«Суть вашего ходатайства я не поняла»
9 мин чтения

	Степан Зимин, Денис Луцкевич и Николай Кавказский (слева направо) в Мосгорсуде, 24 июня 2013 года. Фото: Евгений Фельдман / «Русская планета»

Степан Зимин, Денис Луцкевич и Николай Кавказский (слева направо) в Мосгорсуде, 24 июня 2013 года. Фото: Евгений Фельдман / «Русская планета»

В Мосгорсуде прокурор прочитала обвинительное заключение 12 фигурантам «Болотного дела»,  они все не признали вины

В Мосгорсуде во вторник началось судебное следствие по делу 12 обвиняемых, выделенных из основного «болотного дела». Судья Наталья Никишина отмахнулась от жалоб подсудимых на невыносимые условия в зале суда, после чего прокурор зачитала текст обвинительного заключения. Все подсудимые отказались признавать свою вину.

Заседание началось с опозданием: не хватало двоих обвиняемых. Из-за пробок опоздали Мария Баронова, которая находится под подпиской о невыезде, и Александра Духанина, помещенная под домашний арест. Когда же они приехали, оказалось, что не хватает адвоката Вячеслава Макарова, который защищает члена РПР-ПАРНАС Сергея Кривова.

«Приставы заставили Макарова сдать фотоаппарат, он обиделся на это и ушел», — шел по рядам недоуменный шепоток.

Чтобы прояснить суть конфликта адвоката с приставами, судья вызвала их начальника. Выяснилось, что Макаров не ушел: стоит на ступеньках Мосгорсуда и ждет наряд полиции. Полицию он вызвал сам, когда приставы, следуя своим инструкциям, попросили  его сдать фотоаппарат в камеру хранения — для проноса техники внутрь суда требуется аккредитация пресс-службы или же письменное заявление. Макаров заявление писать не захотел, но уверял, что фотоаппарат у него похитили приставы, и вызвал полицию.

Конфликт разрешился только после того, как судья Никишина дозволила приставам в виде исключения пропустить Макарова в здание вместе с фотоаппаратом. Никишина — председатель Замоскворецкого суда, однако там нет необходимых помещений, поэтому процесс рассматривается в здании Мосгорсуда.

Среди гособвинителей обнаружилось пополнение: к прокурору Костюк и ее помощнице Стрекаловой добавился прокурор Алексей Смирнов, который был обвинителем в деле о массовых беспорядках на Манежной площади 11 декабря 2010 года. Когда приговор по этому делу был оглашен, нацбол Матвей Крылов плеснул ему в лицо водой.

Против Крылова было возбуждено уголовное дело, а к Смирнову в среде активистов прочно прилепилось прозвище «облитый прокурор». В Мосгорсуде за весь день Смирнов не проронил ни слова.

Также в суд явились трое потерпевших, подобранные как будто по алфавиту: Дмитрий Алехин из 2-го оперативного полка полиции, Александр Алгунов из московского ОМОНа  и Андрей Архипов из отряда ОМОНа на воздушном и водном транспорте. Представляясь судье, они выстроились по росту: от невысокого Алгунова до крупного Алехина — мужчины с массивным затылком и в розовой футболке. На руке у Алехина болтается золотая цепь, а выше запястья вьется змея татуировки.

Условия содержания в аквариуме

«Барабанов, вы сегодня день рождения отмечаете? Примите мои поздравления», — с этих слов начала заседание судья Никишина и тут же сделала замечания зааплодировавшим слушателям в зале.

Обвиняемый Артем Савелов, страдающий сильным заиканием, зачитал свое ходатайство. Он просил суд о возможности разместить подсудимых в зале, а не в тесном «аквариуме»: там душно, не хватает воздуха, плохо слышно, невозможно консультироваться с адвокатом, не видно суд, потерпевших и обвинителей, и не на чем делать записи, которые необходимы для того, чтобы защищаться в суде.

