По состоянию на 6 июля 10:30
Заболевших687 862
За последние сутки6 611
Выздоровело 454 329
Умерло10 296
Общество
Лента новостей
Лента новостей
Сегодня
Политика
Общество
Бизнес
Культура
Сделано Русскими
Личные связи
О проекте
Редакция
Контакты
Размещение рекламы
Использование материалов
Свидетельство о регистрации СМИ ЭЛ № ФС 77 – 65733 выдано Роскомнадзором 20.05.2016.
Лента главных новостей
Русская планета
Общество

Дешевле купить

Экономист: Россия потеряла из-за Крыма столько денег, что лучше было бы купить его у Киева
Милена Бахвалова
11 декабря, 2014 14:43
10 мин
Фото: Артем Геодакян / ТАСС
Сколько Россия «заплатила» за Крым? Эксперт, отвечающий за фондовый рынок в одном из крупнейших российских банков, посчитал, что полуостров обошелся нашей стране в $82 млрд. «Крым — это не экономическая категория», — прореагировал на подобные спекуляции премьер-министр России Дмитрий Медведев в интервью ведущим телеканалам 10 декабря. «Русская планета» попыталась разобраться, можно ли подсчитать цену присоединения Крыма к России экономически.
Аналитик взял за основу два показателя: снижение капитализации фондового рынка и отток капитала. «Именно Крым стал главным событием для инвесторов, влияющим на их решения в течение года», — сказал он в личной беседе с «Русской планетой». Как и большинство опрошенных РП экономистов, он согласился обсуждать эту тему только на условиях анонимности.
Формально российский биржевой индекс ММВБ прибавил с 28 февраля (на следующий день, в субботу 1 марта, Владимир Путин обратился к Совету Федерации с просьбой разрешить ввод российских войск на территорию Крыма) 2%. Но если посмотреть на капитализацию биржи с учетом ослабления рубля, то картина предстает нерадостная. С начала марта российская валюта снизилась примерно на 33%. Это означает, что капитализация Московской биржи в пересчете на доллары снизилась примерно на 25%, или же на $44 млрд (если сравнить долларовые капитализации рынка 28 февраля и 9 декабря).
Неожиданно большим оказался и отток капитала из страны. Данные за ноябрь еще не опубликованы, но в октябре они составили рекордные $28 млрд, а с марта — уже $113,2 млрд. Это больше прогноза, который Центробанк давал еще летом,  — $90 млрд. В ноябре, в условиях панического бегства капитала из страны Банк России был вынужден поднять прогноз оттока до $128 млрд. «Вот эти $38 млрд разницы в прогнозах, а также потери в капитализации биржи почти в $44 млрд, и есть та репутационная цена, что мы заплатили за Крым, — говорит эксперт. — Купить было бы дешевле». Итак, потери от Крыма составили $82 млрд (разница в прогнозах по оттоку плюс потери в капитализации фондового рынка). На фоне этой цифры помощь крымчанам от федерального правительства настолько мала, что ей можно пренебречь (в интервью телеканалам Медведев сказал примерно о $0,25 млрд в год).
Если представить Крым коммерческой компанией, которая вполне может быть предметом торговли, то прав ли аналитик? Почем можно было бы купить гипотетическую «компанию Крым»?
Для оценки привлекательности той или иной фирмы инвесторы используют специальный показатель — отношение цены компании к ее годовой прибыли (коэффициент P/E). В нашей ситуации ценой могут служить эти самые потери, а прибылью — размер валового регионального продукта (ВРП) Крыма. По экономической сути ВРП и является прибылью «компании Крым» — это стоимость всех произведенных на полуострове товаров и услуг за год минус стоимость сырья и исходных материалов.
ВРП Крыма в 2012 году (статистика за 2013-й отсутствует) составил 44,54 млрд гривен или же $5,57 млрд.
Коэффициент P/E получается равным примерно 15, то есть 15 лет  необходимо, чтобы экономика Крыма компенсировала потери России. Оправдана ли такая цена? Говоря о компании, инвесторы заподозрили бы, что она переоценена. Безусловно, рынок знает и еще большие отрывы: например, акции Facebook сегодня торгуются с P/E выше 70, но их цена считается завышенной и на конец следующего года этот показатель, как ожидается, снизится до 40.
Применение P/E к анализу государств не является чем-то новым. Этот показатель служит своеобразным коэффициентом уверенности в будущем компании или страны. Чем больше годовых прибылей инвесторы готовы заплатить за компанию сейчас, тем более они уверены в ее будущем. То же верно для фондового рынка страны в целом — чем больше сейчас капитализация биржи по отношению к годовым прибылям всех компаний страны, тем лучше инвесторы оценивают страну.
Журнал Economist в июле 2014 года посчитал P/E для некоторых стран. У России он составил 5,2 при том, что у Ирана, тоже находящегося под санкциями, — 5,6, Аргентины — 6,1, у Зимбабве — 12, а в среднем по развивающимся странам — 12,5. На развитых рынках данный показатель еще выше, например в США — 14, а в Германии — 27.
