Общество
Лента новостей
Лента новостей
Сегодня
Политика
Общество
Бизнес
Культура
Сделано Русскими
Личные связи
О проекте
Редакция
Контакты
Размещение рекламы
Использование материалов
Запрещенные организации
Свидетельство о регистрации СМИ ЭЛ № ФС 77 – 65733 выдано Роскомнадзором 20.05.2016.
Новости Общество
Русская планета
Общество

Бомба для Гитлера

Вторая мировая началась 1 сентября 1939 года
Валерий Бурт
29 августа, 2019 16:33
11 мин
Фото: сайт Минобороны
Сначала казалось, что это – просто конфликт двух государств. И на него советская пресса поначалу почти не обращала внимания. В первый день осени сообщение о столкновении Германии и Польши не успело попасть в утренние газеты.
1 сентября «Правда» на первой полосе возвестила о ратификации советско-германского договора о ненападении и речи наркома иностранных дел Вячеслава Молотова на внеочередной четвертой сессии Верховного Совета.  Он, в частности, сказал: «Разоблачая шум, поднятый англо-французской и северо-американской прессой по поводу германских «планов» захвата Советской Украины, т. Сталин говорил тогда: «Похоже на то, что этот подозрительный шум имел своей целью поднять ярость Советского Союза против Германии, отравить атмосферу и спровоцировать конфликт с Германией без видимых на то оснований». Как видите, т. Сталин бил в самую точку, разоблачая происки западно-европейских политиков, стремящихся столкнуть лбами Германию я Советский Союз». Да уж, как в воду глядел товарищ Сталин!..
1 сентября 1939 года воспел в одноименном стихотворении Иосиф Бродский:
День назывался «первым сентября».
Детишки шли, поскольку - осень, в школу.
А немцы открывали полосатый
шлагбаум поляков. И с гуденьем танки,
как ногтем - шоколадную фольгу,
разгладили улан…
В стране открылось несколько новых школ, в том числе, в Йошкар-Оле. Об этом сообщила «Марийская правда»: «В двух этажах просторного, светлого здания разместились 10 классов и ряд подсобных помещений. Полезная площадь – 1162 квадратных метра. Здание хорошо отделано. Лестницы и подоконники сделаны из мозаики. Красиво оформлен фасад. Перед главным входом установлена скульптура незабвенного Сергея Мироновича Кирова…»
В Киеве в матче чемпионата СССР местное «Динамо» обыграло московских одноклубников со счетом 3:1. В составе хозяев играли Макар Гончаренко и Иван Кузьменко. В 1942 году они стали участниками «матча смерти» - команды «Старт», в которую вошли футболисты Киева и сборной солдат и офицеров германской противовоздушной обороны - «Flakelf». Гончаренко остался в живых, Кузьменко же был расстрелян…
На другой день, 2 сентября, военные сводки с театра военных действий попали в прессу, но не стали самыми важными. Более актуальными были сообщения о производственных победа молодежи Уралмашзавода, успехи карагандинских горняков, достижения в области народного хозяйства. О начале войны «Правда» лаконично сообщила в разделе международной политики. Был дан обзор речи Гитлера в рейхстаге. Кстати, в ней он обвинил Польшу в развязывании боевых действий.

Война между Германией и Польшей из локальной превратилась в глобальную спустя несколько дней. 3 сентября 1939 года войну Третьему рейху объявили Англия и Франция (США заявили о своем нейтралитете). Через несколько дней сентября отношения с Германией разорвали Южно-Африканский Союз, Новая Зеландия, Канада...