— Суть вашего ходатайства я не поняла. Повторите еще раз и без бумажки,

— резко оборвала его судья Никишина.

— Я же объяснил, — с трудом выговорил Савелов.

— Я не поняла.

— В эт-том к-ке помещении за ст-теклом к-ке душно, тесно, н-невозможно писать…

— через силу, запинаясь, произнес Савелов.

— Я не понимаю. Вы сейчас о чем вообще ходатайствуете? — иронизировала в ответ Никишина.

Адвокат Савелова Фарит Муртазин от своего лица повторил то же самое ходатайство о том, что условия в «аквариуме», где находятся десятеро подсудимых, не дают им возможность защищать себя в суде. Там жарко, тесно, плохо слышно, нет спинок у скамеек и нет кондиционера — все это просто представляет опасность для здоровья подсудимых.

«Это не является ходатайством и не подлежит рассмотрению по процессуальным нормам», — отрезала Никишина.

После этого с заявлением выступил обвиняемый правозащитник Николай Кавказский, который рассказал, что внизу подсудимых держат по двое в маленьких боксах размером метр на метр. «Это пыточные условия. Я не считаю, что международные нормы допускают содержание в маленьком подвальном помещении из бетонных стен», — подчеркнул Кавказский.

Подсудимый активист Левого фронта Владимир Акименков сказал о возможности перенести заседания в зал с окнами — Акименков, у которого серьезные проблемы со зрением, просил дать ему возможность видеть деревья хотя бы во время судебного процесса.

Дальше с похожими заявлениями и просьбами выступили практически все подсудимые и их защитники. Кроме тяжелых и нездоровых условий внутри «аквариума» все они подчеркивали очень плохую слышимость: внутри аквариума практически не слышно, что говорят судья и адвокаты, а снаружи — что отвечают подсудимые. Как будто в подтверждение этого тезиса, сама Никишина четырежды требовала от Ярослава Белоусова представиться: первые три раза его ответ был просто не слышен в зале.

«Я вижу, что другие обвиняемые явно наделены меньшими правами, чем я. Я прошу суд уравнять нас в правах», —обратилась Мария Баронова, которая находится под подпиской о невыезде и поэтому сидит в зале рядом со своим адвокатом.

В итоге судья Никишина была вынуждена поставить вопрос о возможности продолжать заседание после прозвучавших заявлений. Адвокаты и обвиняемые — которые не сразу уловили суть вопроса из-за плохой слышимости — попросили перенести заседание и обеспечить всем возможность комфортного ведения процесса.

Потерпевшие Алехин и Архипов сказали, что им «непринципиально», будет ли сегодня продолжаться процесс. Алгунов настаивал на продолжении. Прокурор Костюк же заявила, что в зале все необходимые условия соблюдаются, а адвокаты и их подзащитные просто затягивают процесс.

— Суд постановил продолжить судебное разбирательство, — отрезала Наталья Никишина. — Начинаем судебное следствие.

Обвинительное заключение

Прокурор Костюк — полная девушка с копной кудрей — начала зачитывать текст обвинительного заключения. Двенадцать раз подряд она зачитала фактически один и тот же текст: у всех подсудимых обвинение повторяется слово в слово за исключением пары предложений, где описывается роль и действия конкретного подсудимого.

Фабула этого обвинения такова: накануне 6 мая подсудимый узнал о проведении шествия «Марш миллионов» и явился туда. Когда колонна демонстрантов прошла Малый Каменный мост и подошла к направляющей цепочке, состоявшей из солдат внутренних войск и бойцов ОМОН.  После этого неизвестные лица стали призывать к прорыву этой цепочки и нападению на полицейских.

«Поддавшись прозвучавшим противоправным призывам» у подсудимого имярека «возник умысел на участие в массовых беспорядках», после чего подсудимый имярек «совершил участие в массовых беспорядках, сопровождавшихся насилием, поджогами, повреждением и уничтожением имущества».

