Допустимые доказательства
3 мин чтения
фото: flickr.com

фото: flickr.com

Почему суды могут приобщать к делу незаконно добытые сведения

Большой общественный резонанс вызвало постановление Верховного суда РФ, которое, как считается, де факто сняло запрет на запись разговора по телефону без разрешения собеседника. Инстанция рассматривала обращение одной из гражданок и пришла к выводу, что приложенная к делу запись диктофона является доказательством.

Запись без ведома

Согласно материалу «Российской газеты», опубликованному на прошлой неделе, в 2011 году жительница Тверской области Анна С. дала в долг 1,5 миллиона рублей дальней родственнице и ее супругу. Однако это был необычный семейный долг. Гражданка, видимо, учла инфляционные ожидания и дала деньги на три года по 20% годовых.

«Но вскоре все пошло не так: должники отдали лишь небольшую часть и разбежались. В том смысле, что их семья распалась, а платить они перестали. Конечно, сам долг был оформлен распиской, но в суде, куда обратилась Анна С., возникла дилемма: кто именно должен отдавать долги?» — пишет газета.

Расписка была оформлена на мужчину, хотя заем, по сути, взяла семья. Бывшая жена присутствовала при заключении «договора» и занималась переводом денежных средств. Впрочем, на суде она заявила, что о долге ничего не знает, а платить обязан бедолага, расписавший в документе.

Стремясь восстановить справедливость, Анна С. предоставила судьям аудиозапись телефонных разговоров с дальней родственницей, которая была сделана без ее ведома. ВС встал на сторону истицы, приобщив к делу, казалось бы, незаконно добытые материалы. В частности, речь идёт о конституционном праве человека на конфиденциальное общение и переписку, а также о праве на частную жизнь, скрытую от посторонних.

«Истицей суду были представлены исчерпывающие сведения о том, когда, кем и в каких условиях осуществлялись записи… Запись телефонного разговора была произведена одним из лиц, участвовавших в этом разговоре, и касалась обстоятельств, связанных с договорными отношениями между сторонами… В связи с этим запрет на фиксацию такой информации на указанный случай не распространяется», — говорится в материалах Верховного суда.

Адвокаты ответчицы попытались опротестовать решение ВС, апеллируя к закону о «Об информации, информационных технологиях и защите информации». Данный документ четче, чем Конституция расписывает способы сбора информации о человеке без его согласия.

Слово не воробей

Логика ответчицы заключается в том, что незаконно добытые сведения (даже если они очевидно указывают на вину подозреваемого) не могут фигурировать в материалах дела и каким-либо образом учитываться судом. Такое правило принято неукоснительно соблюдать, чтобы не спровоцировать охоту за персональными данными, которую могут без санкции суда могут вести правоохранительные органы, адвокаты, гособвинители или стороны, участвующие в судебном разбирательстве.

При всех недостатках подобного подхода, когда суд может игнорировать достоверные, но нелегально добытые сведения, обеспечивается принцип верховенства буквы закона. Иногда это происходит в ущерб понятию о справедливости. Однако смысл судебной системы не заключается в поиске истины: есть законы и их нужно трактовать в каждом отдельном случае.

Верховный суд России отменил решение апелляции и вернул дело о долге Анны С. на новое рассмотрение с учетом собранных аудиозаписей. «Иными словами, Анна С. никого не подслушивала, не собирала информации о чьей-то чужой жизни. Она фиксировала свою частную жизнь: о том, что кто-то ей должен и не отдает. И, следовательно, имела полное право записывать свои разговоры», — поясняет РГ.

Далее газета приходит к выводу, что россияне упускает из виду «тот факт, что слово действительно не воробей»: «Его легко можно зафиксировать на пленку, и это часто делается без нашего ведома. Так и в данном случае: для ответчицы было большим сюрпризом услышать в зале суда свой же голос двухлетней давности, утверждавший совершенно другое».

Позицию Верховного суда РГ расценила как фактическое разрешение на запись без воли собеседника каких-либо важных договоренностей, которые прольют свет на ситуацию в случае конфликта. «Самое главное: запись собственных деловых разговоров не является вмешательством в чужую частную жизнь. Ведь тот, кто записывает, не посторонний в беседе. Обсуждаемые вопросы затрагивают его напрямую», — приходит к выводу газета.

За гранью частной жизни

Опрошенные «Русской планетой» эксперты полагают, что созданный ВС прецедент будет иметь неоднозначные последствия. По их мнению, поводов для паники по поводу карт-бланша на вмешательство в частную жизнь нет. Инстанция применяет избирательный подход и допускает исключения, когда они необходимы для выработки адекватного решения.

«Решение Верховного Суда, который разрешил использовать запись переговоров об условиях контракта, если она сделана одной сторон, может иметь разные последствия. С одной стороны, это решение направлено на охрану нормальных гражданско-правовых отношений, при которых обязательства должны исполняться должным образом», — рассуждает адвокат Олег Сухов

«С другой стороны, возникает вопрос не только о соотнесении этого решения с конституционным правом на частную жизнь, но и насколько такая запись может иметь юридическую силу. Такие переговоры часто меняют свое содержание, стороны могут договориться об одном, а на следующий день изменить свое решение. В таком случае представляется целесообразным отдавать предпочтение самому тексту договора», — предупреждает эксперт.

«Данный прецедент не означает, что Верховный суд разрешил собирать информацию о собеседниках без их ведома, по крайней мере, не во всех случаях. Судебная инстанция дала четкое разъяснение, что истец имел право вести запись разговора, поскольку обсуждались условия соглашения, напрямую затрагивающие его интересы. Если бы это был разговор посторонних людей, запись была бы признана недопустимым доказательством», — сказал РП Владимир Старинский, управляющий партнер коллегии адвокатов «Старинский, Корчаго и партнеры».

Эксперт напомнил о том, что Конституционный суд трактует понятие о частной жизни как «область жизнедеятельности человека, которая относится к отдельному лицу, касается только его». По его мнению, в случае межличностного конфликта апелляция к частной жизни бессмысленна. «Договорные отношения не входят в понятие информации о частной жизни, особенно для другого участника этих отношений», — отметил Старинский.

Читайте нас в мобильном приложении

Если у Вас возник вопрос по материалу, то Вы можете задать его специальной рубрике Задать вопрос Свинский прием Далее в рубрике Свинский приемСпорт стал местом выражения своих политических антипатий Читайте в рубрике Убит не на поле бояПоследние две недели череда чрезвычайных событий потрясла Донецк, находящийся в состоянии войны с киевским режимом Убит не на поле боя
Подписывайтесь на канал rusplt.ru в Яндекс.Дзен
Подписывайтесь на канал rusplt в Дзен
Комментарии
Авторизуйтесь чтобы оставлять комментарии.
Не пропустите лучшие материалы!
Подпишитесь на «Русскую планету» в социальных сетях
Каждую пятницу мы будем присылать вам сборник самых важных
и интересных материалов за неделю. Это того стоит.
Закрыть окно Вы успешно подписались на еженедельную рассылку лучших статей. Спасибо!