Но интерес представляет и сама оценка российских потерь от Крыма. Насколько она верна? Действительно ли цифра примерно в $82 млрд выглядит справедливой?
Еще летом, готовя санкции, в Еврокомиссии посчитали, сколько потеряет наша страна от введения этих мер. Ущерб за 2014 год был оценен в 23 млрд евро или 1,5% ВВП России, а в 2015 году — в 75 млрд евро или в 4,8% ВВП. То есть примерно $28 млрд и $93 млрд по текущим курсам. «Очень любопытные цифры, однако нам не понятно, как их посчитали», — сказал РП директор Института стратегического анализа ФБК Игорь Николаев. В компании ФБК сейчас также пытаются посчитать, как много Россия потеряла в результате санкций. В некотором роде эти потери также можно назвать ценой Крыма, ведь они были введены именно как наказание за присоединение полуострова.
Игорь Николаев. Фото: Александр Натрускин / РИА Новости
Игорь Николаев. Фото: Александр Натрускин / РИА Новости
Результаты исследования будут опубликованы в конце года, однако, по мнению Игоря Николаева, высчитывать эту сумму всего лишь на основе падения капитализации фондового рынка и оттока капитала неверно. «Уже в январе и феврале отток капитала из России шел темпами, превышающими прогноз ЦБ, хотя никакого Крыма еще не было, — говорит эксперт. — Россия подошла к началу года с очень непонятной макроэкономической ситуацией, слишком тяжелым налоговым бременем и сходящим "на нет" экономическим ростом. Ускорение падения основных показателей было определено и без Крыма, и вычленить влияние именно этого фактора весьма сложно». Действительно, отток капитала из страны в январе-феврале этого года составил $35 млрд, но в Минэкономразвития это называли «краткосрочным явлением» и в тот момент сохраняли свой прогноз оттока в $25 млрд по итогам 2014-го.
Другой экономист, согласившийся комментировать эту тему РП на условиях анонимности, указал на падение нефтяных цен в течение последней половины года. «Когда вы смотрите на снижение капитализации или отток капитала, как вы будете отделять Крым от нефти?», — спрашивает он. По его словам, посчитать «фактор Крыма» хоть и возможно, «но это потянет как минимум на докторскую диссертацию».
Подведем итог. По предварительным оценкам, экономика России «заплатила» (через отток капитала и падение стоимости компаний на бирже) за присоединение Крыма $82 млрд, что почти в 15 раз больше тех денег, которые Крым приносит в экономику страны за год.
Можно было бы относиться к этим расчетам как к теоретической конструкции анонимного российского аналитика, если бы подобные идеи не высказывались на Западе тоже. Инвестбанкир Раджив Чодри в июле выступил на портале Quartz с предложением к президенту США Бараку Обаме — склонить Россию выкупить Крым у Украины за $100 млрд (в рассрочку — выплачивать по $10 млрд ежегодно в течение 10 лет). По мнению Чодри, такая сделка по сравнению с доходами России — сущие копейки, но она могла бы наполнить бюджет Украины и спасла бы Россию от международной изоляции, а Европа вздохнула спокойно, так как границы изменились бы с согласия всех заинтересованных сторон.
Справка РП:
Подсчет экономической выгоды от территориальных приобретений — отнюдь не российское изобретение. В 2010 году Дэвид Баркер из Университета Айовы подсчитал, что покупка Аляски у Российской Империи оказалась невыгодной для Соединенных Штатов. Принято считать, что последующее открытие в штате золота и нефти принесло огромные доходы.
Баркер возражает по нескольким направлениям:
— Большая часть доходов остается в самом штате Аляска и не попадает к федеральному правительству США.
— Федеральное правительство не только получает налоги со штата, но и тратит большие деньги на освоение отдаленной территории с суровым климатом. Кроме того, деньги на покупку территории США взяли в долг, и проценты по этому долгу тоже нужно учесть в расчетах.
— Аляска была куплена в 1867 году, а более-менее заметные доходы от экспорта нефти пошли только в 1970-е годы, когда нефть резко подорожала.
— В 1890-х годах на Аляске нашли золото, и началась Золотая лихорадка. Золотоискатели могли «столбить» участки и намывать золото, не делая существенных перечислений федеральному правительству. В результате открытие месторождений драгоценного металла тоже не принесло больших доходов правительству Штатов.
В итоге, отбросив геополитические соображения, по чисто финансовым показателям покупка оказалась убыточной. Аляску купили за $7,2 млн ($144 млн в современных ценах), а итоговый баланс доходов и расходов по этому штату для федерального правительства оказался отрицательным — сделка за полтора века принесла чистого убытка на $5,2 млрд в нынешних ценах.
В 2009 году Мальдивы, по сообщению газеты Guardian, заявляли, что в будущем подумают о покупке островов у Шри-Ланки или Австралии, поскольку сами Мальдивы являются островным государством и из-за всемирного потепления могут уйти под воду.
темы
10 мин