По состоянию на 8 июля 10:30
Заболевших700 792
За последние сутки6 562
Выздоровело 472 511
Умерло10 667
В мире
Лента новостей
Лента новостей
Сегодня
Политика
Общество
Бизнес
Культура
Сделано Русскими
Личные связи
О проекте
Редакция
Контакты
Размещение рекламы
Использование материалов
Свидетельство о регистрации СМИ ЭЛ № ФС 77 – 65733 выдано Роскомнадзором 20.05.2016.
Лента главных новостей
Русская планета
В мире

Быть на ножах с Пекином

Китайские власти раскрыли данные о числе погибших в ходе беспорядков в Синьцзян-Уйгурском автономном районе
Никита Сологуб
4 августа, 2014 17:10
7 мин
Полицейские на улице города Кашгар Синьцзян-Уйгурской автономии. Фото: Ke Dawei / Imaginechina / AFP / East News
В воскресенье, 3 августа, китайские власти обнародовали данные о жертвах беспорядков, вспыхнувших на прошлой неделе в Синьцзян-Уйгурском автономном районе. В ходе волнений погибли 37 мирных жителей, силовики застрелили 59 предполагаемых «террористов» (в терминологии государственного агентства «Синьхуа») и арестовали 215 человек.
Массовые беспорядки охватили города Еликшу и Хуандгди 28 июля, но какой-либо подробной информации о произошедшем не было неделю. В связи с усиленной охраной места происшествия доступ иностранных журналистов к нему затруднен, что делает практически невозможной независимую оценку ситуации.
На официальном новостном сайте властей Синьцзян-Уйгурской автономии появился комментарий регионального секретаря Коммунистической партии Китая Чжан Чуньсяня, который изложил свою версию событий.
По словам секретаря парткома, 28 июня боевики напали на полицейский участок и правительственные учреждения в городе Еликшу, а затем отправились в соседний Хуандгди, попутно разбивая автомобили и избивая гражданских лиц. На главной дороге, связывающей два города, участники беспорядков установили блокпосты. Пытавшиеся проехать мимо автомобили боевики останавливали, и, угрожая ножами и топорами, заставляли водителей и пассажиров присоединиться к ним.
Всего в ходе беспорядков погибли 37 гражданских (из них двое — уйгуры, остальные — представители народности хань), 13 человек получили ранения, 31 автомобиль был поврежден, еще шесть — сожжены. «Это было серьезное террористическое нападение, к которому причастны как китайские, так и зарубежные террористические организации. Оно было организованным, преднамеренным, тщательно спланированным и злонамеренным», — уверен Чжан.
В своем официальном комментарии партия не раскрывает детали последовавшей вслед за этим «антитеррористической» операции, однако оглашает ее итоги — силовики убили 59 человек, еще 215 были арестованы. В ходе обысков в домах предполагаемых террористов полицейские якобы нашли топоры, ножи, мачете и баннеры с призывами к джихаду.
Джуме Тахир. Фото: Reuters TV
Одним из главных организаторов беспорядков власти КНР называют уйгура Нурамата Савута, который, по их данным, активно принимал участие в деятельности «Исламского движения Восточного Туркестана» с прошлого года. На эту же организацию власти Китая возлагают ответственность и за серию терактов в апреле и мае этого года, в результате которых погибли более 30 человек. Для продвижения сепаратистских настроений в Синьцзян-Уйгурском автономном округе он активно распространял аудио- и видеоматериалы, призывающие к этническому и религиозному экстремизму. Кроме того, группа под руководством Савута готовилась к атаке с начала священного для мусульман месяца Рамадан. Ее участники несколько раз собирались в труднодоступных местах, чтобы составить план атаки и подготовить «инструменты для насильственных действий».
На прошлой неделе был убит 74-летний имам крупнейшей в Китае мечети Ид Ках в синьцзянском городе Кашгара, 74-летний Джуме Тахир. Как сообщает Reuters, боевики-исламисты зарезали его на выходе из мечети после утренней молитвы 31 июля, спустя несколько дней после атаки боевиков на Еликшу и Хуандгди. Очевидцы рассказали агентству, что полицейские застрелили двоих нападавших и арестовали третьего. По данным Reuters, все нападавшие носили уйгурские фамилии.
Как отмечает агентство, Тахир был заметным сторонником пекинских властей и поддержал правительство после того, как в 2009 году силовики подавили беспорядки в столице Синьцзяна Урумчи. В результате этой операции погибли около 200 человек.
В письменном комментарии для Reuters неназванный представитель «Всемирного уйгурского конгресса», международной организации изгнанных уйгуров, представляющей интересы своей народности за пределами Китая, отметил, что насилие и репрессии со стороны правительства лишь ухудшат ситуацию. «Если Пекин не изменит свою политику радикальных репрессий, это может привести к усилению столкновений», — написал он.
Богатая ресурсами и стратегически выгодно расположенная на границе с Центральной Азией автономная провинция Синьцзян остается одним из самых неспокойных регионов Китая. В ней проживают около 10 миллионов уйгуров, исповедующих ислам суннитского толка. Хотя власти КНР проводят целенаправленную политику их китаизации, запрещая многие проявления национальной культуры — например, поститься в Рамадан — антиправительственные настроения от этого только усиливаются.
В разговоре с РП заведующий отделением востоковедения Высшей школы экономики профессор Алексей Маслов обозначил несколько факторов, способствующих эскалации конфликта в синьцзянской провинции. «Напряженности способствует исламизация населения автономии, которая стала проявляться прежде всего из-за появления доступа к интернету», — рассказал он.
Последствия столкновений уйгуров с полицией в Синьцзяне. Фото: Shen Qiao / Xinhua / AP, архив
Еще один фактор, провоцирующий напряженность в регионе, — изменение экономической политики Пекина. «Долгое время китайские власти весьма либерально относились к неуплате налогов жителями Синьцзяна, предоставляя им максимальные свободы: главное, чтобы они не выступали против властей и их поддерживали. В Синьцзян, как и в Тибет, вливались очень большие деньги, чтобы уйгурское население не выступало против властей серьезно, но сегодня правительство ужесточает экономический контроль над населением, в частности требует ото всех в обязательном порядке платить налоги, начало проверять местные фирмы, и все это вылилось в террористические выступления», — пояснил эксперт.  
Как рассказал Маслов, сейчас «Исламское движение восточного Туркестана», на которое китайские власти возлагают ответственность за нападения, действительно действует как террористическая группировка, однако своими корнями оно уходит в XVIII век. «Это движение — наследник теократического государства уйгур, существовавшего в те времена и формально входившего в состав Китая», — добавил Маслов. Сейчас эта организация, по своей идеологии близкая к радикальным суннитским группировкам, действует на территории Синьцзяна и частично на территории Киргизии. Раньше ее деятельность распространялась на Казахстан, однако власти этой страны ее подавили, отметил эксперт.
«В Китае, как и в остальном мире, ислам — абсолютно расколотое движение. Хотя количество террористических группировок в КНР невелико, радикально настроенные сунниты здесь очень активны, а главное — не хотят идти ни на какое сотрудничество с государством, в то время как подавляющее большинство китайских мусульман исторически было интегрировано в китайскую государственность. По сути, сегодня речь идет не только о расколе по религиозному принципу, внутри ислама, но и по этническому принципу», — заключает востоковед.
 
темы
7 мин