Общество
Лента новостей
Лента новостей
Сегодня
Политика
Общество
Бизнес
Культура
Сделано Русскими
О проекте
Редакция
Контакты
Размещение рекламы
Использование материалов
Свидетельство о регистрации СМИ ЭЛ № ФС 77 – 65733 выдано Роскомнадзором 20.05.2016.
Новости
Общество
Общество

Дикие истории

Как биологи из Кемерова спасают птиц и зверей, попавших в беду
Владимир Лактанов
4 мин
В центре не только спасают диких зверей, но и ведут научные исследования, дают консультации по содержанию и разведению экзотических животных в неволе. Фото: Александр Белкин / «Русская планета»
«Русская планета» побывала в Центре помощи диким и экзотическим животным и узнала, с какими опасностями сталкиваются лесные животные в городе.
Команда доктора Айболита
Все началось в 2012 году. На кафедре зоологии и экологии КемГУ открыли лабораторию биоэкологии для практической работы студентов. Сюда сердобольные люди стали приносить найденных на улице зверей и птиц, которым требовалась медицинская помощь. В ветеринарных клиниках не рискуют принимать диких животных, так как они могут заразить паразитами домашних питомцев.
«К нам люди идут за бесплатной помощью, так как в ветклиниках все стоит денег. Естественно, что никто не хочет платить за пострадавшего голубя, ежа или сову, а животное жалко. Мы сотрудничаем с ветеринарами города, и все они рекомендуют нас, если сами не могут помочь необычным пациентам, — рассказывает руководитель центра Юлия Балашова. — У нас отношение к таким животным самое серьезное: по часам кормим, даем лекарства, меняем воду в бутылках для согревания, ведем всю необходимую документацию».
В Центре помощи диким и экзотическим животным не любят, когда их называют волонтерами. Считают, что это несерьезно, хотя организация действует исключительно на общественных началах. Юлия Балашова официально работает на кафедре зоологии и экологии, а Наталья Ивлева и ее муж Кирилл — добровольцы. Они сейчас получают высшее зоологическое образование, чтобы помогать животным уже профессионально. В команду центра входят также ветеринар-доброволец и ученик 11-го класса. Говорят, что, несмотря на юный возраст, этот мальчик даст фору многим профессионалам со специальным образованием. Кроме того, иногда помогают два кандидата наук.
Кафедра поддерживает начинания центра: здесь не только спасают диких зверей, но и ведут научные исследования, а также дают консультации о содержании и разведении экзотических животных в неволе.
«Сейчас мы уже перестали заниматься этим как любители и переходим на более профессиональный уровень. Естественно, что теперь и затрат будет больше, — продолжает Юлия. — Но Наталья неплохо знает английский язык и занимается переводом статей. Благодаря ее труду мы можем внедрять такие методы лечения, которые в России просто не используются, так как о них никто даже и не знает. У нас в стране вообще мало кто знает что-то о ветеринарии птиц».
По словам Юлии, многие, увидев в интернете сообщение о центре, считают, что это приют, однако дела обстоят не совсем так. Ограниченное пространство и отсутствие финансирования не позволяют размещать в центре всех животных. Не хватает и оборудования — например, автоклава и анализатора биологических жидкостей.
Самая крупная статья расходов — корм. Пернатые обитатели в основном едят цыплят, закупать которых приходится в других городах, и ездят за ними сотрудники центра самостоятельно. Спасает то, что молодым людям удалось наладить выращивание мышей и крыс, а также тараканов — ими кормят и своих животных, и продают кемеровчанам, которые держат дома диких птиц.
Тем не менее, горожане тоже стараются хоть чем-то помочь: одни несут медицинские перчатки, другие корм, третьи деньги.
Содержание каждого из пернатых обходится примерно в 2 тыс. рублей ежемесячно
Содержание каждого из пернатых обходится примерно в 2 тыс. рублей ежемесячно. Фото: Александр Белкин / «Русская планета»
Сколько за эти полтора года через центр прошло птиц и животных, никто сказать не сможет. Буквально каждый день сюда кого-то приносят и просят оказать помощь. Некоторые питомцы остаются в центре, другие после консультаций и инструктажа по уходу отправляются к новым хозяевам.
Питомцев центра отдают только в надежные руки. Фотографии тех, кого нельзя выпустить на свободу, выкладывают в специальный альбом. Если человеку можно доверять, то птица или зверь обретает нового хозяина. За все это время только одно животное погибло, оказавшись вне центра.
«Девушка забрала пустельгу — маленького сокола. Он у нас не долечился, и мы его держали на дневном стационаре. Хозяйка ухаживала за ним и все делала так, как надо, в этом мы уверены, но птица, к сожалению, погибла, — вспоминает Юлия. — После этого мы провели вскрытие и установили, что помочь пустельге было нечем — она скончалась бы в любом случае. Были приступы эпилепсии, как мы потом установили, из-за недостатка кислорода. Причиной этого стал системный микоз — микроскопические грибы на поверхности всех органов и отравление продуктами распада этих грибов».
