Общество
Лента новостей
Лента новостей
Сегодня
Политика
Общество
Бизнес
Культура
Сделано Русскими
Личные связи
О проекте
Редакция
Контакты
Размещение рекламы
Использование материалов
Поддержать проект
Запрещенные организации
Свидетельство о регистрации СМИ ЭЛ № ФС 77 – 65733 выдано Роскомнадзором 20.05.2016.
Новости Общество
Русская планета
Общество

«Митингующие всегда кричат "Фашисты!"»

«Болотное дело» дошло до свидетелей защиты: в понедельник суд допросил политиков Алексея Навального и Сергея Давидиса

Егор Сковорода
2 декабря, 2013 20:33
13 мин
Задержание Алексея Навального на Болотной площади, 6 мая 2012 года. Фото: Владимир Астапкович / РИА Новости
На процессе по «Болотному делу», который длится уже шестой месяц, свои доказательства начала представлять сторона защиты. В понедельник суд допросил Алексея Навального, который входил в оргкомитет «Марша миллионов» 6 мая 2012 года, подававшего официальную заявку на шествие Сергея Давидиса, публициста Александра Подрабинека, который тоже был на шествии.
Зал суда оказался заполнен зрителями, некоторым из пришедших даже не удалось пройти внутрь. В последний момент туда протиснулся один из лидеров партии РПР-ПАРНАС Владимир Рыжков.
— Как наш Сергей? Он там? — спрашивал он о подсудимом Сергее Кривове, который состоит в РПР-ПАРНАС. — Народу-то сколько пришло! Хорошо, хорошо, народу много.
Пока судья Наталья Никишина еще не вошла в зал, один из обвиняемых Алексей Полихович попросил всех о минуте молчания в память о поэте и диссиденте Наталье Горбаневской, которая скончалась три дня назад. Зал молча встал, и только прокуроры демонстративно остались сидеть.
— Здрасьте, — сказал свидетель Навальный, когда его пригласили в зал.
По просьбе адвоката Сергея Бадамшина Навальный рассказал о своем участии в событиях 6 мая. По его словам, он не был в числе людей, подававших в мэрию заявку на «Марш миллионов», однако присутствовал среди членов оргкомитета, активно принимал участие в подготовке акции и звал на нее читателей своего блога.
— Не будет преувеличением сказать, что я был одним из главных организаторов этого мероприятия, — резюмировал Навальный.
По его словам, в мэрии заявителям акции сказали, что шествие 6 мая будет полностью повторять аналогичное шествие 4 февраля 2012 года — в тех же самых местах обещали выставить оцепление, рамки металлоискателей и металлические барьеры. За два дня до «Марша миллионов» на сайте Petrovka38.ru появилась схема будущего шествия и митинга. «Эту схему я опубликовал в своем блоге», — вспоминает политик.
Во время шествия Навальный шел во главе колонны. Когда колонна прошла Малый Каменный мост, стало видно, что вопреки опубликованной схеме сквер на Болотной площади оказался перекрыт: «Мы увидели, что принципиально изменена схема размещения людей на площади». Повернуть на Болотную набережную тоже почти не оставалось возможности, потому что полицейские оставили очень узкий коридор, а сама площадь была практически заполнена людьми.
Сергей Давидис. Фото: Михаил Метцель / ИТАР-ТАСС
Сергей Давидис. Фото: Михаил Метцель / ИТАР-ТАСС
По словам оппозиционера, колонна остановилась для того, чтобы найти кого-то из полицейских руководителей, который мог бы решить вопрос с проходом людей на Болотную площадь. Однако этого сделать так и не удалось.
— Поскольку невозможно было объяснить огромному количеству людей, которое шло за нами, что колонна не заходит, мы все остановились и ждем, то было принято решение, достаточно такое спонтанное и стихийное, просто сесть на асфальт. Для того чтобы визуально всем показать, что колонна остановилась. Чтобы предотвратить возможную давку, было принято решение сесть на асфальт, — объясняет Навальный.
Слушая его, судья Никишина все время улыбается.
Около часа, по рассказу Навального, люди сидели на асфальте, но потом это стало невозможно, потому что «задние ряды естественным образом продолжали напирать», а полицейская цепь, которая стояла между кинотеатром «Ударник» и сквером, «сделала шаг вперед и резко увеличила давку».
— Когда полиция сделал шаг вперед, это привело к тому, что голова колонны пришла в стихийное движение, и люди, сдавленные, как в автобусе или метро, потеснились, и край оцепления просто разорвался, — вспоминает оппозиционер.
Все это привело к «неуправляемой ситуации», когда «никакого руководства полиции нет на месте», ходят несколько полицейских и несколько активистов с мегафонами и невозможно разобрать, что же они говорят. Навальный направился к сцене, чтобы «попытаться объяснить, что происходит» — он не знал, что к тому моменту полиция уже выключила на сцене звук.
По пути политик обнаружил, что возле Лужкова моста стоит еще одно оцепление, перегородившее путь демонстрантам. «Это оцепление стояло исключительно для того, чтобы давка усиливалась», — уверен Алексей Навальный.
После того как Навальный поднялся на сцену, он был задержан сотрудниками полиции. Его доставили в отделение, где он провел двое суток, а 8 мая был приговорен к 15 суткам административного ареста. Отбывая это наказание, Навальный написал заявление о совершенном преступлении, которое выразилось в воспрепятствовании проведению шествия и митинга (статья 149 УК). По его обращению была проведена проверка, которая никаких признаков преступления не обнаружила.
Уже после допроса в суде Алексей Навальный вспомнил, что тогда его отправила на сутки как раз судья Наталья Никишина, ведущая сейчас «Болотное дело».
 

