По состоянию на 13 июля 10:45
Заболевших733 699
За последние сутки6 537
Выздоровело504 021
Умерло11 439
В мире
Лента новостей
Лента новостей
Сегодня
Политика
Общество
Бизнес
Культура
Сделано Русскими
Личные связи
О проекте
Редакция
Контакты
Размещение рекламы
Использование материалов
Запрещенные организации
Свидетельство о регистрации СМИ ЭЛ № ФС 77 – 65733 выдано Роскомнадзором 20.05.2016.
Лента главных новостей
Русская планета
В мире

«Для Европы Украина не так важна. Крым — это уже история»

Советолог и бывший эксперт ЦРУ Ричард Пайпс о перспективах украинского кризиса и эффективности санкций США против России
Анна Байдакова
21 мая, 2014 12:23
6 мин
Фото: Сергей Бобылев / ИТАР-ТАСС
Ричард Пайпс — почетный профессор Гарвардского университета, автор двух десятков книг о России, последовательный критик советской политики и КПСС. В 1976 году он возглавлял «Команду В» в ЦРУ, созданную для анализа политической и военной стратегии СССР. В отличие от остальных экспертов ЦРУ, «Команда В» считала, что военный потенциал СССР недооценен Америкой и представляет большую угрозу. Пайпс работал в Национальном совете безопасности при администрации Рейгана. Он скептически отзывался о перспективах «разрядки» между США и СССР.
В своих книгах и статьях Пайпс пишет, что Россия одержима статусом великой державы, и западные страны должны считаться с ее чувствами, но не оставлять без ответа ее агрессию. Пайпс считает, что россиянам нужен сильный и даже «грозный» лидер, и Владимир Путин популярен, поскольку соответствует этому образу. После теракта в Беслане в 2004 году он написал в «Нью-Йорк Таймс» колонку о том, что единственным способом прекратить теракты является признание независимости Чечни.
В интервью «Русской планете» Ричард Пайпс поделился своим прогнозом по украинскому кризису и оценил эффективность санкций США против России.
— Как бы вы оценили российскую внешнюю политику России сейчас, в частности по отношению к США?
— Очень недружелюбная и агрессивная, мы надеялись на лучшие отношения. Россия очень враждебна не только к США, но и к Европе. Посмотрите, например, на Сирию, где Россия поддерживает Асада, который борется с повстанцами, посмотрите на Крым.
— Многие считают, что Владимир Путин в Сирии выступил миротворцем. Что вы скажете на это?
— Путин сильный лидер, а Обама нет. Предложение Путина по Сирии было нами принято, но многие считают это слабостью Обамы, который говорил, что при определенных условиях он применит военную силу. Но Путин и раньше годами поддерживал Асада, что мы считаем недружественным поведением. Отношения между Россией и США сейчас заморожены, напоминают вторую холодную войну. Может, я преувеличиваю, но то, что мы вынуждены прибегнуть к санкциям, говорит о большом напряжении в наших отношениях.
— Приведут ли санкции против России к значимым результатам?
— Нет, они очень слабые, это санкции против отдельных людей. На месте президента Обамы я бы угрожал прекращением покупки российской нефти и газа со стороны Европы. США, Скандинавия могли бы поставлять Европе энергоносители, континент не полностью зависит от российских поставок.
— Почему тогда Европа не прекратит покупать российские нефть и газ?
— Европа слаба. Она в первую очередь думает об экономической выгоде, а не о мировой политике. Мы мыслим больше политическими категориями, а Европа — экономическими.
— Вы считаете это их слабостью?
— Да, это слабость, потому что на мировой арене нужно руководствоваться не экономикой, а политикой. Если Европа вместе с нами хочет не допустить российской агрессии по отношению к Украине и Крыму, они должны предпринять шаги к независимости от российских энергоносителей. Процесс перехода на импорт из других стран занял бы два-три года. Но они этого не делают, и я не знаю почему.
Фото: Иван Секретарев / AP
Фото: Иван Секретарев / AP
— Чем закончится украинский кризис?
— Россия не вторгнется на Украину. Думаю, в ближайшие несколько недель ситуация на Украине успокоится. В сегодняшних газетах нет новостей про Украину. Думаю, Россия просто оставит все как есть.
— И не будет пытаться ни на что влиять?
— Будет влиять, но не военными методами. Если Украина не будет двигаться в Европу. Она не будет двигаться ни к России, ни к Европе, а будет просто суверенной страной, как Польша. Я имею в виду, Польша — часть Европы, но она независима как от Европы, так и от России.
— Но не спровоцирует ли отказ от евроинтеграции новый политический кризис внутри Украины?
— Не знаю, насколько это важно для украинцев. Просто Януковича считали марионеткой России, поэтому его выгнали. Но я не думаю, что это так важно для украинцев — быть частью Европы. Они уже смирились с потерей Крыма. Поэтому все успокоится. Дело в том, что агрессия против Украины подняла популярность вашего президента. Путин достиг фантастического уровня поддержки, и теперь ему уже не нужно предпринимать никаких агрессивных действий.
— Как отреагируют другие страны?
— Если Россия больше не будет угрожать военными действиями и уйдет из украинских городов, где она взяла под контроль администрации, то ситуация нормализуется. Для Европы Украина не так важна. Крым — это уже история.
— Санкции США не были эффективными?
— Их было достаточно, чтобы Россия больше ничего не предпринимала на юге Украины. Я не могу прочесть мысли Путина, но, думаю, угроза санкций напугала его, и теперь он отступает.
— При такой напряженной ситуации с Западом Россия может пойти на сближение с Китаем. Что это будет означать для мировой политики?
— У нас довольно хорошие отношения с Китаем: практически все потребительские товары мы покупаем из Китая, и они не пытаются никого завоевывать. Поэтому, если бы Россия сблизилась с Китаем, то и наши отношения с Россией могли бы улучшиться, но я не думаю, что это произойдет.
— Кстати, Америку не заботит, что такая тесная экономическая связь с Китаем может оказаться зависимостью от него?
— Нет, Китай нас не тревожит.
— Вы давно бывали в России?
— В последний раз я приезжал на конференцию в Высшую школу экономики в начале апреля, у меня есть несколько приглашений на осень. Я бываю в России каждый год.
— И какие у вас впечатления?
— Экономика меняется к лучшему, но в политическом плане страна становится все менее свободной, и это меня беспокоит. Один из моих друзей — профессор Зубов. Он написал статью, в которой сравнивал Россию с нацистской Германией — может, это было и не слишком мудро с его стороны, но за это он был уволен из своего университета, чего не должно было случиться. И есть некоторые очень плохие знаки. В этом году мне было трудно получить визу: в консульстве спрашивали, о чем я буду говорить в выступлении, потребовали предоставить тезисы моей речи. И виза была готова только за два дня до моего отъезда в Москву. Такого не было даже в советские времена.
темы
6 мин