В мире
Лента новостей
Лента новостей
Сегодня
Политика
Общество
Бизнес
Культура
Сделано Русскими
О проекте
Редакция
Контакты
Размещение рекламы
Использование материалов
Свидетельство о регистрации СМИ ЭЛ № ФС 77 – 65733 выдано Роскомнадзором 20.05.2016.
Новости
В мире
В мире

День независимости по-китайски

Одновременно с очередной годовщиной образования КНР свой 60-летний юбилей отмечает и крупнейшая автономия Китая
Владимир Лактанов
5 мин
Празднование годовщины образования КНР в Пекине. Фото: Mark Schiefelbein / AP
Первый октябрьский день сегодня мало для кого в России является памятным. Разве что те, кому за семьдесят, смогут достаточно быстро вспомнить, что еще полвека назад об этом празднике знали едва ли не все жители СССР. Да и трудно было в начале 1950-х забыть о том, что у твоего крупнейшего и важнейшего соседа и стратегического партнера сегодня — день рождения! Ведь именно 1 октября 1949 года на пекинской площади Тяньаньмэнь была провозглашена Китайская Народная Республика.
Мао Цзэдун объявляет о создании Китайской народной республики на площади Тяньаньмэнь, 1 октября 1949 года
Мао Цзэдун объявляет о создании Китайской народной республики на площади Тяньаньмэнь, 1 октября 1949 года. Фото: AP
Есть у революции начало…
В многотысячелетней истории Китая период после 1 октября 1949 года — довольно короткий отрезок. Но для самих китайцев, да и для мирового сообщества это, пожалуй, один из самых ярких и драматичных периодов развития страны.
Чтобы оценить, почему дата провозглашения Китайской Народной Республики столь важна для самого Китая, нужно вспомнить предысторию возникновения КНР. Государство, сегодня являющееся самым многонаселенным в мире, первой мировой экономикой по ВВП и второй по номинальному ВВП, возникло в результате двадцатилетней гражданской войны. Можно представить себе, насколько истощенной и измученной была страна к моменту, когда она закончилась. А ведь помимо гражданской, на этот же период выпала и Вторая мировая война, и период японской оккупации, о которой в Китае до сих пор вспоминают с содроганием.
Собственно, гражданская война, которую вели между собой две важнейшие на тот момент политические силы Китая — партия Гоминьдан во главе с генералом Чан Кайши и Коммунистическая партия Китая, — формально началась в 1927 году, хотя вооруженные столкновения между многочисленными самостийными отрядами разного политического толка и окраски по всей стране вспыхивали почти беспрестанно с 1912 года, когда на руинах империи Цин была провозглашена Китайская Республика.
Поначалу Гоминьдан довольно мирно уживался с коммунистами, наравне с ними пользуясь поддержкой северного соседа — проживавшей первое десятилетие своей истории Советской России. Но когда стало ясно, что КПК чем дальше, тем активнее проводит политику, в большей степени отвечающую интересам Сталина, а не Чан Кайши, последний решительно размежевался с коммунистами — совершенно в ленинском духе. И в том же духе провел целую серию карательных операций против бывших политических союзников, спровоцировав прямые вооруженные столкновения между верными ему частями и теми войсками, что подчинялись КПК.
Следующие десять лет в Китае не затихали бои между гоминьдановцами и коммунистами, в которых сторонники КПК хотя и не одерживали крупных побед, но и не позволяли себя уничтожить. Временно забыть о политических противоречиях и многочисленных личных счетах стороны заставило начало японской оккупации. Собственно, в традиционной китайской истории днем начала Второй мировой войны считается не 1 сентября 1939 года — день нападения Германии на Польшу, а 7 июля 1937 года — день «инцидента на Мосту Марко Поло», он же «инцидент на мосту Лугоу», то есть стычка между японскими оккупантами и китайскими солдатами, с которой началась большая японо-китайская война.
Между Америкой и Россией
Перемирие между Гоминьданом и КПК высоко оценили в СССР: 21 августа 1937 года был подписан советско-китайский договор о ненападении, после чего СССР стал оказывать военную и экономическую помощь правительству Чан Кайши. Что примечательно, в то же самое время большую помощь Китаю оказывали и США: на стороне Гоминьдана воевали целые эскадрильи американских летчиков-добровольцев, о чем в Америке стараются не забывать. Такие же эскадрильи поначалу составлялись и из советских пилотов, пока у самого СССР не начались боевые столкновения с Японией, а позже — Великая Отечественная война. Однако техникой и специалистами китайцев и позже продолжали поддерживать обе державы.
Собственно, именно масштабная военная поддержка извне вкупе с традиционным китайским упорством и презрением к смерти в конечном счете и помогли Китаю выстоять и победить в войне с Японией. Но как только исчезло давление на страну извне, тут же усилились внутренние противоречия, к тому же усугублявшиеся начавшейся вскоре холодной войной. Ведь традиционно Гоминьдан пользовался поддержкой прежде всего у США, а КПК, естественно, у СССР.
Первые два года существенный численный перевес и прямая помощь со стороны Америки обеспечивали военное преимущество Гоминьдана. Но весной 1948 года все изменилось: наращивавшие свои силы при непосредственной военной поддержке СССР китайские коммунисты перешли в наступление по всем фронтам. В течение года им удалось фактически уничтожить централизованное командование гоминьдановской армии. Потерявший почти все нити управления генерал Чан Кайши призвал губернаторов провинций самостоятельно оказывать сопротивление коммунистам, и страна словно вернулась на четверть века назад, к милитаристскому хаосу 1920-х.
