Люди
Сегодня
Политика
Происшествия
Люди
Экономика
Следствие
Бизнес
Культура
Наука и медицина
Зарубежка
О проекте
Редакция
Контакты
Размещение рекламы
Использование материалов
Поддержать проект
Вопрос-Ответ
Financial Assets
Свидетельство о регистрации СМИ ЭЛ № ФС 77 – 65733 выдано Роскомнадзором 20.05.2016.
В России признаны экстремистскими и запрещены организации «Национал-большевистская партия», «Свидетели Иеговы», «Армия воли народа», «Русский общенациональный союз», «Движение против нелегальной иммиграции», «Правый сектор», УНА-УНСО, УПА, «Тризуб им. Степана Бандеры», «Мизантропик дивижн», «Меджлис крымскотатарского народа», движение «Артподготовка», общероссийская политическая партия «Воля». Признаны террористическими и запрещены: «Движение Талибан», «Имарат Кавказ», «Исламское государство» (ИГ, ИГИЛ), Джебхад-ан-Нусра, «АУМ Синрике», «Братья-мусульмане», «Аль-Каида в странах исламского Магриба», Общественное движение «Штабы Навального».
НКО, выполняющие функции иностранного агента: Некоммерческая организация «Фонд по борьбе с коррупцией», Межрегиональный профессиональный союз работников здравоохранения "Альянс врачей", Автономная некоммерческая организация «Центр по работе с проблемой насилия «НАСИЛИЮ.НЕТ», Программно-целевой Благотворительный Фонд "СВЕЧА", Красноярская региональная общественная организация "Мы против СПИДа", Некоммерческая организация "Фонд защиты прав граждан", Автономная некоммерческая организация социально-правовых услуг "Акцент", Межрегиональная общественная организация реализации социально-просветительских инициатив и образовательных проектов "Открытый Петербург", Санкт-Петербургский благотворительный фонд "Гуманитарное действие", Социально-ориентированная автономная некоммерческая организация содействия профилактике и охране здоровья граждан "Феникс ПЛЮС", Фонд содействия правовому просвещению населения "Лига Избирателей", Некоммерческая Организация Фонд "Правовая инициатива", Некоммерческая организация Фонд "Общественный фонд социального развития "Генезис", Автономная некоммерческая организация информационных и правовых услуг "Гражданская инициатива против экологической преступности", Некоммерческая организация "Фонд борьбы с коррупцией", Пензенский региональный общественный благотворительный фонд "Гражданский Союз", Ингушское республиканское отделение общероссийской общественной организации "Российский Красный Крест", Общественная организация "Саратовский областной еврейский благотворительный Центр "Хасдей Ерушалаим" (Милосердие), Частное учреждение "Центр поддержки и содействия развитию средств массовой информации", Региональная общественная организация содействия соблюдению прав человека "Горячая Линия", Фонд "В защиту прав заключенных", Автономная некоммерческая организация "Институт глобализации и социальных движений", Автономная некоммерческая организация противодействия эпидемии вич/спида и охраны здоровья социально-уязвимых групп населения "Центр социально-информационных инициатив Действие", Челябинское региональное диабетическое общественное движение "ВМЕСТЕ", Благотворительный фонд охраны здоровья и защиты прав граждан, Благотворительный фонд помощи осужденным и их семьям, Городской благотворительный фонд "Фонд Тольятти", Свердловский региональный общественный фонд социальных проектов "Новое время", Фонд содействия устойчивому развитию "Серебряная тайга", Фонд содействия развитию массовых коммуникаций и правовому просвещению "Так-Так-Так", Региональная общественная организация содействия просвещению граждан "Информационно-аналитический центр "Сова", Региональная общественная организация помощи женщинам и детям, находящимся в кризисной ситуации "Информационно-методический центр" Анна", Автономная некоммерческая организация социальной поддержки населения "Проект Апрель", Региональный благотворительный фонд "Самарская губерния", Свердловский областной общественный фонд "Эра здоровья", Международная общественная организация "Международное историко-просветительское, благотворительное и правозащитное общество "Мемориал", Автономная Некоммерческая Организация "Аналитический Центр Юрия Левады", Автономная некоммерческая организация "Издательство "Парк Гагарина", Фонд содействия