Общество
Лента новостей
Лента новостей
Сегодня
Политика
Общество
Бизнес
Культура
Сделано Русскими
О проекте
Редакция
Контакты
Размещение рекламы
Использование материалов
Свидетельство о регистрации СМИ ЭЛ № ФС 77 – 65733 выдано Роскомнадзором 20.05.2016.
Новости
Общество
Общество

Доходное место

Что чиновнику хорошо, то другим завидно
Владимир Лактанов
4 мин
Фото: Антон Ваганов / Интерпресс / ТАСС
Общеизвестно, что вознаграждение чиновников и топ-менеджеров состоит не только из зарплаты, но и еще из разнообразных премий, доплат и бонусов. Однако не все представляют удельный вес каждого из этих источников в общем доходе успешного российского гражданина. А ведь благодаря хитроумным формулам скромная официальная зарплата в конце месяца и тем более по итогам года превращается во внушительную «нескромную» сумму, которую получают не только руководители, но и рядовые сотрудники «правильной» компании. В распоряжении РБК оказался коллективный договор сотрудников центральной администрации «Газпрома» с компанией, где прописана вся система расчета.
Национальное достояние
«Газпром» — лидер всевозможных опросов на тему того, где россияне хотели бы работать. По данным ВЦИОМ, еще несколько лет назад 44% опрошенных трудоспособных россиян считали госмонополию самым привлекательным работодателем. Проведенное недавно исследование консалтинговой компании Universum показывает, что 45,3% студентов мечтают устроиться на работу в «Газпром». Даже без данных РБК россияне знали: в «Газпроме» высокие зарплаты и отличные условия труда.
Как отмечается в коллективном договоре, помимо зарплаты менеджеры «Газпрома» получают доплату за допуск к гостайне, премии за успехи в труде, премии к дням нефтяника и газовика, к юбилейным датам «Газпрома». По 168 тыс. руб. получают сотрудники соответствующего пола к 23 февраля и 8 Марта. Еще год назад, пишет РБК, сотрудники «Газпрома» имели право на ежегодное денежное возмещение до 92 тыс. руб. за проезд до места отпуска в любую точку мира и проживание там. Однако в 2015 году правила изменились, импортозамещение возобладало, так что оплачивается только отдых в пансионатах «Газпрома» на территории России, Армении и Белоруссии.
Разумеется, никто не отменял высокую индексируемую зарплату и ее своевременную выплату.
Монополия оплачивает всем расходы на медобслуживание в клиниках «Газпрома» (список услуг весьма велик и далеко превышает возможности средней районной поликлиники), а топы компании могут рассчитывать на бесплатные услуги стоматологов-протезистов и глазных хирургов. В общем, у газового соцпакета рвутся ручки от тяжести — разве что дотаций на визиты в стрип-бары в соглашении на 2013–2015 годы нет. Будем надеяться, при пролонгации добавят.
Когда стимулы не стимулируют
Конечно, «Газпром» не единственная госструктура, подкидывающая своим сотрудникам премии, надбавки и матпомощь, зачастую в несколько раз превышающие официальный оклад. Напротив, государственных и приближенных к ним структур, в которых высокопоставленные сотрудники работают только за зарплату, в России и не существует. Вспоминается, как пресс-секретарь одного из ведомств, имевший официальный оклад в 15 тыс. руб., на вполне легальные доходы за два года купил себе загородный дом и люксовый внедорожник (доходы пресс-секретарей вообще недавно были в центре внимания СМИ) . А начальник отдела подрядной компании жаловался, что у него в качестве замов записаны 10 сотрудников другой госмонополии, которых он в глаза не видел, но которые получают зарплату выше, чем у него самого.
О том, что в результате служащие начинают рассматривать свой скудный месячный оклад просто как вознаграждение за присутствие на рабочем месте, разговор отдельный. Но все эти схемы с надбавками и премиями официально разрешены Законом о госслужбе и закреплены в его 10-й главе. Однако там отмечается, что дополнительные выплаты введены специально для стимулирования работников и должны рассчитываться из результатов их труда. Однако в реальности и в госструктурах, и в ГУПах, и в ОАО с преимущественно государственным участием премии за трудовые подвиги на деле превращаются в обязательное вознаграждение, не зависящее от эффективности работы госслужащего, но составляющее порой 7/8 его легального дохода. Поэтому идут разговоры о необходимости изменить Закон о госслужбе, чтобы внедрить систему эффективного контракта служащего. Ведь, несмотря на декларацию в законе, механизм привязки зарплаты к эффективности работы в подзаконных актах не прописан, констатируют в пресс-службе Минтруда. А ведомства устраивают настоящие танцы с бубном в поиске лазеек, позволяющих вписать в премиальные приказы более или менее убедительные формулировки, чтобы разгрузить зарплатную ведомость. А ведь еще Ленин требовал «перевести всю бюрократическую сволочь на тантьему», то есть процент от финансовой эффективности ее, этой сволочи, работы! В независимой России при такой формуле чиновникам пришлось бы доплачивать из своего кармана…
Фото: Антон Ваганов / Интерпресс / ТАСС
Работать, чтобы получать
В 2003 году среднемесячная оплата труда госчиновников всех уровней составляла 8,2 тыс. руб. (ниже средней по стране), в 2014-м — уже 45,3 тыс. руб., а средняя зарплата федеральных служащих и вовсе только за 2014 год выросла на 9% — до 109,1 тыс. руб. В 2015 году она, правда, немного снизилась и по итогам первого полугодия составила 96,5 тыс. руб., но все исправит декабрь с его тринадцатыми зарплатами и годовыми премиями.
