенденция говорит о фактическом провале Евросоюза, что неприемлемо для США и всех тех, кто пытается реализовать трансатлантический проект. Не случайно New York Times открыто называет аналогичные греческому правительства «экстремистскими».
Поэтому, согласно точке зрения Василия Колташова, руководителя Центра экономических исследований Института глобализации и социальных движений, Евросоюз будет затягивать решение вопроса, надеясь поставить Афины в совсем безвыходное положение.
«Сейчас мяч на стороне команды кредиторов, Греция готова к диалогу, но вопрос в том, будут ли с ней сразу разговаривать. В этой ситуации все решают кредиторы и то, как они оценят последствия изгнания Греции из еврозоны, в том числе самостоятельного, — предполагает Василий Колташов. — Есть два варианта, как будут себя вести канцлер Германии Ангела Меркель и руководители ЕС. Если они решат, что Грецию не надо выгонять из еврозоны и необходимо оказать ей помощь в рамках жесткой экономии, то через несколько месяцев кризис повторится опять и мы будем обсуждать новый дефолт».
Другой сценарий: кредиторы захотят продемонстрировать, что малейшее ослушание еврократии влечет за собой «опускание» страны до уровня Румынии и Болгарии. Этот вариант изгнания из зоны евро приведет к изменению настроений избирателей и заблокирует рост критических настроений по отношению к еврократии, отмечает Колташов.
Долг Греции контролируется на две трети кредиторами, фондом стабильности Евросоюза, и это ограничивает негативный эффект для финансового сектора от дефолта. Глава Европарламента Мартин Шульц еще на прошлой неделе пригрозил, что Греции «придется жить без евро» в случае, если на референдуме большинство скажет "нет".
«В ближайшие недели мы будем наблюдать, как представители Еврокомиссии станут тянуть время, чтобы ухудшить положение Греции и заставить искать выход любым способом», — прогнозирует Василий Колташов.
Выход для Греции и Россия
В РФ Грецию и свободное волеизъявление ее граждан поддерживают, и это связано не только с имеющимися разногласиями между Москвой и Евросоюзом. В то же время масштабы российской поддержки Греции не стоит переоценивать.
Москва уважает итоги голосования в Греции и желает властям страны как можно быстрее достичь взаимопонимания с международными кредиторами, заявил в понедельник пресс-секретарь президента РФ Дмитрий Песков. 6 июля премьер Алексис Ципрас по своей инициативе пообщался по телефону с Владимиром Путиным. Как сообщается, были обсуждены итоги состоявшегося в Греции референдума об условиях предоставления международными кредиторами финансовой помощи Афинам, а также вопросы развития российско-греческого сотрудничества. Путин выразил поддержку народу Греции в преодолении стоящих перед страной трудностей. Но в Кремле подчеркивают, что Греция не обращалась за финансовой помощью, а в повестку саммитов БРИКС и ШОС в Уфе не включен «греческий вопрос».
Премьер-министр Греции в Санкт-Петербурге
Премьер-министр Греции в Санкт-Петербурге. Фото: Александр Рюмин/ТАСС
«У нас сейчас сложные отношения с Евросоюзом, поэтому любая критика воспринимается как доказательство того, что они проводят неправильную политику. Но ничего нового в отношениях России и Греции ждать не стоит, как они развивались, так и будут развиваться. Россия не может взять на обслуживание греческий долг», — замечает Надежда Арбатова.
Глава ВТБ Андрей Костин говорил о том, что выход из положения для Греции — продать часть своих государственных активов. В этом мог бы принять участие российский бизнес, и это позволило бы Афинам решить долговую проблему. Речь идет о покупке акций портов, аэропортов, железной дороги и энергетических компаний.
«Россия приветствует сопротивление политике еврократии, поскольку сейчас пытается найти новых партнеров и надежных союзников и при этом постоянно сталкивается с давлением со стороны европейских структур. Но спасти греческую экономику могут только новые рынки, тогда она сможет справляться со своими экономическими проблемами. Ее внутренний рынок сейчас подорван, а Евросоюз всячески ее ограничивает и подавляет», — отмечает Василий Колташов.
Таким образом, если Греция остается с Евросоюзом и евро, ее неизбежно ждут новые дефолты, а вытянуть страну из тупика, в котором она оказалась, Россия позволить себе тоже не может. Но, в отличие от Евросоюза, она способна оказать поддержку, которая позволит Афинам самостоятельно преодолеть тяжелый период.
темы
12 мин