Только сейчас, внимательно глядя на судью, понял, что именно она дала мне 15 суток 8 мая, после Болотной.

— Alexey Navalny (@navalny) December 2, 2013
 
Отвечая на вопросы адвокатов, Алексей Навальный отметил, что насилия по отношению к полицейским он не видел, зато видел множество случаев, когда полицейские били безоружных демонстрантов. Поджогов, погромов и вооруженного сопротивления представителям власти на площади он также не наблюдал. Как и не слышал «призывов к массовым беспорядкам».
— Вы слышали, чтобы митингующие кричали «Фашисты!»? — поинтересовалась у него адвокат Екатерина Горяйнова.
— Митингующие всегда кричат «Фашисты!», когда видят
действия, которые любой нормальный человек расценивает как фашистские: например, когда подбегает человек в полном обмундировании и применяет насилие.
Это, мне кажется, эмоциональная реакция любого нормального человека, — ответил свидетель.
Он также отметил, что на Болотной площади было сосредоточено большое количество спецтехники, а также «огромное количество сотрудников полиции с ручными камерами».
— Уже сейчас понятно, что логика сценария, который планировался мэрией Москвы и ГУВД, заключалась именно в том, чтобы спровоцировать эту давку, спровоцировать нарушения общественного порядка и заснять это подробно на все камеры, — подытожил Алексей Навальный.
По его мнению, в ходе расследования дела о «массовых беспорядках» были задержаны первые попавшиеся люди: «Это просто случайным образом задержанные люди, тут они находятся исключительно потому, что кто-то принял политическое решение запугать всех остальных через то, чтобы держать полтора года под замком случайных демонстрантов».
Обвиняемые по делу о массовых беспорядках на Болотной площади 6 мая 2012 года Владимир Акименков (слева) и Леонид Ковязин (справа) в Никулинском районном суде. Фото: Александр Щербак / Коммерсантъ
Обвиняемые по делу о массовых беспорядках на Болотной площади 6 мая 2012 года Владимир Акименков (слева) и Леонид Ковязин (справа) в Никулинском районном суде. Фото: Александр Щербак / Коммерсантъ
После этого в зал пригласили Сергея Давидиса, сопредседателя «Солидарности» и члена Координационного совета оппозиции, который был одним из заявителей «Марша миллионов». Изначально заявка подавалась на маршрут по Тверской улице с митингом на Манежной площади, однако после отрицательного ответа из мэрии оппозиционеры согласились на вариант с шествием по Якиманке и митингом на Болотной площади.
— Вопреки сложившейся практике, в этот раз переговоры шли очень трудно, — вспоминает Давидис. — Представители мэрии все время откладывали согласование, ссылаясь на то, что им необходимо согласовывать все с подготовкой к инаугурации президента и к 9 мая: на Болотной стояла техника к репетиции парада.
По словам Давидиса, все так затягивалось, что заявители уже думали объявить, что акцию согласовать не удалось, когда вдруг 4 мая их позвали на совещание в мэрии и выдали бумагу о согласовании. На совещании выяснилось, что до часа дня 6 мая на площади будет стоять бронетехника (именно поэтому организаторы использовали быстровозводимую сцену-платформу с не лучшим звуком).