В начале сентября в Берлине приступил к работе новый полномочный представитель СССР Алексей Шкварцев. «У резиденции Гитлера нас встретила редкая толпа народа, кричавшая «хайль!» и приветствовавшая нас по-фашистски поднятой рукой, - записал он в своем дневнике. - Когда мы подъехали, ворота раскрылись и мы увидели выстроенный почетный караул… Затем нас пригласили в приемную, где Гитлер встретил меня в сопровождении Геринга. Гитлер и я обменялись рукопожатиями: после этого были представлены тт. Пуркаев (военный атташе) и Павлов (переводчик). Я вручил отзывную на тов. Мерекалова (предыдущий полпред) и свою верительную грамоты. Затем прочитал свою речь… На эту речь Гитлер ответил следующей речью: «Немецкий народ счастлив, что заключен советско-германский договор о ненападении. Этот договор послужит делу содружества обоих народов как в политической, так и в экономической областях…»

Немецкие газеты встретили начало боевых действий со сдержанным оптимизмом. Аншлюс Австрии и захват Чехословакии был произведен без единого выстрела. Теперь же немцев ждала война. И никто не знал, какой она будет…

Газеты пестрят заголовками: «Для защиты рейха вдоль всех немецко-польских границ организовано контрнаступление»; «Балтийское море контролируется военным флотом». Берлин утверждает, что Польша отвергает мирные переговоры: «Дерзкое молчание в ответ на немецкие предложения». К материалу о речи Гитлера в рейхстаге дан броский заголовок «Волнующие слова фюрера». «Отныне я - первый солдат германского Рейха, - говорит он. - Я снова надел форму, которая была для меня дорога и священна. Я не сниму ее до тех пор, пока не будет одержана победа, ибо поражения я не переживу». О, это были пророческие слова!
…В фильме «Ва-банк» хорошо показаны реалии довоенной Польши. Страна была совсем не бедная, как ее описывали в советское время, а вполне европейская, респектабельная. По улицам разъезжали велосипедисты, раскатывали сверкающие автомобили. Впрочем, встречались пролетки и повозки, запряженные лошадьми. У простых поляков были отдельные квартиры, у богачей – дорогие виллы. В кафе и ресторанах веселились мужчины в элегантных костюмах и красивые женщины в дорогих нарядах. Ну а болельщики спешили на футбол...
Из разговора двух героев становится ясно, что недавно Польша проиграла Германии. Скоро две эти «команды» сойдутся в другом «матче». В кадр фильма попадает сидящий на трибуне офицер. Он не ведает, что скоро – война и крушение всех надежд. Впрочем, сначала поляки верили, что союзники - Англия и Франция им помогут, и немцы с позором уберутся из их страны.

Когда начались боевые действия, в стране воцарилась неразбериха – завоеватели, перейдя границу, шли все дальше и дальше, а сообщения польских газет дышали… оптимизмом. Казалось, что не Германия разбивает польскую армию, а наоборот. И вот-вот Гитлер униженно запросит мира…

Польские газеты сентября 1939 года – почти сплошная ложь. Или попытка выдать желаемое за действительное. Правда, пожалуй, только в обращении к нации президента страны Игнация Мостицкого, опубликованном на первой полосе «Сoniec Warszawski»  под заголовком «Бандитское нападение Германии на Польскую республику»: «…В этот исторический момент я обращаюсь ко всем гражданам Польши в глубоком убеждении, что весь народ встанет на защиту своей свободы, независимости и чести под руководством главнокомандующего вооруженными силами и даст достойный отпор нападению, как это уже неоднократно случалось в истории польско-немецких отношений…»   

Ну а потом началось такое… Express Poranny за 5 сентября пестрит заголовками: «Французские войска приступили к военным действиям на суше, море и в воздухе»; «Немецкие порты подверглись бомбардировке английских летчиков»; «Германия охвачена огнем с двух сторон». Но самое главное:  «Польская кавалерия вторглась в Восточную Пруссию!»

