По состоянию на 26 мая 10:35
Заболевших362 342
За последние сутки8 915
Выздоровело131 129
Умерло3 807
Общество
Лента новостей
Лента новостей
Сегодня
Политика
Общество
Бизнес
Культура
Сделано Русскими
Личные связи
О проекте
Редакция
Контакты
Размещение рекламы
Использование материалов
Свидетельство о регистрации СМИ ЭЛ № ФС 77 – 65733 выдано Роскомнадзором 20.05.2016.
Новости Общество
Русская планета
Общество

Драка за нефтедоллары

Сможет ли правительство заставить нефтяников делиться доходами
Виктория Фоменко
16 февраля, 2016 12:00
7 мин
Фото: Сергей Коньков/ТАСС
Минфин РФ заговорил о необходимости снизить налоговые вычеты, которые получают компании — экспортеры нефти. Представители нефтянки, в свою очередь, отреагировали воплями обиды и негодования: дескать, государство пытается их ограбить, а повышение налогов приведет к сокращению нефтедобычи.
Несмотря на то что это далеко не первая за последние полтора года попытка нефтяников шантажировать государство, ее можно назвать беспрецедентной по степени наглости. Под крики: «Помогите, грабят!» и жалобы на вынужденное прозябание в условиях несправедливо низких цен на энергоносители нефтедобывающие компании все это время получали не убытки, а сверхприбыли, ухитрившись увеличить свои доходы по сравнению с 2015-м.
Покусился Минфин на святое
Согласно федеральному бюджету, общие доходы российской казны в 2016 году должны составить 13,73 трлн рублей. При этом значительную часть средств, на которые стране придется жить еще десять с лишним месяцев, разумеется, составляют доходы от добычи и экспорта сырья: 3,66 трлн руб. должны поступить в казну в виде налога на добычу полезных ископаемых (НДПИ) и еще 2,38 трлн государство заработает на экспортных пошлинах.
Расходы бюджета тем временем составят 16,09 трлн рублей. Стало быть, 2,36 трлн — размер дефицита, который надо чем-то покрыть и желательно побыстрее. В связи с этим глава Минфина Антон Силуанов и высказал на удивление здравую для представителей российских монетарных властей мысль, о том, что стоит изменить размер предоставляемого нефтяникам налогового вычета. В нынешних условиях, подчеркнул министр, этот вычет чисто по «естественным» финансово-экономическим причинам стал неадекватно большим. После падения цен на нефть система налогообложения начала работать в пользу нефтяников и, соответственно, в ущерб госказне.
По действующим правилам 15 долларов, вырученные от продажи каждой нефтяной бочки, не облагаются налогом, так как считается, что именно такова себестоимость добычи одного барреля, а налог должен взиматься только с чистой прибыли компании-экспортера. Таким образом, после падения мировых цен до уровня 27–25 долл./барр. почти половина всей выручки нефтянников оказалась неналогооблагаемой.
И ладно, если бы нефтяные компании несли все расходы исключительно в долларах — тогда еще можно было бы кивать на то, что рубль упал и себестоимость бочки соответственно выросла. Но ведь большая часть расходов у российских нефтяников в рублях. В итоге в валютном выражении расходы российской нефтянки сократились даже сильнее, чем ее доходы! А образовавшаяся маржа спряталась за налоговым вычетом.
«По логике вещей, сейчас нужно этот вычет корректировать. По нашим оценкам, примерно в два раза», — заявил Силуанов.
Время резать расходы
По предварительным прикидкам, при цене от 30 до 50 долларов за бочку и валютном курсе 64 рубля за доллар пересмотр налогового вычета увеличит поступления в бюджет на сумму от 650 млрд до 1 трлн рублей. То есть позволит закрыть от четверти до половины бюджетного дефицита.
Что до сокращения добычи, а именно им «раскулачиваемые» нефтяники пытаются напугать обывателей (оно якобы станет следствием падения их доходов), в реальности является совершенно естественным и нормальным процессом. Это происходит по всему миру. В прошлом году низкие цены на нефть сделали нерентабельным ряд крупных проектов: в одной только Северной Америке были свернуты работы по 46 проектам (данные на сентябрь). К середине января 2016-го количество отмененных проектов увеличилось до 68, а их общая стоимость составила 380 млрд долларов.
Нефтяные вышки Chevron
Нефтяные вышки Chevron. Фото: MARK RALSTON / AFP
Естественно, в первую очередь под удар попали неконвенциональные месторождения: сланцевая нефть в США, разработка нефтеносных песков в Канаде, бурение глубоководных скважин на территории нескольких стран. Их порог рентабельности был пройден еще при 50 долларах за баррель. А при 30-долларовом барреле даже флагманы индустрии решили, что с них хватит, и прекратили крупные проекты, занявшись оптимизацией расходов.
По оценке специалистов консалтинговой компании Wood Mackenzie, компаниям западного типа в ближайшее время удастся сократить свои издержки на 10–15%. В числе тех, кто «отправился зимовать», оказались энергетические гиганты Chevron, ConocoPhillips и Hess Corp. Британская BP решила потратить 12 млрд долларов на разработку египетского газового шельфа, отказавшись от крупных проектов в нефти.
Иными словами, расчетливые западные нефтяники перешли в режим «проедания» уже разработанных месторождений, ожидая, пока постепенное уменьшение нефти на мировом рынке не повернет ценовой тренд. Такая вот незамысловатая бизнес-стратегия: если нефть стоит дорого — бури и разведывай, если дешево – живи на том, что есть. Могут же, когда захотят. Не в пример нашим — которые в первую очередь не хотят и поэтому выдумывают сотни нелепых оправданий, почему они не могут.
Цена вопроса
Осенью прошлого года Минфин уже пытался заставить нефтянку взвалить на свои «хрупкие» плечи часть экономического бремени. Тогда ведомство предложило рассчитывать налоговый вычет не по текущему курсу доллара, а по более низкому, докризисному, что дало бы бюджету 1,6 трлн дополнительных рублей в 2016–2018 годах. Разумеется, нефтянка ощутила бы разницу в виде расходов на аналогичную сумму. В частности, «Роснефти» пришлось бы заплатить в бюджет на 171 млрд рублей больше, чем при сохранении действующей схемы. Взносы «Лукойла» вырастут на 70 млрд, «Сургутнефтегаза» — на 48 млрд, «Газпром нефти» — на 37 млрд, «Татнефти» — на 20 млрд, а «Башнефти» — на 15 млрд рублей.
Перспектива поступиться дивидендами и инвестиционными средствами не обрадовала нефтяников, и они помчались в Минэнерго с просьбой провалить инициативу Минфина. Лоббирование прошло успешно, предложение ведомства Силуанова не приняли. Нефтедобывающие компании сохранили девальвационные сверхприбыли, а бюджет — дыру в три процента ВВП.
Что касается нынешней ситуации, то, безусловно, триллион рублей — сумма и для государства, и для нефтяников достаточно весомая, чтобы за нее бороться. Но куда важнее в этих условиях моральный выбор правительства: за чей счет выходить из кризиса и затыкать бюджетные дыры? В очередной раз лезть в карман к фермерам, мелкому и среднему бизнесу, промышленности, населению — или же заставить раскошелиться «эффективных» менеджеров трубы, в свое удовольствие распоряжающихся народным достоянием?
…Уж коли мы отдали свои недра в частные руки, вместо того чтобы оставить их в собственности государства, давайте хотя бы не будем унижаться перед господами недропользователями, идя у них на поводу и отдавая свои богатства за бесценок.
темы
7 мин