В мире
Лента новостей
Лента новостей
Сегодня
Политика
Общество
Бизнес
Культура
Сделано Русскими
О проекте
Редакция
Контакты
Размещение рекламы
Использование материалов
Свидетельство о регистрации СМИ ЭЛ № ФС 77 – 65733 выдано Роскомнадзором 20.05.2016.
Новости
В мире
В мире

Газовая «геополитическая пугалка»

Туркмения продолжает попытки построить газопровод через Афганистан. Однако на пути реализации этого проекта до сих пор много препятствий
Елена Коваленко
4 мин
Фото: Maksim Malinoski / EPA / ИТАР-ТАСС
В конце прошлой недели президент Туркменистана Гурбангулы Бердымухамедов встретился с представителями стран — участниц газопроводного проекта ТАПИ (Туркмения — Афганистан — Пакистан — Индия), сообщала газета «Туркменистан: золотой век».
Так, во время встречи с президентом Афганистана Хамидом Карзаем обсуждалось «сложение усилий» в деле практической реализации проектов строительства газопровода ТАПИ, призванного стать «своеобразным мостом дружбы и взаимовыгодного партнерства в регионе».
С советником премьер-министра Пакистана по национальной безопасности и иностранным делам Сартаджем Азизом президент Туркменистана также говорил на тему реализации проекта, который «призван внести весомый вклад в устойчивое социально-экономическое развитие государств Азиатского региона и в целом способствовать укреплению глобальной энергетической безопасности». В сообщении подчеркивалось, что пакистанская сторона поддержала идею строительства ТАПИ, «актуальность и востребованность которого подтверждена самим временем».
Кроме того, на встрече с министром иностранных дел Индии Сушмой Сварадж Бердымухамедов уделил проекту ТАПИ «первостепенное внимание». Сварадж, в свою очередь, подчеркнула, что проект газопровода может стать важным фактором улучшения общей ситуации в Центральной и Южной Азии.
«Глава внешнеполитического ведомства Индии, отметив заметный прогресс, достигнутый в продвижении проекта ТАПИ (…),  выразила поддержку международных инициатив туркменского лидера по формированию под эгидой ООН действенного механизма по обеспечению безопасности транзита энергоресурсов на мировые рынки», — писала газета.
Сам проект строительства газопровода, по которому через Афганистан и Пакистан туркменский газ должен поступать в Индию, был инициирован Туркменистаном и активно обсуждается еще с 1990-х годов. В 2010 году на саммите глав государств — участников проекта в Ашхабаде было подписано соглашение о начале практической его реализации.
Кроме того, вместе с газопроводом Туркмения планирует построить и мощную линию электропередачи вдоль трассы ТАПИ. Таким образом предполагается обеспечить электроэнергией все инфраструктурные объекты этой магистрали, а также экспортировать ее в другие страны транзитом через Афганистан.
Предположительно, строительство ТАПИ должно начаться в 2015 году и завершиться в 2017 году. Его протяженность составит более 1700 километров, а проектная мощность — до 33 млрд кубометров газа в год. Сырьевыми источниками должны стать крупные туркменские месторождения Довлетабад и Галкыныш, а стоимость проекта оценивается примерно в $8 млрд.
Его безопасность, как планируется, будет обеспечиваться с воздуха. А чертежи газопровода подготовлены американскими инженерами.
На данный момент уже заключены соглашения о купле-продаже газа с индийской GAIL ltd и State Gas Systems of Pakistan, а также с Афганской газовой корпорацией. В качестве транзакционного советника по ТАПИ выступает Азиатский банк развития (АБР). Его основная задача — формирование проектной компании TAPI Ltd.
Месторождение Галкыныш. Фото: turkmenistan.gov.tm
Поучаствовать в строительстве ТАПИ могут и российские нефтегазовые компании, в частности, «Газпром». Однако пока никаких договоренностей с российской стороной заключено не было.
Президент Союза нефтегазопромышленников России Геннадий Шмаль считает, что этот проект может быть успешным и прибыльным. Тем более что у туркменов есть достаточно серьезные запасы газа ближе к границе с Афганистаном.
Однако эксперт не уверен, что проект ТАПИ снова «не отложат в долгий ящик». До сих пор в Афганистане сохраняется нестабильная обстановка, а взаимоотношения Индии и Пакистана носят натянутый характер.