защите здоровья и социальной справедливости имени Андрея Рылькова, Благотворительный фонд социально-правовой помощи "Сфера", Челябинский региональный орган общественной самодеятельности "Уральская правозащитная группа", Челябинский региональный орган общественной самодеятельности - женское общественное объединение "Женщины Евразии", Омская региональная общественная организация "Центр охраны здоровья и социальной защиты "СИБАЛЬТ", Городская общественная организация "Рязанское историко-просветительское и правозащитное общество "Мемориал" (Рязанский Мемориал), Городская общественная организация "Екатеринбургское общество "МЕМОРИАЛ", Автономная некоммерческая организация "Институт прав человека", Некоммерческая организация "Фонд защиты гласности", Региональное общественное учреждение научно-информационный центр "МЕМОРИАЛ", Союз общественных объединений "Российский исследовательский центр по правам человека", Автономная некоммерческая организация "Дальневосточный центр развития гражданских инициатив и социального партнерства", Общественная организация "Пермский региональный правозащитный центр", Фонд "Гражданское действие", Межрегиональный общественный фонд содействия развитию гражданского общества "ГОЛОС-Урал", Автономная некоммерческая организация "Центр независимых социологических исследований", Негосударственное образовательное учреждение дополнительного профессионального образования (повышение квалификации) специалистов "АКАДЕМИЯ ПО ПРАВАМ ЧЕЛОВЕКА", Свердловская региональная общественная организация "Сутяжник", Межрегиональная благотворительная общественная организация "Центр развития некоммерческих организаций", "Частное учреждение в Калининграде по административной поддержке реализации программ и проектов Совета Министров северных стран", Региональная общественная благотворительная организация помощи беженцам и мигрантам "Гражданское содействие", Автономная некоммерческая организация "Центр антикоррупционных исследований и инициатив "Трансперенси Интернешнл-Р", Региональный Фонд "Центр Защиты Прав Средств Массовой Информации", Некоммерческое партнерство "Институт развития прессы - Сибирь", "Частное учреждение в Санкт-Петербурге по административной поддержке реализации программ и проектов Совета Министров Северных Стран", Межрегиональная общественная организация Информационно-просветительский центр "Мемориал", Межрегиональная общественная правозащитная организация "Человек и Закон", Фонд поддержки свободы прессы, Санкт-Петербургская общественная правозащитная организация "Гражданский контроль", Калининградская региональная общественная организация "Правозащитный центр", Региональная общественная организация "Общественная комиссия по сохранению наследия академика Сахарова", Некоммерческое партнерство "Институт региональной прессы", Частное учреждение "Информационное агентство МЕМО. РУ", Фонд "Институт Развития Свободы Информации", Калининградская региональная общественная организация "Экозащита!-Женсовет", Фонд содействия защите прав и свобод граждан "Общественный вердикт", Межрегиональная общественная организация Правозащитный Центр "Мемориал", Евразийская антимонопольная ассоциация.
Иностранные СМИ, выполняющие функции иностранного агента: "Голос Америки", "Idel.Реалии", Кавказ.Реалии, Крым.Реалии, Телеканал Настоящее Время, Татаро-башкирская служба Радио Свобода (Azatliq Radiosi), Радио Свободная Европа/Радио Свобода (PCE/PC), "Сибирь.Реалии", "Фактограф", "Север.Реалии", Общество с ограниченной ответственностью "Радио Свободная Европа/Радио Свобода", Чешское информационное агентство "MEDIUM-ORIENT", Пономарев Лев Александрович, Савицкая Людмила Алексеевна, Маркелов Сергей Евгеньевич, Камалягин Денис Николаевич, Апахончич Дарья Александровна, Юридическое лицо, зарегистрированное в Латвийской Республике, SIA «Medusa Project» (регистрационный номер 40103797863, дата регистрации 10.06.2014), Общество с ограниченной ответственностью «Первое антикоррупционное СМИ», Юридическое лицо, зарегистрированное в Королевстве Нидерландов, Stichting 2 Oktober (регистрационный номер № 69126968), являющееся администратором доменного имени интернет-ресурса «VTimes.io».
Лента новостей
Лента новостей
Новости – Люди
Русская планета

