По состоянию на 4 июля 10:30
Заболевших674 515
За последние сутки6 632
Выздоровело 446 879
Умерло10 027
В мире
Лента новостей
Лента новостей
Сегодня
Политика
Общество
Бизнес
Культура
Сделано Русскими
Личные связи
О проекте
Редакция
Контакты
Размещение рекламы
Использование материалов
Свидетельство о регистрации СМИ ЭЛ № ФС 77 – 65733 выдано Роскомнадзором 20.05.2016.
Лента главных новостей
Русская планета
В мире

«Остров Крым» в Индийском океане

Почему бывшая французская колония Майотта через референдум попросилась обратно в метрополию
Станислав Наранович
9 марта, 2014 11:12
11 мин
Остров Майотта. Фото: Jnoir / Flickr
В России реформы и законодательные инициативы последних двух лет все чаще оправдываются «международным опытом», что, по идее, должно легитимировать даже самые абсурдные и неоднозначные начинания власти. Референдум о присоединении Крымской автономии к России, назначенный на 16 марта, тоже можно оправдать «западными практиками» — опыт вхождения отсталой территории, не ужившейся с соседями, есть у Франции.
В марте 2011 года к ста департаментам (основным территориально-административным единицам) Франции добавился еще один — архипелаг Майотта в Индийском океане. От Франции его отделяют 10 тысяч километров. Он состоит из двух главных островов Гранд-Тер и Пти-Тер и нескольких крошечных, общая площадь — 374 квадратных километра. Географически Майотта входит в более крупный архипелаг Коморских островов, расположенных между побережьем Мозамбика и Мадагаскаром. Помимо Майотты, в них входят острова Анжуан, Гранд-Комор и Мохели, которую сегодня образуют независимую республику Союз Коморских Островов.
Коморы стали протекторатом Франции во второй половине XIX века. До открытия Суэцкого канала они были факторией на торговом маршруте в Индию. В начале XX века острова стали провинцией колониального Мадагаскара. Свою автономию и независимость Коморы получали постепенно. В 1946 году они стали самостоятельной заморской территорией Франции. В шестидесятых получили внутриполитическую автономию, островитяне сформировали парламент и правительство. В первые партии преимущественно вошла местная мусульманская аристократия.
В 1963 году на островах формируется «Движение за национальное освобождение Коморских островов». В то же время на Майотте парадоксальным образом собираются активисты противоположного толка — требующие, наоборот, вернуть остров в полное подчинение Франции! Ключевую роль в этом сыграла религия. Статуса заморского департамента Франции для острова добивалось «Движение народа махоре», состоящее из аборигенов, которые исповедовали не только ислам, но и христианство.
Дело в том, что еще в середине XIX века католические миссионеры нашли подход к племенам махоре. Священники разрешали аборигенам некоторые этнические ритуалы и традиции, в частности, матриархат. Поэтому на Майотте оказалось значительно больше христиан, чем на соседних островах. Именно их потомки и отказывались теперь обретать независимость. Жители соседних островов называли их «избалованными детьми республики», однако плюсы от сближения с метрополией были очевидны.
В начале семидесятых Франция и правительство Комор заключают соглашение о достижении четырьмя островами независимости. В ходе референдума по вопросу о самоопределении в 1974 году Анжуан, Гранд-Комор и Мохели проголосовали за суверенитет и объявили себя исламской Республикой Коморские Острова. Большинство же населения Майотты (более 60%) проголосовало против независимости. Местные депутаты не поддержали решение островного парламента об отделении от Франции.
Жительницы острова Майотта. Фото: Jean Marc Charkes / Getty Images / Fotobank.ru
Жительницы острова Майотта. Фото: Jean Marc Charkes / Getty Images / Fotobank.ru
В 1975 году в составе трех островов, но продолжая претендовать и на четвертый, Коморы стали полноценным членом Организации Объединенных Наций. Сославшись на результаты референдума, Франция наложила вето на резолюцию ООН о предоставлении независимости Майотте. У острова остался размытый и временный статус французских заморских владений, по сути, не обещавший никакой интеграции с метрополией.
Последующие десятилетия Майотта добивалась получения полноценного статуса французского департамента. Привлечь внимание континентального правительства оказалось трудно. В 1979 году во Франции вступил в действие закон, по которому Майотта не может перестать быть французской территорией без согласия местных жителей. В 1982 году ООН выступила с предложением присоединить Майотту к Коморам, но Франция, естественно, была против. На референдуме в 2000 году большинство островитян (более 70%) проголосовали за сближение с метрополией. В 2009 году прошел повторный референдум — 95% жителей проголосовали за то, чтобы Майотта стала французским департаментом. Всего в голосовании приняли участие 216 тысяч майоттинцев. И только 31 марта 2011 года Майотта, наконец, официально стала 101-м французским департаментом. Союз Коморских Островов выступил с критикой проведения референдума, который фактически лишил их надежды создать на архипелаге единое исламское государство.
Население Майотты выросло с 45 тысяч в 1975 году до 212 тысяч в 2012 году.
