В мире
Лента новостей
Лента новостей
Сегодня
Политика
Общество
Бизнес
Культура
Сделано Русскими
О проекте
Редакция
Контакты
Размещение рекламы
Использование материалов
Свидетельство о регистрации СМИ ЭЛ № ФС 77 – 65733 выдано Роскомнадзором 20.05.2016.
Новости
В мире
В мире

«Когда нас уже в Россию отправят?»

Корреспондент «Русской планеты» посетил лагерь беженцев в Донецке
Елена Коваленко
6 мин
Пассажиры поезда Донецк-Москва, 2 августа 2014 года. Фото: Сергей Карпухин / Reuters
Из зоны, окруженной украинскими войсками, в Донецк съезжаются люди из Горловки, Шахтерска, Тореза. Некоторые рассматривают Донецк как перевалочный пункт, из которого они намерены ехать дальше в Россию. Другие надеются переждать в нем военные действия и затем вернуться к себе домой.
Покинувших свои дома людей расселяют в студенческие общежития. Одно из них — общежитие Донецкого национального университета на улице Розы Люксембург. Студенческий городок — это четыре 12-этажных корпуса. В двух живут ополченцы, в остальных — беженцы.
Из Шахтерска люди стали выезжать еще 27 июля. На минувшей неделе именно Шахтерск стал зоной наиболее ожесточенных боев между ДНР и украинской армией. Город находится на трассе Донецк — Снежное — Красный Луч, через него проходит дорога на Луганск, и дальше — на Изварино. Именно по этому маршруту ДНР получает из России подкрепление, гуманитарную помощь, и, как предполагается, военную технику.
Несмотря на объявление о прекращении огня в сорокакилометровой зоне вокруг места падения «Боинга» (президент Порошенко объявил об этом почти сразу после падения самолета), 27 июля украинская армия предприняла блицкриг с целью окружить Донецк и отрезать ДНР от сообщения с Россией. Украинские силовики ударили по Шахтерску сразу с двух направлений — с юга и севера. Ополчение стянуло к городу существенные силы, это позволило провести контрнаступление и отбить Шахтерск.
Однако операция украинских силовиков достигла главной цели — Донецкая группировка войск отрезана от дороги на Луганск. Линия разрыва проходит как раз в области Шахтерска. При этом и сам город, и следующий за ним по трассе Торез находятся в руках ополчения.
Жительница Шахтерска в подвале жилого дома во время артиллерийского обстрела, 4 августа 2014 года. Фото: Михаил Воскресенский / РИА Новости
Жительница Шахтерска в подвале жилого дома во время артиллерийского обстрела, 4 августа 2014 года. Фото: Михаил Воскресенский / РИА «Новости»
В результате этого место крушения малазийского «Боинга» — между селами Рассыпное и Грабово — оказалось недосягаемо для международных экспертов и наблюдателей из ОБСЕ, выезжавших на место крушения из Донецка.
Теперь международные эксперты попадают к месту крушения в объезд Шахтерска. Как стало известно «Русской планете» из источника в международной группе, один из маршрутов проходит из Донецка до поля в Грабово через населенные пункты Константиновка — Артемовск — Дебальцево, подконтрольные украинским силовикам. Особый статус, предоставленный наблюдателям и экспертам, помогает преодолеть и украинские блокпосты, и блокпосты ополчения.
Жителям Шахтерска повезло меньше: в результате ведущихся боев для эвакуации из города оказалось доступно только одно направление — в сторону Донецка. Начавшаяся на прошлой неделе операция стала неожиданностью для местных жителей. «Многие думали, что живем в маленьких городах — Шахтерск, Торез — какая у нас может быть война?», — говорят обитатели общежития.
В начале боевых действий люди выбирались из городов, попавших в зону боев, как могли. Взлетели цены на такси. За поездку из Тореза в Донецк (это 70 километров) водители просили небывалую по местным меркам сумму в одну тысячу гривен (около трех тысяч рублей, средняя зарплата на Украине около пяти тысяч гривен).
