Общество
Лента новостей
Лента новостей
Сегодня
Политика
Общество
Бизнес
Культура
Сделано Русскими
Личные связи
О проекте
Редакция
Контакты
Размещение рекламы
Использование материалов
Запрещенные организации
Свидетельство о регистрации СМИ ЭЛ № ФС 77 – 65733 выдано Роскомнадзором 20.05.2016.
Новости Общество
Русская планета
Общество

Достучаться до небес

Где грань между гражданской активностью и доносительством
Полина Виноградова
27 сентября, 2015 19:00
7 мин
Эвакуация машины. Фото: Сергей Бобылев / ТАСС
Жители Екатеринбурга перестали быть пассивными наблюдателями и начали активно сотрудничать с  властями. Они сообщают в полицию о магазинах, продающих санкционные продукты или алкоголь по вечерам. Жалуются на соседей, которые шумят в своих квартирах, курят или мусорят в подъезде. Передают в ГИБДД пространные списки с фотографиями и номерами автомобилей нарушителей, паркующихся на тротуарах. Доносят о плохом качестве ремонта дорог.  Информируют органы, что недобросовестные граждане едят санкционных гусей, ввезенных из Польши. Сообщают в налоговую, что соседи нелегально сдают свои квартиры в аренду. Всем миром штурмуют квартиры, в которых хозяева развели слишком много кошек и собак. Задерживают пьяных сотрудников ГИБДД, севших за руль. И даже самостоятельно ловят преступников и уже связанными передают их в руки полицейских. Так, по итогам 2014 года количество обращений жителей Свердловской области в полицию выросло по сравнению с 2013-м на 42%, а за полгода 2015 года увеличилось еще на 14,7% по сравнению с аналогичным периодом прошлого года. «Русская планета» решила спросить экспертов, не переходят ли люди при этом тонкую грань между активной гражданской позицией и поведением стукача.
От ябеды к сексоту
Социологи полагают, что подобные проявления гражданской сознательности говорят о коренных изменениях в российском обществе.
«В России государство и его граждане всегда были разделены бездонной пропастью. Одной из основ российской культуры стало противостояние между обществом и властью, которая никогда не была ни народной, ни даже близкой к этому. Сама наша система ценностей изначально формировалась на недоверии к власти, негативном отношении к ней, — рассказывает культуролог Вадим Завадский. — Защитной реакцией общества против репрессивного государства стали обет молчания и круговая порука. И любое обращение к властям за решением внутренних дел общества, помощь органам власти стали восприниматься негативно и считаться кляузничеством, сексотством, стукачеством — в зависимости от эпохи».
В России даже к ворам и разбойникам всегда относились лучше, чем к стукачам, причем во всех слоях общества. Четче многих это сформулировал Эдуард Лимонов: «Не закладывать учили меня отец — советский офицер, работяги, с которыми я работал на заводах и стройках, хулиганы и урки рабочего поселка. Закладывать своих, согласно этике 50-х годов, считалось самой последней подлостью».
Первая версия, почему россияне начали доносить на неправильно паркующегося соседа в правоохранительные органы, состоит в том, что они усвоили западные ценности.
«В западных странах стукачество считается основой правопорядка, фундаментом общественной стабильности и безопасности, — поясняет такую точку зрения в разговоре с корреспондентом РП психолог Роман Ольшевский. — Там стучат на соседей, коллег, родственников, случайных прохожих. Стучат все — и водители автобусов, и профессора университетов, и даже дети в школе. Не стоит сомневаться: если вы глубокой ночью перейдете пустую улицу на красный свет, то немедленно найдется человек, который сфотографирует это злостное правонарушение и сообщит о нем в полицию. Причем будет гордиться собой и считать, что выполнил гражданский долг, поскольку сообщить о противоправных или преступных действиях в правоохранительные органы не считается аморальным, а наоборот. Именно с помощью добровольных доносителей предотвращается или раскрывается большинство преступлений».
Фото: mimege.ru
Телефоны, по которым нужно сигнализировать о проступках других граждан, не смолкают днем и ночью. Самой сознательной страной принято считать Германию, однако и в других западных государствах доносительство имеет общенациональные масштабы. Так, в одной только Великобритании ежегодно полиция принимает 6 млн доносов на соседей.
«Посещая Европу, россияне не могут не восхищаться тем, какой порядок царит на улицах, насколько безопасно в городах, — продолжает Роман Ольшевский. — И тогда они невольно начинают думать: а может, стоит переступить через генетическое отвращение к стукачеству, если оно дает подобные результаты? Сообщая властям о мусорящих в подъезде, об автохамах на дороге, человек перестает считать себя стукачом и начинает думать, что он выполняет свой гражданский долг».
«Единственный момент, на который хочу обратить внимание в этой связи: государства с тотальным доносительством склонны к тоталитарным режимам. Переняв этот стандарт, Россия также попадает в группу риска, — добавляет кандидат социологических наук Сергей Меркушев. — Всеобщий порядок и контроль легко могут обратить в свою пользу отдельные лица или группировки, поскольку эффективный механизм управления обществом уже создан им же самим».
Внуки Павлика Морозова
Альтернативная версия, почему больше не считается зазорным сдать в полицию курящего в подъезде соседа, — это окончательное разрушение в российском социуме общинного сознания, некогда крепких общественных связей. Сообщать о нарушениях людям, равным по статусу, стукачеством никогда не считалось. Даже в самой радикально настроенной части российского общества, тюремном сообществе, сообщить сокамерникам о «крысе» — это не донос. Но если ту же самую информацию донести до начальства — за такое могут и убить.
В советское время символом борьбы с такой круговой порукой стал Павлик Морозов. В атеистическом государстве образ ребенка, который нашел в себе мужество заложить властям родного отца и принял за это мученическую смерть, должен был стать новой иконой. Но целые поколения людей, половина из которых сидела в тюрьме или родилась от бывших зеков, отказывались признать Павлика героем.
«Сегодня житель мегаполиса, увидев припарковавшегося на газоне соседа, не выходит во двор, чтобы выяснить с ним отношения лицом к лицу. И даже не обращается к помощи соседей, чтобы решить проблему "всем миром", — продолжает Сергей Меркушев. — Вместо этого, проигнорировав горизонтальные связи, он обращается к связям вертикальным. Не сказав нарушителю ни слова, снимает его на телефон и посылает снимок в полицию. Еще 30 лет назад это было немыслимо, аморально. И это говорит о том, что вековые усилия государства по разрушению горизонтальных общественных связей увенчались успехом. Они разрушены. Общинного духа больше нет. Хорошо это или плохо? Сложно сказать. Это точно хорошо для государства, поскольку оно больше не столкнется с молчаливым противостоянием общества. А для каждого отдельного человека плюс в том, что теперь он отвечает только перед законом и не связан общественными моральными нормами. Минус — что и рассчитывать он теперь может только на установленную законом поддержку, в трудной ситуации ему больше не придут на помощь соседи или друзья».
Тотальное сотрудничество с полицией, при котором граждане станут обращаться к ней по любому поводу, станет окончательным свидетельством гибели общинного чувства русского человека. Люди станут окончательно чужими друг другу.
темы
7 мин