Общество
Лента новостей
Лента новостей
Сегодня
Политика
Общество
Бизнес
Культура
Сделано Русскими
О проекте
Редакция
Контакты
Размещение рекламы
Использование материалов
Свидетельство о регистрации СМИ ЭЛ № ФС 77 – 65733 выдано Роскомнадзором 20.05.2016.
Новости
Общество
Общество

Докапитализация мимо кассы

Деньги, выделенные на финансирование реального сектора, уходят совсем в другом направлении
Владимир Лактанов
3 мин
Фото: Максим Кимерлинг/Коммерсантъ
Деньги, выделяемые государством на докапитализацию банков, расходуются не по назначению. К такому выводу пришли в Счетной палате (СП), подведя промежуточные итоги «Мониторинга и выборочных проверок условий и объемов размещения… облигаций федерального займа (ОФЗ) в субординированные займы банков» за первое полугодие 2015 года.
Программа докапитализации банков через ОФЗ задумывалась специально для помощи банкам, чтобы те могли кредитовать реальный сектор в необходимых объемах. Но, судя по данным, полученным аудиторами, программа работает совсем не так, как рассчитывали в правительстве. По крайней мере, пока банки явно не бросили все силы и средства на помощь промышленным предприятиям. Так, Совкомбанк, первым подавший заявку на получение ОФЗ и получивший облигации на сумму 6,3 млрд руб., оказался единственным банком, представившим СП затребованную отчетность. У него объемы кредитования приоритетных отраслей выросли в среднем на 12%. А вот молчание остальных участников программы наводит на мысль о том, что дела у них обстоят куда более неприглядно.
Программа докапитализации банков начала работать в этом году. Средства докапитализации в виде облигаций федерального займа на сумму 1 трлн руб. были переданы государством Агентству по страхованию вкладов (АСВ), которое и принимает решение об их выдаче тому или иному банку. Первоначально предполагалось, что агентство будет выдавать ОФЗ в обмен на облигации банков такого же срока. Но банки предложением не заинтересовались, и тогда им предложили еще две формы помощи: предоставление субординированных займов со сроком возврата не менее 50 лет и предоставление банкам ОФЗ в обмен на их привилегированные акции.
В числе условий получения господдержки значится «заморозка» зарплат и бонусов сотрудников банка вплоть до членов совета директоров, а также «обязательство в течение трех лет после предоставления средств увеличивать не менее чем на 1 процент в месяц совокупный объем ипотечного (жилищного) кредитования и (или) объем кредитования субъектов малого и среднего бизнеса, осуществляющих деятельность в одной или нескольких отраслях экономики», причисленных к приоритетным. В официальном списке таких отраслей восемь: сельское хозяйство; обрабатывающие производства, в том числе производство пищевых продуктов; химическое производство; машиностроительный комплекс (авиастроение, судостроение, автомобилестроение и иные); строительство; транспортный комплекс, в том числе воздушный транспорт (аэропорты, авиаперевозчики, транспортная инфраструктура); связь и, наконец, производство и распределение электроэнергии, газа и воды.
Чуть позже перечень «приоритетов» пополнили еще субъектами федерации. С этого момента шансы реального сектора на получение кредитов за счет государственных средств, кажется, и начали стремительно падать. Как подсчитали в СП, за недолгий период фактического действия программы банки-участники нарастили объемы кредитования регионов аж в 11 раз — с 900 млн до 9,7 млрд рублей. Как заявил аудитор ведомства Андрей Перчян, на основании одного отчета окончательные выводы делать рано. «Однако если для банков и дальше будет более комфортно и менее проблемно кредитовать регионы, чем давать деньги реальному сектору экономики, то это, наверное, не то, ради чего начиналась программа докапитализации», — цитирует Перчяна пресс-служба СП.