История легкой не бывает
Нетрудно представить, насколько более выигрышно в этой ситуации выглядели коммунисты, которые уже уверенно могли обещать населению прекращение войны и возвращение к мирной жизни. И так же нетрудно вообразить, с каким воодушевлением в Китае встретили провозглашение 1 октября 1949 года Китайской Народной Республики. Ведь это означало конец войны!
Конечно, за шестьдесят с лишним лет, прошедших с того дня, стране пришлось пережить еще очень и очень многое. Она прошла и через экономический подъем конца 1940-х — первой половины 1950-х, когда при активной экономической поддержке СССР в Китае восстанавливали, а точнее, фактически пересоздавали национальную экономику. Ее ждало десятилетие «культурной революции» — с хунвэйбинами, отрицанием негосударственной собственности и массовыми чистками противников Великого кормчего Мао Цзэдуна, приведшее сначала к охлаждению, а потом и к прямому военному столкновению с бывшим ближайшим союзником — СССР. И три десятилетия нового экономического рывка, который начался с призыва «Обогащайтесь!», продолжился под девизом «Пусть в Китае будет больше богатых!», а сейчас проходит под лозунгом «Пусть в Китае будет меньше бедных!»
Насчитывающая несколько тысячелетий документальной истории страна за это долгое время не раз демонстрировала всему миру чудеса трансформации и удивительные, неожиданные внутренние резервы — наряду с удивительной способностью находить собственный путь в любое, даже самое смутное время. Удалось же Китаю стать единственной в мире страной, сочетающей совершенно социалистические планово-распределительные отношения в экономике с небывалым по масштабам всплеском частного предпринимательства и привлечением иностранных инвестиций.
Этот странный, труднопредставимый сплав коммунистической идеологии и капиталистической экономики, сочетание несочетаемых, казалось бы, подходов к управлению государством обеспечил современному Китаю уникальное положение на мировой политической арене. Страну, обладающую крупнейшей в мире армией и одной из крупнейших экономик, «фабрику мира», третье по размеру территории государство на планете хотят заполучить в союзники все основные игроки мировой политики. Но Китай и тут ухитряется идти своей дорогой, не ссорясь ни с кем, но и не стремясь к прочным союзам. Что ж, с учетом всего, что пережила страна в ХХ веке, такой подход неудивителен. Китай сегодня стремится жить только своими интересами, и ему это во многом удается.
Где в Китае жить хорошо
На фоне государственных торжеств по случаю очередной годовщины провозглашения КНР как-то теряется еще один важный юбилей, причем важный не только для Китая, но и для России. В тот же день, 1 октября, но только шестью годами позднее — в 1955 году — в составе КНР появилась крупнейшая административно-территориальная единица: Синьцзян-Уйгурский автономный район (СУАР).
Синьцзян-Уйгурский автономный район
Синьцзян-Уйгурский автономный район. Фото: Eugene Hoshiko / AP
До развала Союза этот район имел один из самых протяженных участков границы с СССР, да и сейчас два крупнейших государства Евразии соприкасаются тут между собой на протяжении 45 км. Но не только этим определяется тесная связь, издавна существующая между Синьцзяном и Россией. Среди представителей четырех десятков национальностей, живущих на территории СУАР, немалую часть составляют русские: и те, кто поселился здесь, когда эта территория еще именовалась Восточным Туркестаном, и те, кто эмигрировал сюда после гражданской войны в России, и те, кто перебрался в Синьцзян уже в последние два-три десятилетия.
И те, кто родился и вырос здесь, и те, кто недавно переехал в Синьцзян, единодушно отмечают, что эта земля похожа, скорее, на Среднюю Азию, чем на традиционный Китай — или, точнее, на традиционные представления о нем. Действительно, здесь совсем не так много пагод и пекинских двориков, а царит по преимуществу центральноазиатская архитектура: мечети, минареты, узкие улочки — и традиционные азиатские базары.
В таком обилии именно базаров нет ничего удивительного. Синьцзян-Уйгурский автономный район традиционно один из крупнейших в Китае сельскохозяйственных районов. Особенно славятся синьцзянские фрукты — как свежие, так и сушеные, то есть обычный для Средней и Центральной Азии ассортимент. Именно они и являются одной из важнейших статей экспорта СУАР, значительная доля которого приходится на Россию. Но не только они. По словам директора отдела политики и экономики Китая Института мировой экономики и международных отношений имени Е.М. Примакова при Российской академии наук Сергея Луконина, СУАР фактически является воротами китайской экономики на Великом шелковом пути. «Созданы схемы логистического взаимодействия с Российской Федерацией, идет интеграция с Евразийским экономическим союзом, — поясняет Луконин. — Стоит ожидать усиления торгово-экономического сотрудничества. Сейчас перед китайским правительством стоит очень важная задача: создать современную промышленную базу в СУАР. В этом случае концепция «один пояс, один путь» будет полезна и для Китая, и для всех стран вдоль этого пути — Великого шелкового пути. Это позволит Китаю выйти на новый уровень сотрудничества с другими странами».
Но большая экономика — это далеко не все, что привлекает гостей в Синьцзян. Уникальный сплав центральноазиатской и китайской культур делает это место одним из уникальнейших уголков Азии. Здесь есть что посмотреть знатокам истории (ведь за всю известную историю Синьцзяна на его территории располагалось 36 различных государств!) и поклонникам нерукотворных пейзажей (ради них знатоки советуют отправляться в Или-Казахский автономный район, Кашгар или Хотан), и просто любителям знакомиться с новыми землями. Ведь, как отмечают все побывавшие в СУАР, синьцзянцы приветливы и очень хорошо относятся к гостям, считая, что чем их больше, тем лучше живется их земле.
темы
Новости партнеров
Реклама
Реклама
5 мин