Научно-замученные
4 мин чтения
фото: science.spb.ru

фото: science.spb.ru

Оценку эффективности российских ученых пора отвязать от количества публикаций в западных научных журналах

Как сообщила на днях вице-премьер кабмина РФ Ольга Голодец, за последние несколько лет отечественные вузы увеличили число публикаций в иностранных научных изданиях в два с половиной раза. Об этом Голодец заявила на собрании членов ассоциации "Глобальные университеты", по мнению вице-премьера, данная статистика свидетельствует о росте интереса в мире к достижениям российской науки.

Политический фактор

Следует отметить, что протяжении долгого времени российские вузы демонстрировали серьезное отставание по числу публикаций в рецензируемых научных журналах. Например, в прошлом году Россия занимала всего лишь 15 место по количеству опубликованных статей в мировом рейтинге, составленном Web of Science (поисковая платформа, объединяющая реферативные базы данных публикаций в научных журналах и патентов). Российских ученых опережали коллеги из США, Китая, Германии, Великобритании, Индии и ряда других стран.

В числе основных причин, объясняющих такое отставание, чаще всего называли «утечку мозгов» из России, нежелание российских ученых добиваться публикаций в авторитетных научных изданиях с высоким импакт-фактором, а также банальное неумение правильно составить заявку и перевести материал на английский язык.

Есть, кроме того, и факторы политического характера: по словам представителей российского научного сообщества, западные издания нередко отказываются публиковать статьи россиян без видимых причин.

Тенденция усугубилась после вхождения Крыма в состав РФ и резкого охлаждения отношений между Москвой и Вашингтоном. Как сообщили прессе ведущие ученые из РАН и издатели российских научных изданий в 2014 году, статьи российских авторов стали отсылаться обратно в автоматическом режиме, без рецензирования. Особенно безнадежны случаи, когда среди авторов материала перечислены одни россияне. Некоторые ученые даже придумали хитрость – включают в перечень соавторов коллег из США или Европы, повышая таким образом шансы на публикацию в солидном издании.

Кроме того, было замечено, что письма, направляемые в редакции научных журналов с российских IP-адресов, неизменно отбраковываются. Поэтому, помимо включения иностранцев в число соавторов, ученые стараются отправлять статьи с зарубежных IP.

Кстати, похожая ситуация отмечалась в 2008 году, после «Восьмидневной войны» в Южной Осетии.

При этом, собственных авторитетных научных изданий с высоким импакт-фактором в России практически нет. Эта проблема активно обсуждалась в начале 2014 года, когда глава государства поручил Минобрнауки произвести реформирование системы господдержки отечественных научных изданий. Кроме того, было рекомендовано оказать усилия для включения отечественных журналов в международные базы данных, такие как Web of Science и Scopus.

Публикации, как критерий

Несмотря на чинимые российским ученым препятствия со стороны иностранных изданий, именно количество опубликованных статей в авторитетных журналах является одним из ключевых критериев оценки эффективности вузов. Этот критерий был введен в 2012 году, с тех пор наличие публикаций в реферируемых зарубежных изданиях является основанием для выделения вузу грантов Российского научного фонда .

Неудивительно, что количество опубликованных статей начало расти – вузы и преподаватели прилагают максимум усилий для того, чтобы добиться публикации в иностранных изданиях.

Однако, считать данную активность главным признаком возрождения российской науки все же преждевременно. Как отмечают эксперты, во-первых, не всегда статьи, публикуемые в журналах с высоким импакт-фактором, отличаются высокой научной ценностью – ранее было зафиксировано множество случаев, когда на страницах авторитетнейших мировых изданий появлялись статьи-пустышки. Например, наиболее громких скандалов был связан с публикацией в Science статьи американского политолога Майкла Лакура, в которой он доказывал эффективность ЛГБТ-агитации. Выяснилось, что Лакур не просто подтасовал результаты работы, но и вообще не проводил никаких исследований, взяв содержание статьи «с потолка».

Во-вторых, использование зарубежных публикаций в качестве основного критерия оценки эффективности вузов нередко приводит не к улучшению качества научных исследований, а к лавине малоценных статей, продвигаемых в издания правдами и неправдами, порой за взятки.

Примеры уже есть: после того, как подобную систему оценки ввели в Австралии, вузы страны резко подняли количественные показатели, начав публиковать массу статей, однако качество этих работ резко упало. Не говоря уже о Китае: в настоящее время китайские ученые занимают второе место в мире после американских по количеству публикуемых в год статей, однако многие из этих статей не представляют научной ценности. Мало того, в 2013 году сотрудники Science провели настоящее расследование, в ходе которого вскрылось существование в Китае «черного рынка» научных публикаций.

В стране действует множество агентств, оказывающих услуги по публикации научных статей в авторитетных изданиях, и эти услуги носят зачастую не только сугубо организационный характер. За определенную плату такими фирмами создаются и продвигаются в известные издания статьи, научная ценность которых, по понятным причинам, стремится к нулю. Мало того, некоторые агентства предлагают услуги по «автоплагиату», переводя с китайского и перепубликуя ранее напечатанные в других изданиях материалы. Причиной этого всплеска коррупции стало решение властей КНР оценивать эффективность исследовательских институтов и ученых по количеству публикаций – как и в России.

Разумеется, признание со стороны международного научного сообщества важно и полезно. Однако, считать публикации в западных научных журналах главным критерием оценки качества научной работы по меньшей мере, странно. Тем более, в разгар политической конфронтации между Россией и странами Запада: полагать, что научный мир находится «вне политики» столь же наивно, как думать о том, будто бы политике нет места в мире профессионального спорта.

Следует отметить, что новый министр образования и науки РФ Ольга Васильева в конце сентября предложила «отвязать» российскую науку от иностранных изданий, и оценивать деятельность ученых на основании публикаций в российских научных журналах. Всего планируется отобрать 30 отечественных изданий, которые составят базу для оценки работы ученых всех направлений. Ряд представителей научного сообщества уже выступили с одобрением данной инициативы.

Кроме того, существуют и другие, не менее важные критерии оценки работы вузов: например, количество внедренных в производство инновационных разработок, созданных на базе того или иного высшего учебного заведения. К сожалению, сегодня даже крупнейшие вузы зачастую не могут похвалиться успехами своих сотрудников в сфере инноваций https://rusplt.ru/society/konets-innovatsionnoy-kormushki-21067.html – а ведь от этого, в первую очередь, зависит рост производства в стране и благосостояния ее граждан.

Если у Вас возник вопрос по материалу, то Вы можете задать его специальной рубрике Задать вопрос Словесная бухгалтерия Далее в рубрике Словесная бухгалтерияСпоры вокруг исключения книг из школьной программы не имеют смысла пока дети читают русскую классику со словарем Читайте в рубрике «Прогресса нет никакого»Почему сам факт встречи лидеров Нормандской четверки важнее ее результатов «Прогресса нет никакого»
Подписывайтесь на канал rusplt.ru в Яндекс.Дзен
Подписывайтесь на канал rusplt в Дзен
Комментарии
Авторизуйтесь чтобы оставлять комментарии.
Читайте только самое важное!
Подпишитесь на «Русскую планету» в социальных сетях и читайте наиболее актуальные материалы
Каждую пятницу мы будем присылать вам сборник самых важных
и интересных материалов за неделю. Это того стоит.
Закрыть окно Вы успешно подписались на еженедельную рассылку лучших статей. Спасибо!