Дефолтные регионы
Финансовые проблемы у субъектов федерации действительно есть, у некоторых в меньшей степени, у других — в большей. И со временем ситуация становится только хуже. Брать взаймы у государства регионы не могут из-за дефицита бюджета, и многим, чтобы выплачивать свои долги, ставшие неподъемными, приходится брать все новые и новые кредиты в банках. Результат налицо: по данным Минфина, за первое полугодие 2015 года количество регионов, в которых объем государственного долга превышает объем их собственных доходов, выросло с 10 до 14. В их число попали: Амурская и Костромская области, где соотношение долга к доходам бюджета составило 116%, Смоленская область — 110%, Карелия — 109%, Хакасия — 108%, Карачаево-Черкесская Республика — 107%, Забайкальский край — 106%, Астраханская область — 105%, Удмуртия — 101%, Белгородская область — 101%, Саратовская область — 101%, Марий-Эл — 100%, Чукотский автономный округ (108%) и Республика Мордовия (173%).
Фото: Алексей Вовк / РИА Новости
Фото: Алексей Вовк / РИА Новости
Если на январь 2014 года долг субъектов РФ составлял 1,738 384 млрд руб., то на февраль 2015 года он вырос до 2,1 млрд руб. Так, госдолг Мурманской области с 2013 года вырос в 2,6 раза, Республики Коми — в 2,9 раза. С шоковой ситуацией столкнулась Архангельская область, госдолг которой с начала 2008-го по 2015 год вырос в 17 раз — с 1,9 млрд до 32,7 млрд руб.
Рост своих долгов регионы объясняют быстрым ростом бюджетных расходов, связанных с выполнением указов президента, на фоне слабой динамики налоговых доходов. В такой ситуации некоторым из них сложно найти ресурсы для погашения или рефинансирования долга. В итоге на грани дефолта в этом году уже побывали Вологодская и Архангельская области, крайне тяжелая ситуация была в Карелии. В связи с этим регионам приходится обращаться за помощью к банкам, которым, в свою очередь, весьма выгодно вкладываться в их долги.
Из пустого в порожнее…
Даже несмотря за хронический дефицит региональных бюджетов и его существенный рост в последнее время, кредитование субъектов федерации является для банков более надежным по сравнению с кредитованием реального сектора источником прибыли, поясняет главный экономист «УРАЛСИБ Кэпитал» Алексей Девятов. По его словам, даже если некоторые регионы в какой-то момент времени не смогут обслуживать свои долги, по закону их обязательства лягут на федеральный бюджет. А вот в случае неплатежеспособности предприятий реального сектора перспективы возврата кредитов будут весьма туманны, особенно в кризис, поэтому банкиры отдают предпочтение первому варианту. «Разумеется, такая политика банков не способствует росту промышленности», — констатировал Девятов. Более того, это только для банков кредитование субъектов относительно безопасно, а вот для государственный казны — отнюдь нет.
Вторая причина, по мнению старшего аналитика ИК «Велес Капитал» Юрия Кравченко, состоит в том, что облигации являются высоколиквидным активом, под который в случае необходимости банк может привлечь средства у ЦБ. «Программа докапитализации официально предусматривает покупку облигаций субъектов РФ, поэтому банки действуют так, как им выгоднее с точки зрения рисков и доходности», — говорит эксперт. Что касается кредитования экономики реального сектора, оно едва ли сможет стать приоритетом банковских стратегий в обозримом будущем. «До тех пор пока кредитование стимулируется административно, банки будут всеми возможными способами избегать этой обязанности», — считает Кравченко.
Проще говоря, формально банки имеют право размещать выделенные средства в бонды регионов, однако это не только мешает выделять больше средств на улучшение ситуации в «приоритетных» производствах, но даже развитию самих регионов никак не способствует. Очень вероятно, что из-за высокой долговой нагрузки полученные средства регионы будут направлять на погашение старых долгов, а потом снова и снова занимать у банков, чтобы выплачивать им кредиты, ими же и выданные. Естественно, с немалым процентом. Получается замкнутый круг, по которому безо всякого толка ходят одни и те же деньги. И пока они из этого круга не выйдут, будут использоваться только для одного — получения банками процентной прибыли. 
темы
Новости партнеров
Реклама
Реклама
3 мин