После того как из соседнего Шахтерска представители ДНР организовали автобусные маршруты, из Тореза в Шахтерск стали брать триста гривен — тоже немало. Жители рассказывают, что в самом Шахтерске бойцы останавливали личный транспорт и отправляли в Донецк «по одному-два человека».
Перед тем как уехать из города, многие провели несколько дней в подвалах домов. «К автобусу пробирались ползком из бомбоубежища, вокруг все грохочет», — говорят беженцы.
В результате многие оказались в Донецке только с набором вещей первой необходимости, которые можно было сложить в сумку. У многих с собой нет документов и денег — банки закрыты, пенсии и зарплаты не поступают.
В первом корпусе общежития Донецкого национального университета — около тысячи ста человек, большинство из них из Шахтерска. Об этом рассказывает комендант первого корпуса Валерий. Сам он местный житель, его представители ДНР «попросили помочь» и теперь он следит за расселенными беженцами.
Заселяют прибывших из зоны боевых действий в типовые студенческие «блоки» — в каждом две комнаты на два и три человека, общий туалет и умывальник, душ и кухня — отдельно на этаже.
На третьем этаже первого корпуса размещен пункт выдачи гуманитарной помощи — ее несут местные жители и выделяет из своих запасов ДНР. В коридоре, несмотря на духоту, очередь в два десятка человек. Раздают помощь такие же беженки. «Вот Ясиноватая, Шахтерск, Торез», — представляются корреспонденту женщины.
Лена, одна из волонтеров, рассказывает, что уехала из Ясиноватой после того, как во дворе ее дома разорвался снаряд.
В комнате разложены печенье, крупы и детское питание.
— Ребенок трех лет, есть пюре фруктовое? — заходит молодая женщина.
— Картошечка есть? А консервы? Макароны? — следующим появляется на пороге молодой человек.
— Вас сколько, двое? Две морковки вам, один лук. Картошки нет, — каждый выданный продукт Лена и ее коллеги фиксируют в журнале, ставят номер комнаты и фамилию постояльца.
Комната с гуманитарной помощью в общежитии Донецкого национального университета. Фото: Илья Васюнин / «Русская Планета»
Комната с гуманитарной помощью в общежитии Донецкого национального университета. Фото: Илья Васюнин / «Русская планета»
Между вторым и третьим корпусом общежития работает бывшее студенческое кафе — теперь нечто вроде походной столовой, здесь беженцев кормят трижды в день («еда сносная, гречку даже с мясом дают»), но люди все равно приходят за гуманитарной помощью. Во-первых, нужно детское питание — сюда приезжают даже с грудными детьми. Во-вторых, часто не хватает предметов личной гигиены.
Точно так же, как и пункт выдачи помощи, на пятом этаже беженцы организовали медпункт: очень много пожилых людей, которые тяжело переносят стресс. Обращаются главным образом за сердечными препаратами и лекарствами от давления.
Свое будущее обитатели студенческих общежитий видят по-разному.
«Жду не дождусь, когда в Россию вывезут, — говорит Елена. — В воскресенье в Россию вывезли 120 человек из четвертого общежития, я ходила спрашивать, когда нас уже отправят?» В России у нее сестра с мужем, которые обещают устроить у себя.
Уезжать хотят не все. «Те, у кого дома разбило, конечно, уехать хотят. А я хочу домой вернуться, у меня здесь мой дом, почему я должна в чужую страну выезжать?» — говорит Валентина из медпункта.
Не хотят уезжать и пожилые люди. Комендант общежития говорит, что есть и те, кому по девяносто лет, они просто не вынесут переезда.
Рядом с корпусами общежития, где размещены беженцы, живет и ополчение. Часто повстанцы от беженцев отличаются немногим.