В самом начале восьмидесятых Майотта оставалась практически такой же факторией, какой была в начале XX века. По словам Мишеля Тайифера, директора местной федерации работодателей, единственная больница острова по оснащению оставалась такой же, что и во времена Альберта Швейцера — французского философа и медика, построившего в Африке в начале двадцатого столетия несколько госпиталей на собственные деньги, пишет Guardian. На острове было ровно две гравийные автодороги, электричество постоянно сбоило. Телефонные звонки осуществлялись через коммутатор, который обслуживался телефонисткой, а телевидения не было вообще. Местное самоуправление, хоть номинально и было провозглашено несколько десятилетий назад, практически отсутствовало. Единственным судном, которое раз в месяц заходило в столичный порт, был сухогруз, следовавший по маршруту Дурбан (ЮАР) — Коломбо (Шри-Ланка).
«Департаментализация», подразумевающая сращивание экономических систем метрополии и заморской территории, дала острову доступ к многочисленным социальным льготам. Вместе с тем, смена статуса обязала островитян стать европейцами, отказавшись от своих народных обычаев. Полигамия у махоре теперь вне закона, а минимальный возраст вступления в брак для женщин поднялся с 15 до 18 лет. Вместо шариата на острове открылись гражданские суды, полномочия мусульманских судей «кади» были существенно урезаны.
Из стратегических объектов французской армии на острове расположена радиолокационная станция и военно-морская база. Это обеспечивает контроль над частью Индийского океана и влияние на государства в регионе.
Уровень жизни населения в Майотте сильно отстает от континентальной Франции, но ее экономика процветает. Когда дело доходило до финансирования острова, Франция всегда была щедра, даже задолго до возведения его в статус департамента. Первый план модернизации острова был утвержден в 1987 году. Суммарно за двадцать лет Майотта получила от Парижа в ежегодных субсидиях €680 млн евро (т.е. примерно по €3,5 тысячи евро в год на человека). В 2007 году остров получил €20,5 млн от ЕС отдельно на восстановление лесов, проведение канализаций и санитарию. Всего с 2008 по 2013 год ЕС перевел острову траншей на €23 млн. А после «департаментализации» и без того немаленькие ежегодные субсидии из Парижа стали еще больше. В 2012 году бывший госсекретарь французского правительства по вопросам заморских территорий Ива Жего подсчитал, что модернизационный процесс на Майотте затянется до 2030-х и будет стоить еще 200 млн евро.
Нелегальные мигранты из Анжуана. Фото: Getty Images / Fotobank.ru
Нелегальные мигранты из Анжуана. Фото: Getty Images / Fotobank.ru
Согласно просочившейся дипломатической переписке американского посла, обнародованной сайтом Wikileaks, в 2007 году Майотта выглядела как «французский пригород, в котором живет низший средний класс». Пожалуй, главным достижением было введение на острове французской системы вэлфера «revenu de solidarité active», пособия, которое обеспечивает прожиточный минимум. Однако вместе с социальными пособиями метрополии островитянам также пришлось начать платить общие налоги и НДС.
По словам главного врача госпиталя Мамудзу, столицы острова, если в восьмидесятых местное население в основном страдало заболеваниями, распространенными во всех странах третьего мира, то теперь Майотта «перешла на заболевания богатых». Мобильные телефоны, спутниковое телевидение, кондиционеры и даже транспортные пробки становятся все более распространенным явлением. Порция кебаба, которая некогда стоила на городском рынке Мамудз один франк, теперь стоит уже один евро (т.е. в 5—6 раз дороже). Местный коморский язык ведет безнадежную борьбу против французского, на котором теперь говорит большинство молодежи.
Сегодня уровень жизни на Майотте в несколько раз выше, чем на остальном Коморском архипелаге. По этому поводу в 2012 году общественные деятели Союза Коморских Островов даже отправили президенту Франции Франсуа Олланду письмо, в котором предупреждали, что Франция насаждает на Майотте «искусственную экономику, не имеющую под собой прочного основания для развития», порождая тем самым в архипелаге социально-экономический дисбаланс.
После 25 лет модернизации на остров пришли и проблемы первого мира. Многие жалуются на растущее социальное неравенство и пропасть в заработках. По словам директора фонда социального обеспечения Саида Боинали, местные власти опасаются, что общество махоре, еще не успевшее адаптироваться к цивилизованной жизни, просто распадется, если столкнется со значимыми экономическими проблемами.
Главной проблемой свежеиспеченного департамента стал постоянный поток нелегальных мигрантов с соседних неблагополучных островов. Особенно много переселенцев прибывает из Анжуана — с этого острова плывут небольшие рыбацкие лодки «квасса-квасса», доверху набитые взрослыми и детьми. Анжуан — самый неблагополучный остров архипелага. В начале двухтысячных на нем возобладали сепаратистские настроения, остров добился автономии внутри Комор. В 2007 на острове пришел к власти полковник Мохамед Бакар, объявивший Анжуан независимым государством. Армия Комор при поддержке вооруженных сил Африканского союза подавила мятеж, а полковник Бакар, переодевшись в женское платье, бежал и на «квассе-квассе» уплыл на Майотту.
Анжуан — не единственный остров, где сепаратистские настроения привели к волнениям. С момента обретения независимости Коморы пережили 21 попытку государственного переворота. Почти половина (45%) населения Союза Коморских Островов живет ниже черты бедности, исламское государство занимает 169-е из 187 мест в индексе развития человеческого потенциала ООН. Соседние острова наглядно видят, что в колонии людям жить существенно лучше, чем при независимости.
Во французский департамент бегут постоянно и из Мадагаскара. По официальной статистике, в 2011 году на острове находилось почти 60 тысяч мигрантов. В 2010 году из Майотты депортировали 26,4 тысячи человек.
В 2014 году Майотта планирует стать полноценным членом Евросоюза.
темы
11 мин