Как рассказывает свидетель, который не раз занимался согласованием митингов и шествий, обычно после совещания они с представителем мэрии выезжали на место будущей акции, где обговаривали все детали: расположение рамок, сцены, оцепления, мобильных туалетов и т. п.
— В этот раз нам было публично заявлено, что выехать на место мы не успеваем, поэтому во всем будем следовать тому образцу, который имел место 4 февраля, — говорит Сергей Давидис.
Единственным изменением, которое было оговорено, стало место установки сцены: на этот раз она должна была находиться ближе к Лужкову мосту. Так было решено из-за того, что официально заявка подавалась на пять тысяч человек. «Это было связано с тем, что мы ощущали спад протестной активности», — пояснил Давидис. При этом он на совещании предупредил, что людей, скорее всего, придет гораздо больше.
По словам Давидиса, Сергей Удальцов — еще один из заявителей митинга — несколько раз созванивался с Дмитрием Дейниченко, который тогда занимал пост заместителя начальника управления охраны общественного порядка ГУ МВД по Москве.
Дейниченко уверял Удальцова, что картографическая схема шествия и митинга уже составлена, и обещал передать ее при встрече. Однако встречу Дейниченко переносил несколько раз, а потом и вовсе перестал поднимать трубку.
Сергей Давидис рассказал, что он шел ближе к концу колонн, а потому не видел, как голова шествия уперлась в полицейское оцепление и как первые ряды сели на асфальт. По его словам, толпа была такой плотной, что пробираться к началу колонны ему пришлось около получаса. Пробираясь, свидетель видел многочисленные случаи нападения сотрудников полиции на демонстрантов. Насилия со стороны митингующих он не видел, хотя те и пытались удержать своих товарищей, схваченных омоновцами.
Также в суде выступил публицист и правозащитник Александр Подрабинек, который, по его словам, в самой акции участия не принимал, но был там в качестве общественного наблюдателя. Подрабинек рассказал о том, что он неоднократно освещал подобные мероприятия, и главная особенность событий 6 мая 2012 года — неконтролируемое полицейское насилие.
Слушания по «Болотному делу» продолжатся в Никулинском суде Москвы 3 декабря, в 12:30.
темы
поддержать проект
Для поднятия хорошего настроения, вы можете угостить наших редакторов чашечкой кофе
Маленькая чашка кофе
cup
200 ₽
Средняя чашка кофе
cup
300 ₽
Большая чашка кофе
cup
500 ₽
Большая чашка кофе и что-то вкусное
cup
900 ₽
Нажимая на кнопку «Поддержать», я принимаю пользовательское соглашение, политику конфиденциальности и подтверждаю свое гражданство РФ
Кто может поддержать проект?
Поддержать проект могут только граждане России. Поддержка осуществляется только в рублях. В соответствии с требованием закона.
13 мин
Лень сёрфить новости? Подпишись и БУДЬ В КУРСЕ