Сейчас начисленные зарплаты в федеральных органах исполнительной власти выше средней зарплаты в стране в три раза. В 2014 году, отмечает Росстат, средняя номинальная начисленная заработная плата составила 32,6 тыс. руб. Неудивительно, что 77% из 75,9 млн трудоспособных граждан страны мечтают о работе в госкомпании и просто в государственной организации (данные портала Rabota.ru). На одну вакансию в госслужбе приходится больше резюме, чем в любой другой сфере. А граждане, уже устроившиеся в государственные или даже муниципальные службы, переходить в коммерческие компании категорически не хотят. Представитель Superjob.ru Сергей Денисенко горько прокомментировал «Русской планете» результаты аналогичного опроса: «Мы так и не увидели тех, для кого основной мотив трудоустройства на госслужбу — это содержание работы, уровень проектов и задач».
Неудивительно, что пролетевшие мимо кормушки россияне недобро смотрят на более удачных соотечественников. По данным опроса Superjob.ru, представители государственной власти и монополий вызывают у нас в основном такие чувства, как «недоверие» и «раздражение». Список причин говорит сам за себя: «у них стабильная высокая зарплата плюс властные полномочия», «близость к власти, а значит, безопасность и свобода», «зарплата не задерживается и гарантированная пенсия», «возможность брать взятки, откаты в больших размерах».
Впрочем, отношение россиян к власти мгновенно меняет свой знак при приближении к этой самой власти. «Мы все не любим чиновников-олигархов. Но никто бы не отказался, если бы ему предложили занять место одного из них», — объяснил РП ситуацию топ-менеджер одной из госмонополий.
Невозможность правды
Сложившаяся система оплаты труда в госструктурах порочна и лжива. Сами чиновники стараются называть окружающим только свой оклад (зачастую смехотворно низкий), скромно умалчивая обо всем остальном. При этом льготы, премии, бонусы и надбавки являются секретом Полишинеля: именно из-за них россияне так стараются попасть на теплое место в министерство и завидуют лютой завистью тем, кто уже там сидит.
Может быть, нам пора перестать делать дураков друг из друга и не обременять бухгалтерию «сглаживающими социальные противоречия» условностями? Сейчас в Минфине обсуждается вопрос о повышении фиксированной части зарплаты чиновников за счет уменьшения премиальной — одновременно с принятием системы оценки эффективности работы (KPI). Беда лишь в том, что у людей, размышляющих над этим проектом, смешная зарплата и заоблачные надбавки…
Новая система принята не будет: и по этой, и по ряду других причин. «Такая система — специфика устройства нашего рынка труда. Высокая премиальная часть дает организациям гибкость, дает возможность зарплатам колебаться, когда не может колебаться занятость», — сказал директор Центра трудовых исследований ГУ ВШЭ Владимир Гимпельсон. При падении ВВП на 4% в стране не растет безработица. Это говорит как раз о том, что переменная часть заработной платы у нас большая и за счет сокращения премий организации могут не сокращать сотрудников.
«Зарплата привязана к результатам деятельности компании. Если у компании доходы большие, она ими делится с работниками. В случае кризиса компания часть убытков перекладывает на сотрудников в виде сокращения премий. Это специфическая история, которая касается России и шире — стран СНГ. У западных компаний зарплаты строятся по-другому», — пояснил Гимпельсон. Таким образом ведомства страхуют себя от рисков. А если записать в контракт по-честному 100 тыс. руб. зарплаты, столкнувшись с кризисом, они будут вынуждены платить эти 100 тыс. «Компания вам их не заплатит, и вам придется уйти. А так могла бы просто отобрать премию», — утешает эксперт.
Если зафиксировать эти суммы, в сложные времена уровень безработицы взлетит вверх: снижать зарплату сотруднику в одностороннем порядке запрещено. Поэтому вряд ли в ближайшее время что-то изменится. И госкорпорации продолжат выдумывать все более фантастические формулировки для своих переменных выплат.
темы
Новости партнеров
Реклама
Реклама
4 мин