Общество
Лента новостей
Лента новостей
Сегодня
Политика
Общество
Бизнес
Культура
Сделано Русскими
Личные связи
О проекте
Редакция
Контакты
Размещение рекламы
Использование материалов
Поддержать проект
Свидетельство о регистрации СМИ ЭЛ № ФС 77 – 65733 выдано Роскомнадзором 20.05.2016.
В России признаны экстремистскими и запрещены организации «Национал-большевистская партия», «Свидетели Иеговы», «Армия воли народа», «Русский общенациональный союз», «Движение против нелегальной иммиграции», «Правый сектор», УНА-УНСО, УПА, «Тризуб им. Степана Бандеры», «Мизантропик дивижн», «Меджлис крымскотатарского народа», движение «Артподготовка», общероссийская политическая партия «Воля». Признаны террористическими и запрещены: «Движение Талибан», «Имарат Кавказ», «Исламское государство» (ИГ, ИГИЛ), Джебхад-ан-Нусра, «АУМ Синрике», «Братья-мусульмане», «Аль-Каида в странах исламского Магриба».
Новости Общество
Русская планета
Общество

Большие санкции с маленькими нюансами

Контрсанкции Анкары против РФ — не совсем то, чем они кажутся
Виктория Фоменко
27 января, 2016 15:00
8 мин