Будущая цена на туркменский газ для Индии пока не известна. По мнению Шмаля, в теории она может быть близка к общемировой — в диапазоне от $360 до $380 за тысячу кубометров.
«Но сегодня в Азиатско-тихоокеанском регионе газ в среднем на 20% дороже, и как себя сейчас будет вести Индия, сказать сложно», — говорит он, отмечая, что, когда проект будет завершен, цены на энергоресурсы могут повыситься.
«Отсюда и вопросы окупаемости. В принципе, любой проект подобного плана окупается в среднем за 7–10 лет», — добавляет эксперт в разговоре с «Русской планетой».
Шмаль также говорит, интерес России в участии в проекте заключается в том, что такого рода сотрудничество сказывается на положении компаний на рынке и позволяет держать под контролем нефтегазовые проекты. Однако, по его словам, у Туркмении с «Газпромом» уже давно «не самые благоприятные» отношения. А участие других предприятий будет зависеть от очень многих факторов, поэтому сотрудничество с Россией в проекте пока стоит под вопросом.
В то же время руководитель отдела Средней Азии Института стран СНГ Андрей Грозин полагает, что проект ТАПИ удастся реализовать. По его словам, все многолетние разговоры на эту тему упираются в отсутствие компаний и международных финансовых структур, готовых пойти на такой инвестиционный риск — из-за ситуации в Афганистане такого рода инвестиции находятся в красной зоне.
«ТАПИ — это, наряду с CASA-1000, крупный американский проект. И не по одному из них пока нет серьезных договоренностей. По ТАПИ, насколько я знаю, не были проведены даже серьезные технико-экономические обоснования. Азиатский банк развития, МВФ, Всемирный банк неоднократно демонстрировали вежливый интерес к проекту, но пока ничего серьезного сделано не было», — говорит политолог. Он отмечает, что до сих пор на ТАПИ даже не удалось найти деньги, не проводились маркетинговые исследования того, кому, по какой цене и на каких условиях этот газ будет продаваться.
Кроме того, по мнению Грозина, главная проблема заключается не в строительстве самой трубы в Афганистане, а в том, чтобы ее потом не взрывали. Для этого будет необходимо заручиться поддержкой нового руководства Кабула и покупать лояльность полевых командиров, по чьей территории пройдет трубопровод. Следовательно, проект будет требовать все больших инвестиций и генерировать убытки.
Андрей Грозин. Фото: time.kg
«Этот трубопровод — скорее, геополитическая пугалка. С одной стороны, это обеспечение хоть каким-то материальным содержанием идеи создания региональной экономики на базе Афганистана, Центральной Азии, частично Индии и Пакистана и без учета китайских, российских и персидских интересов», — предполагает политолог.
Кроме того, по его мнению, другая причина, почему от проекта ТАПИ до сих пор не отказались, — стремление США удержать «на коротком поводке» Исламабад, который нуждается в энергопоставках. То же самое частично относится и к Индии.
«Спрос на энергоресурсы растет, и американцем хотелось бы утвердить себя в качестве оператора значительной части среднеазиатских ресурсов в регионе, где они хотели бы сохранить и упрочить свое присутствие из-за нарастания противостояния с Китаем. В какой-то степени этот проект направлен и против России. Смысл здесь в том, чтобы вывести центральноазиатские ресурсы еще в большей мере, чем это происходит сейчас, из-под российского контроля, и полностью отрезать Россию от туркменского газа», — говорит Грозин.
Помимо еще не реализованного проекта ТАПИ, у Туркмении уже есть два действующих газопровода — один, длиной в  7 тысяч километров, поставляет газ в Китай, другой — в Иран.
В сентябре 2013 года Китай и Туркмения подписали контракт на продажу 25 млрд кубометров газа в год, таким образом увеличив общий объем поставок туркменского газа в Китай до 65 млрд кубометров. Кроме того, были заключены договоренности о строительстве объекта по производству товарного газа в объеме 30 млрд кубометров в год на месторождении Галкыныш.
По словам политолога, Галкыныш уже давно разрабатывается китайцами — от стадии геологоразведки до обустройства всей инфраструктуры. Это месторождение — «китайская кладовая», поэтому Китай сделает все, чтобы проект ТАПИ так и не был реализован, заключает Грозин.
темы
Новости партнеров
Реклама
Реклама
4 мин