Боец Вова, который дежурит с автоматом на блокпосту рядом со студгородком, рассказывает, что приехал в Донецк вместе с женой и двумя детьми умершей сестры, которых он усыновил («свои двое уже взрослые»). Его семья жила на Песках — это поселок к югу от города, где держали оборону соединения ДНР и через который украинские силовики неоднократно пытались войти в город. Месяц назад во время очередного обстрела в его жилище попал артиллерийский снаряд.
«Весь дом по соседям раскидало», — рассказывает он. Об этом он узнал из телефонного звонка. Вова вернулся из Мариуполя, где работал сварщиком на судне, выпустил свиней из уцелевшего свинарника («сказал ребятам на блокпосту: берите, не жалко») и ушел в ополчение. В сгоревшем доме остались все документы, и теперь у него с собой только удостоверение, выданное непризнанной республикой: «С ним везде пускают». Жену и детей он хочет отправить в Россию — туда уже уехали родственники — но жена ехать отказывается, и он переживает: «Если бы дети уехали, было бы проще».
Общежития тоже в опасности. На прошлой неделе со стороны территории, подконтрольной украинской армии, по городу было выпущено несколько снарядов. Предположительными целями были здания СБУ, военная часть и студгородок Донецкого национального университета, где было размещено ополчение, а теперь — и беженцы. Артиллерийские залпы оказались неточными: было разбито несколько жилых домов, гаражи, административные здания, а выпущенные по общежитиям снаряды упали в пруд, в паре сотен метров от студенческого городка. Местные жители опасались, что это была пристрелка украинской армии, и что обстрел повторится, но больше по центру города артиллерия огонь не открывала.
Роман Лягин, министр труда и социальной политики ДНР (бывший председатель избирательной комиссии, которая проводила референдум 11 мая), рассказывает, что в городе уже больше трех тысяч беженцев. Их расселяют в студенческие общежития не только в самом Донецке, но и в прилегающей Макеевке.
Беженцы у общежития Донецкого национального университета. Фото: Илья Васюнин / «Русская Планета»
Беженцы у общежития Донецкого национального университета. Фото: Илья Васюнин / «Русская планета»
Раньше обходились гуманитарной помощью, теперь беженцам еду закупает правительство ДНР, рассказывает Лягин.
«Большинство из тех, кто хотят выехать — выезжают в Россию, там для них обеспечивают условия», — говорит он. Вывозят людей гуманитарными коридорами, маршрут каждый раз меняется. Из-за того, что многие уезжают без документов, официальные пункты пропуска им не подходят: везут нелегально.
Накануне руководство АТО объявило об открытии гуманитарного коридора (выехать можно до 12 утра по Ленинскому проспекту до объездной дороги, далее по трассе Донецк-Курахово), однако министр Лягин относится к этому предложению скептически: «Из Донецка можно выехать, но что дальше? Люди окажутся в чистом поле», — недоумевает он.
Тем временем жители ждут начала предполагаемого штурма Донецка.
Накануне депутат Верховной рады Олег Ляшко сообщил на своей странице в Facebook, что батальоны Нацгвардии «Азов» и «Шахтерск» «начали зачистку» пригородов Донецка, а в сети появились фотографии, сделанные предположительно на окраинах города (позже выяснилось, что на снимках был пригород Донецка, село Мариновка). Информацию также опровергли в официальном твиттере пресс-службы ДНР, назвав ее «абсолютной неправдой». «Боев в городе нет», — заявила пресс-служба.
Затем помощник губернатора Днепропетровской области Игоря Коломойского Борис Филатов сообщил на своей странице в Facebook, что обнародование Олегом Ляшко информации о передвижении добровольческих батальонов привело к тому, что «Азов» и «Шахтерск» попали в засаду. Чтобы помочь этим батальонам выйти из окружения, им на помощь пришли участники батальона «Днепр». По данным Филатова, члены Нацгвардии получили серьезные ранения.
В аналогичной ситуации под Луганском был разбит батальон «Айдар», который направился на штурм города без согласования с военным руководством.
В СНБО начало штурма Донецка не подтвердили, однако посоветовали жителям «покинуть город».
темы
Новости партнеров
Реклама
Реклама
6 мин