Фото: Burhan Ozbilici/AP/TASS

Минэкономики Турции опубликовало отчет, согласно которому российские компании ведут нечестную игру на турецком рынке. В частности, наших поставщиков горячего металлопроката обвиняют в демпинге, по подсчетам турок, якобы приносящем им дополнительную маржу более чем в 13,5%. А поскольку по международным нормам демпинг считается нарушением правил справедливой конкуренции, таким нехитрым образом турецкие власти наделили себя негласным правом наказать «этих обнаглевших русских». После двух месяцев нахождения под российскими санкциями Анкара, похоже, все-таки созрела для ответного хода.
Стальной импорт
С точки зрения обеспечения себя сталью Турция — абсолютно импортозависимая страна. Там неплохо налажено производство двигателей, генераторов, оружия, сборка автомобилей, однако собственная металлургия существенно отстает от машиностроения. Только за три года, с 2012-го по 2014-й, Турции пришлось закупить  на внешних рынках около 9 млн тонн горячего проката, потратив на это почти $5,5 млрд, а в 2015-м годовой (!) объем импорта достиг отметки в 4,3 млн тонн — год пошел за полтора. Соответственно, увеличились и импортные расходы.
Все это время российские поставщики держали прочное лидерство на турецком рынке, обеспечивая около 19,2% от общего объема стального импорта. (Для сравнения: сам великий и могучий Китай может похвастаться скромной долей в 4,3%.) В абсолютных цифрах успехи отечественных металлургов выглядят еще более внушительно: 825 тысяч тонн проката в год на сумму $413 млн. Крупнейшие игроки — «Северсталь», Новолипецкий металлургический комбинат (НЛМК) и Магнитогорский металлургический комбинат (ММК), который, к слову, внес существенный вклад в дело «подсаживания» турецких производителей на российский импорт, когда в 2012-м закрыл производство стали на своем заводе Metalurji в Турции.
Металлургический комбинат. Фото: Донат Сорокин/ТАСС
Турецкая математика
Справедливости ради надо сказать, что под турецкую антидемпинговую плеть попали не только российские металлурги. Обвинения в нечестной игре прозвучали в адрес поставщиков из шести стран, включая нашу (на прицеле также оказались экспортеры из Китая, Франции, Словакии, Румынии и Японии), на долю которых до сих пор приходилось 35–40% от общего объема турецких закупок. В прошлом году экспортеры-«плохиши» и вовсе завезли в Турцию 2,3 млн тонн металлопроката, увеличив свою долю рынка до 53%. Неудивительно, что турецкие власти посчитали расклад «нечестным» и поручили компетентным органам провести расследование и восстановить справедливость.
Правда, выводы специалистов периодически менялись на протяжении «следствия». Еще в августе прошлого года Министерство торговли Турции заявило, что у российской «Северстали» отсутствуют признаки демпинга. Эта позиция была зафиксирована в предварительном отчете министерства. Однако после того, как отношения между странами испортились, в ценообразовании российских компаний тут же обнаружились некие «нюансы». Турецких проверяющих внезапно осенила гениальная мысль: заменить реальную расчетную себестоимость проката «Северстали» показателями поставщиков из «аналогичных стран». В качестве таковых были выбраны Словакия, Румыния и сама Турция. Естественно, вследствие «натягивания совы на глобус» выяснилось, что российская компания продает сталь по ценам ниже себестоимости (пусть и не своей, а турецко-словацкой), а это и есть определение демпинга.
В результате этой ловкости рук и гибкости логики Минэкономики Турции насчитало «Северстали» демпинговую маржу в 12,34%, НЛМК — в 9,42%, а ММК — в 13,66%. И уже в феврале ввозные пошлины для этих компаний могут быть подняты на соответствующие величины.
Неудобная правда
Загадка российских «нюансов», заставивших турецких аудиторов издеваться над здравым смыслом, проста: в отличие от большинства других стран, экспортирующих сталь, РФ сама добывает на своих территориях железную руду и коксующийся уголь. Перевозка компонентов производится по российским железным дорогам, а вывоз продукции осуществляется через российские же порты. В результате падающий с 2014 года курс рубля много месяцев подряд снижал затраты наших металлургов в сравнении со среднемировыми. В российской производственной цепочке, к неудовольствию турок, не оказалось ни одного звена, которое бы дорожало вслед за долларом. Естественно, российская сталь стала куда более конкурентоспособной, чем китайская, европейская или собственно турецкая.
Опасна ли возникшая ситуация для России? С одной стороны, введение антидемпинговых пошлин может показаться турецким металлургам желательной мерой, а правительству Реджепа Эрдогана — возможностью показать зубы. Однако эти меры неизбежно ударят по всем отраслям, использующим дешевый российский металл. Турецкие власти не могут этого не понимать. И хочется, и колется.
До сих пор Анкара, кроме угроз, ничем не ответила на наши санкции. Власти подали эту позицию как производную своей рассудительности и неконфликтности. Но на деле причины «миролюбия» просты: у Анкары не так много возможностей для ведения санкционной войны с нашей страной — слишком уж неравны две экономики.
Для Турции Россия — второй после Германии торговый партнер. Для РФ же Турция стоит лишь на пятом месте после Китая, Германии, Нидерландов и Италии. До вступления в силу санкций в России реализовывалось 4,2% всего турецкого экспорта, что в структуре нашего импорта, в свою очередь, занимает всего 2,3%. Турция же 10% всех своих внешних закупок совершала в России, что, впрочем, не составляло и 5% от всего того, что мы продаем. Нетрудно подсчитать, что по обеим статьям турецкая экономика примерно в два раза сильнее завязана на российскую, нежели наоборот.
Более того, РФ имеет активный баланс в торговле с южным соседом. Это значит, что российские предприятия больше продают в Турции, чем покупают. За 9 месяцев прошлого года российский экспорт в Турцию составил $15 млрд, а турецкий в РФ — всего $3 млрд. Не выходить в минус Анкаре до сих пор удавалось во многом благодаря туризму: россияне ежегодно оставляли на турецких курортах около $10 млрд. Но в наступившем году этой халявы уже не будет.
Главное же обстоятельство, мешающее Турции отвечать на санкции, связано с характером российского экспорта. Дело в том, что 64% наших поставок приходится на минеральное сырье. В основном это природный газ. Ни отказаться от его использования, ни заменить его Турция в ближайшее время не сможет.
СПРАВКА: Помимо газа и стали, РФ поставляет в Турцию сельхозсырье (8,1% экспорта), химическую продукцию (4,5%), машины и оборудование (0,6%). Все это активно используется турецкой обрабатывающей промышленностью, что делает введение санкций по этим направлениям крайне болезненным для самой Турции.
Ничего личного
Впрочем, о полном изгнании российских экспортеров речи не было и, скорее всего, никогда не будет. Вопрос же о повышении пошлин пока остается открытым, и раздувать панику по этому поводу нет причин. С одной стороны, понятно, что «расследование» и его выводы политически мотивированы. Об этом говорит не только «чудесное» перенесение европейских экономических реалий в Россию, но и то милое обстоятельство, что из антидемпингового расследования исключена Украина, хотя оснований для проверки дешевого импорта из незалежной куда больше, чем российского.
С другой стороны, очевидно, что турецкие власти решают вполне объективный, давно назревший вопрос поддержки собственных производителей. В рамках этой политики правительство будет ущемлять интересы отраслей, развитие которых сочтет менее важным, и одновременно поддержит более нужные производства.
В любом случае вопрос о пошлинах для российских металлургов турецкие власти будут рассматривать, исходя из соображений пользы для своей экономики, а потому относиться к этому следует, как к рутине международной торговли. Ни истерик, ни эйфории: принятие мер может вовсе не являться показателем расширения конфликта, а отказ от введения пошлин — попыткой возобновления диалога. Просто бизнес, ничего личного.
темы
ПОДДЕРЖАТЬ ПРОЕКТ
8 мин
Лень сёрфить новости? Подпишись и БУДЬ В КУРСЕ