Докатились. Эволюция и деградация детской опеки в России

Фото:
Фото: Соцсети
В РФ продолжает существовать система, слабо учитывающая интересы детей и приёмных родителей
Степан Зайцев
23 ноября, 2021 16:48
1 мин

95 лет назад в советской прессе начала появляться масса материалов, посвящённых истолкованию принятому ВЦИК Кодексу законов о браке, семье и опеке РСФСР (КЗоБСО).

Причина повышенного внимания к аналогу современного Семейного кодека заключалась в том, что документ узаконивал поистине революционные изменения, касавшиеся почти всех аспектов личной жизни граждан.

В частности, впервые в нашем государстве была введена стройная система предоставления опеки и права на усыновление несовершеннолетних.

До революции этот функционал не полностью находился в ведении властей. Например, родители, испытывающие серьёзные проблемы со здоровьем, могли составить завещание, передав права на ребёнка (детей) своим близким и родственникам.

Большевики окончательно перечеркнули существовавшие ранее правовые обычаи, сосредоточив весь функционал по делам сирот и оставшихся без попечения детей в руках государства.

Так, в 12-й главе КЗоБСО заявлялось, что «усыновление производится решением исполнительного комитета районного (городского) Совета депутатов трудящихся по просьбе лица, желающего усыновить ребенка, по месту жительства усыновителя либо по месту жительства усыновляемого».

Внимание большевиков к вопросам опеки и усыновлению было продиктовано несколькими причинами.

Во-первых, коммунисты иначе видели устройство семьи в стране, которая занята «строительством коммунизма». Дети воспринимались не как часть семьи, а как кирпичики социалистического общества. Большевики были убеждены, что настоящие «строители коммунизма» могут воспитываться и за пределами родного очага.

Разрушение традиционного института семьи воспринималось ими как возможность для проведения масштабной образовательно-идеологической кампании по воспитанию нового поколения «прогрессивной коммунистической молодёжи».

Для России подход, прописанный в КЗоБСО, был новинкой, хотя на Западе ещё с XVIII века широкое распространение получило убеждение о том, что несовершеннолетние могут всесторонне развиваться и в стенах интернатов. Современная педагогика не отвергает данный подход, но делает поправку на то, что у ребёнка всё равно должны быть тёплые отношения с родителями до и после передачи в учреждение.

Во-вторых, с помощью подчинения государству системы опеки и попечительства большевики пытались решить вопрос сиротства и беспризорности, который очень остро стоял после кровопролитной гражданской войны. Параллельно с этим советское правительство не забывало, конечно, и о политическом аспекте проблемы.

Например, ещё за пять лет до КЗоБСО был принят приказ ВЧК № 23, в котором провозглашалось, что «забота о детях есть лучшее средство в истреблении контрреволюции».

В чём были достоинства и недостатки кодекса 1926 года, который систематизировал представления коммунистов о предназначении семьи? Положительный момент заключался в том, что большевики (пусть и преследуя утилитарные эгоистические цели) всерьёз занялись вопросами заботы о несовершеннолетних.

Был введён понятный порядок лишения родительских прав и наделения ими усыновителей. У кровных родителей, не желающих воспитывать ребёнка, появилась юридическая возможность отказаться от него, а органы опеки обрели право принимать меры по защите несовершеннолетних от произвола со стороны взрослых.

«В случаях, когда родители уклоняются от участия в воспитании ребёнка, усыновление в виде исключения может быть произведено без их согласия, если будет установлено, что они более года не проживают совместно с ребёнком и, несмотря на предупреждение органов опеки и попечительства, не принимают участия в его воспитании или содержании и не проявляют в отношении ребёнка родительского внимания и заботы», — говорилось в КЗоБСО.

В то же время негативной стороной кодекса, принятого ВЦИК, стала чрезмерная роль бюрократии в регулировании вопросов опеки. Например, ближайшим родственникам оставшегося без попечения малыша приходилось заручаться одобрением исполкома (впоследствии — органов опеки и суда).

Масса пунктов из КЗоБСО с незначительными изменениями перекочевала в последующие нормативно-правовые акты СССР и Семейный кодекс РФ. В настоящее время вопросы опеки и попечительства также всецело находятся в ведении государства. Более того, последние годы система опеки и попечительства существенным образом ужесточилась.

Предлогом для этого послужили случаи грубого обращения с приёмными детьми и, как считается, большое количество возвратов детей обратно в учреждения, где они находились.

Чтобы «отсеивать» недостойных кандидатов в опекуны и усыновители, были введены курсы «психолого-педагогической и правовой подготовки». Речь идёт о так называемой школе приёмных родителей (ШПР).

Сегодня без сертификата о её окончании гражданин и супружеская пара не могут получить заключение органа опеки о возможности быть кандидатом на усыновление. ШПР не нужно заканчивать только тем, кто собирается взять в семью близкого родственника (например, если бабушка и дедушка хотят усыновить внука, потерявшего мать и отца).

Предполагалось, что ШПР будет играть роль своеобразного «фильтра», однако реальная практика функционирования данного института приводит скорее к негативным последствиям.