Небольшая ремарка. Воздушный налет на Берлин польской авиации действительно состоялся. 7 сентября «Правда» сообщила: «Агентство Гавас передает по радио сообщение из Варшавы, согласно которому 30 польских самолетов совершили налет на Берлин. Все самолеты возвратились на свою базу». Об этом событии писал и профессор истории Павел Вечоркович. По его словам, 6 сентября смешанный женско-мужской авиаэскадрон (женщины были пилотами, штурманами и радистами, а мужчины - стрелками и механиками) совершил налет на Берлин. И чуть не отравил на тот свет фюрера!
 «Тридцать огромных самолетов выстроились в гигантский круг и поочередно стали пикировать на рейхстаг, - писал Вечоркович. - Как впоследствии удалось установить, Гитлера спасло только чудо. После первого взрыва пятитонной «Львовской детки», он подумал, что в Берлине началось землетрясение, и выбежал из бункера, расположенного под рейхстагом, на улицу к стоянке автомобилей. Там его спас весьма расторопный шофер Клепке, который схватил своего хозяина в охапку, затолкал в машину и умчался прочь от рейхстага. Если бы не расторопность шофера, то смерть Гитлера наступила бы уже 6 сентября 1939 года - уже третья бомба, сброшенная с «Ольгкастера» майора Кжижи-Дануты Жмужановской пробив многометровый слой бетона и земли разорвалась в личных апартаментах Гитлера…»
На следующий день Express Poranny снова ошеломила «новостями»: «Французы вторглись в пределы Рейнского бассейна»; «Завод в Фридрихсшале производивший самолеты, взлетел в воздух». Ликовала и Chwila: «Линия Зигфрида прорвана в пяти местах!»; «Немецкие войска в панике разбегаются»; «Французские войска вступили в Саарский бассейн». Поддала жару и Gazeta Wilenska. «Шапка» на первой полосе буквально кричала: «100 немецких танков и 37 самолетов уничтожили польские войска».
Вскоре жители Польши узнали печальную правду: Англия и Франция даже не пошевелились, чтобы спасти своего союзника. Их страна оказалась в руках Гитлера. На восточную территорию Польши вошла Красная армия. «Красная звезда» опубликовала материал «Телефона Брест-Литовск» - интервью военного коменданта города: «Первыми сюда вступили механизированные части, - сообщал он. - Они промчались по улицам, приветствуемые всем населением. Нас осыпали цветами.

В городе находились механизированные соединения германской армии. Как только наши части вошли в Брест-Литовск, германское командование приступило к передаче города. С советской стороны, по приказанию командования, об’екты принимал я. К каждому учреждению и предприятию, где стоял германский караул, подходил караул красноармейцев. Произошла обычная смена постов.

Вслед за этим наши войска выстроились на самой просторной улице города, которая носит название «Уния Любельская». Мимо бойцов, командиров и политработников Красной армии церемониальным маршем прошли механизированные части германской армии».
27 сентября в Москву во второй раз прилетел министр иностранных дел Германии Иоахим Риббентроп. Он провел переговоры со Сталиным и Молотовым. В частности, был решен вопрос о разделе Польши. Вечером следующего дня в Кремле состоялся большой банкет. «Со стороны русских участвовал Сталин в сопровождении влиятельных руководителей, таких как Каганович, Микоян и маршал Ворошилов, в компании чиновников комиссариата иностранных дел, - вспоминал советник германского посольства в Москве Андора Генке. - Очень быстро установилась восхитительно гостеприимная и сердечная атмосфера - это было одним из самых запоминающихся событий за все 23 года моей дипломатической службы. Естественно поднимались многочисленные тосты за глав государств, за народы обоих государств, за русско-германскую дружбу, за германскую армию, за Красную армию и за все русское и германское…»

Перед отъездом из СССР Риббентроп сделал следующее заявление, опубликованное в центральных советских газетах: «Мое пребывание в Москве опять было кратким, к сожалению, слишком кратким. В следующий раз я надеюсь пробыть здесь больше. Тем не менее мы хорошо использовали эти два дня…

Переговоры происходили в особенно дружественной и великолепной атмосфере. Однако прежде всего я хотел бы отметить исключительно сердечный прием, оказанный мне Советским Правительством и в особенности г.г. Сталиным и Молотовым».
…В советских кинотеатрах перед веселыми фильмами часто показывали военную кинохронику - с бомбежками, обстрелами, изувеченными телами, плачущими людьми. Люди вздыхали, ужасались и облегченно вздыхали: это - там. И надеялись, что никогда не будет - здесь.
Но война уже стояла на пороге. 30 ноября 1939 года начался военный конфликт между СССР и Финляндией. В дома советских людей стали приходить первые похоронки. Но самая большая беда обрушилась на нашу страну 22 июня 1941 года…
темы
11 мин