Лечить такое заболевание очень тяжело и дорого, тем более что лекарств в Кемерово и области попросту не было. Чтобы избежать подобных случаев, биологи все же купили необходимый препарат.
Коршун № 1, выпь и крокодил
Птицы попадают в центр чаще всего. Многие из них уже не первый год живут в лаборатории, так как пристроить их довольно проблематично — не каждый решится взять домой коршуна или даже сову. Наталья рассказывает, что содержание каждого из пернатых обходится примерно в 2 тыс. рублей ежемесячно.
Кто станет новым питомцем центра, зависит и от сезона. Летом чаще несут коршунов, а зимой — длиннохвостых неясытей. Различаются и травмы, полученные птицами в разное время года: если летом птицы получают переломы, то зимой в основном черепно-мозговые травмы. Пернатые летят в город в поисках еды и, видя зеркальные поверхности торговых центров, не понимают, что перед ними преграда. Вот и выходит, что те же неясыти налетают на отражение неба, разбивая себе при этом головы.
Девушки вспомнили, что прошлой зимой к ним принесли около десяти сов этой породы. Все они после одного-двух месяцев реабилитации отправились на свободу абсолютно здоровыми. У птиц после долгой жизни в неволе не только нарушается координация, они утрачивают и многие другие необходимые для жизни в природе навыки. Бывает, что хищники теряют свои охотничьи умения, и их приходится с нуля обучать выживанию в дикой природе.
У птиц после долгой жизни в неволе не только нарушается координация, они утрачивают и многие другие необходимые для жизни в природе навыки
У птиц после долгой жизни в неволе не только нарушается координация, они утрачивают и многие другие необходимые для жизни в природе навыки. Фото: Александр Белкин / «Русская планета»
«Всю прошлую зиму мы выпускали сов в одном месте, но с недавних пор там поселилась пара черных воронов, и теперь приходиться искать другое. Вороны и совы — враги, — рассказывает мне об отношениях пернатых Наталья. — Иногда можно встретить и в городе такое: вороны окружают сову, которая сидит на месте до тех пор, пока от нее не отстанут. Даже с одним вороном сове справиться проблематично, так как это довольно крупная и сильная птица. Тем более птицы из этого семейства легко могут объединиться против одного врага. Совы же, наоборот, одиночки».
Дольше прочих в центре живет неясыть из Новокузнецка. Горожанин нашел ее раненой и передал на местную биостанцию. Сотрудники пытались помочь птице, но опыта в этом деле не имели и сделали только хуже. Особенность сов в том, что в больших вольерах их держать нежелательно: птица пыталась летать по клетке и обтрепала все перья, в результате чего потеряла возможность держаться в воздухе. В центр сова прибыла без маховых и рулевых перьев. С тех пор прошло уже более полугода, и сейчас она готовится к «выписке».
В лаборатории постоянно живут коршуны. Они, собственно, и стали первыми пациентами. Еще два года назад, до создания центра, в лабораторию привезли коршуна № 1: птицам этой породы молодые люди не дают имена — нет смысла, все равно не откликаются, да и приносят их много. Первого коршуна нашли в лесу практически мертвым, без одного крыла, но сейчас ему гораздо лучше. Тем не менее, выпускать его не будут, на свободе он сразу погибнет. Активисты надеются, что когда-нибудь его заберут, хотя для крупных птиц сложно найти хозяев.
Самая необычная из пернатых, побывавших в центре, — выпь. Эта перелетная птица занесена в Красную книгу Московской области и считается вымирающей. Травмированную выпь обнаружили в частном секторе Кемерово. Нашедшая ее женщина следила за дальнейшей судьбой птицы, навещала ее и приносила лекарства до того момента, пока выпь не отпустили на свободу.
Самым необычным животным центра считается оливковый агути. На передвижную выставку, откуда он и прибыл в центр, агути попал случайно. Его и еще двух представителей этого вида подарили руководству — они прибыли  вместе с большим заказом экзотических животных для выставки. Оказалось, что все трое были самцами, но выяснили это только тогда, когда животные начали драться. Самого задиристого в итоге передали центру.
Крокодил может достигать пяти метров в длину
Крокодил может достигать пяти метров в длину. Фото: Александр Белкин / «Русская планета»
Крокодил также попал к биологам с выставки, но его судьба намного печальнее. Около двух лет назад хозяева другой передвижной выставки после очередного запоя решили избавиться от зверей. Енот-носуха, еще один крокодил — двухметровый, несколько мелких ящериц и прочие экзотические животные не пережили апрельских морозов и погибли. Спасся только нынешний питомец биологов. Сами они теперь говорят, что с ужасом ждут, что из небольшого крокодила вырастет, — эти рептилии порой достигают пяти метров в длину.
темы
Новости партнеров
Реклама
Реклама
4 мин