В соцсетях и на различных специализированных форумах несложно найти отзывы раздражённых «абитуриентов» и выпускников ШПР. Если обобщить эти жалобы, то школа приёмных родителей в подавляющем большинстве случаев воспринимается как бессмысленный механизм: по-настоящему важных знаний и навыков она нет даёт, а многочасовой формат обучения превращается в муку и в итоге лишь отбивает охоту заниматься усыновлением.

Главная проблема ШПР заключается в том, что её отдали на откуп психологам, работающим в детских учреждениях. Такие специалисты доходчиво рассказывают об особенностях развития сирот, но они совершенно не знакомы с тем, как работает система опеки. Не знают психологи и о том, с какими трудностями предстоит столкнуться при поиске детей и при их последующим оформлении в семью.

Также в упрёк психологам ставится частое перечисление банальных общих фактов о детях, что не актуально взрослым, которые уже завели детей. Более того, сами психологи нередко не имеют кровных детей, не воспитывают приёмных, а порой и вовсе не связаны семейными узами. При этом номинальная цель их лекций — научить «абитуриентов» создавать здоровую гармоничную ячейку общества в составе приёмного ребёнка.

В результате выпускники ШПР, устав от душного и бессмысленного с практической точки зрения обучения, часто теряют мотивацию, затягивают с оформлением заключения и порой отказываются от идеи усыновления.

Весь курс в ШПР, как правило, рассчитан на 16 занятий (порядка 48 часов) и на него бывает трудно записаться — в Москве и регионах очередь занимает несколько месяцев. С учётом оформления порядка десятка документов, которые нужны потенциальному усыновителю, весь процесс до получения необходимой бумаги от опеки может растянуться на полгода и больше.

Помимо изуверской бюрократии, самое ужасное в сложившейся системе — отсутствие у кандидатов в усыновители понимания, что делать дальше после окончания ШПР. Куда конкретно обращаться? Где и как искать детей? На что необходимо обратить внимание при осмотре ребёнка, чтобы потом не возникло желание от него отказаться? Как взаимодействовать с органами опеки и администрацией детдомов?

Кандидаты в усыновители не знают массу чрезвычайно важных тонкостей и нюансов, хотя ШПР априори задумывалась как институт разрешения всех этих вопросов.

Лицемерие российской системы опеки заключается ещё и в том, что она крайне редко выявляет семьи, откуда детей действительно стоит забрать и спасти от родительского насилия. Это видно по регулярно происходящим инцидентам с избиением несовершеннолетних, выкидыванием малышей из окон и на помойки.

Кроме того, российское законодательство позволяет родителям отдавать детей в учреждениях и при определённых условиях бессрочно их там содержать без угрозы лишения родительских прав. Такие дети — самые несчастные постояльцы домов ребёнка, так как они лишены малейшей надежды обрести родителей, которые будут о них реально заботиться.

В 2019 году на сайте «Российской общественной инициативы» (РОИ) появилась петиция под названием «Упростить процедуру усыновления (удочерения) для граждан Российской Федерации до двух основных форм-справок». В документе предлагалось оставить только справку об отсутствии судимости и об отсутствии хронических (патологических) заболеваний.

Данная петиция — пример обратного радикального взгляда на вопрос усыновления. Авторы явно не учитывают массу подводных камней в таком упрощённом подходе. Контроль со стороны государства должен существовать, но в пределах разумного и не тонуть в бюрократии.

На сегодняшний день гораздо уместнее ликвидировать требование о прохождении ШПР (как профанацию и издевательство над будущими усыновителями), а оформление справок и заполнение кипы бумаг имеет смысл переложить на органы опеки.

С сожалением стоит констатировать, что почти 100 лет существования отечественных органов опеки не привели к выработке адекватного и по-настоящему гуманного подхода ни к детям, ни к приёмным родителям.

Поделиться
поддержать проект
Для поднятия хорошего настроения, вы можете угостить наших редакторов чашечкой кофе
Маленькая чашка кофе
cup
200 ₽
Средняя чашка кофе
cup
300 ₽
Большая чашка кофе
cup
500 ₽
Большая чашка кофе и что-то вкусное
cup
900 ₽
Нажимая на кнопку «Поддержать», я принимаю пользовательское соглашение, политику конфиденциальности и подтверждаю свое гражданство РФ
Кто может поддержать проект?
Поддержать проект могут только граждане России. Поддержка осуществляется только в рублях. В соответствии с требованием закона.
1 мин
Лень сёрфить новости? Подпишись и БУДЬ В КУРСЕ