Для восьми подсудимых добавляется еще формулировка «и совершил насилие в отношении представителя власти». Подсудимый имярек совершал все это «действуя умышленно и осознавая противоправный характер своих действий».

В результате возникших «массовых беспорядков» пострадали 85 сотрудников полиции и солдат внутренних войск, а также два гражданских лица: пенсионер Валентин Яструбинецкий, который получил ожоги от «коктейля Молотова», и студент Павел Глазков, которому  попал по голове кусок асфальта.

Общий ущерб, нанесенный во время «массовых беспорядков», приближается к сумме в 29 миллионов рублей, настаивает обвинение. На Болотной площади полицейские лишились значительного числа бронежилетов, шлемов, радиостанций, дубинок и другой амуниции, которая была отобрана у них демонстрантами. Так, в ГУ МВД России по Москве утверждают, что московские полицейские лишились, в частности, 27 шлемов «Джетта», 14 бронежилетов «Кора-кулон», 29 резиновых дубинок и 8 радиостанций. Нанесенный ущерб там оценили в 371 тысяч рублей. Сотрудники Управления на транспорте МВД России по ЦФО лишились 5 дубинок и 2 радиостанций на сумму в 44 тысячи рублей. Командированные из Челябинской области сотрудники потеряли одну радиостанцию и два шлема — их стоимость оценили в 23 тысячи рублей. 

Также пострадала компания ООО «ЭкоУниверсал», устанавливавшая на Болотной площади кабинки биотуалетов — некоторые демонстранты переворачивали эти кабинки, чтобы воспрепятствовать наступлению ОМОНа. Компании был нанесен ущерб в размере более 74 тысяч рублей. Представитель компании был допрошен на процессе по делу Михаила Косенко.

О самой большой сумме ущерба заявило московское правительство.

Дирекция жилищно-коммунального хозяйства и благоустройства Центрального административного округа Москвы посчитала, что демонстранты, швырявшие куски асфальта в полицейских, якобы так разворотили дорожное полотно, что его ремонт обошелся в 28 млн 228 тысяч рублей. 

Конкретные обвинения против каждого

Сначала прокурор Костюк зачитала обвинение по тем подсудимым, которые обвиняются по двум статьям: часть 2 статьи 212 УК (участие в массовых беспорядках) и часть 1 статьи 318 УК (применение насилия в отношении представителя власти).

Это выпускник математического колледжа Андрей Барабанов, националист и студент МГУ Ярослав Белоусов, анархистка и студентка МГУ Александра Духанина, анархист и студент РГГУ Степан Зимин, кандидат технических наук и член РПР-ПАРНАС Сергей Кривов, отслуживший в морской пехоте студент ГАУГН Денис Луцкевич, анархист и студент РГСУ Алексей Полихович и бывший работник метрополитена Артем Савелов.

Вина Андрея Барабанова, по мнению следствия, заключается в том, что он напал на сержанта полиции Ивана Круглова. Когда Круглова сбил с ног другой участник демонстрации Максим Лузянин, на полицейского напали Барабанов и другие демонстранты. Они якобы сорвали с Круглова шлем, били его руками и ногами, а Барабанов нанес ему «не менее одного удара рукой по голове и одного удара ногой по корпусу». Лузянин уже осужден по «болотному делу»: он полностью признал свою вину, пошел на сделку со следствием и получил 4,5 года заключения.

Ярослав Белоусов же «неоднократно скандировал антиправительственные лозунги», после чего взял в руку «твердый предмет желтого цвета и шарообразной формы». Предмет он метнул в сторону бойца ОМОН Владимира Филиппова. «Твердый предмет» — по словам адвоката Аграновского, это был обыкновенный лимон — попал бойцу Филиппову в грудь, «причинив тем самым сильную физическую боль».

Александра Духанина «не менее восьми раз бросала прицельно фрагменты асфальта и пустую бутылку в сторону полицейского оцепления». Один камень якобы попал в плечо старшему сержанту ОМОН Алексею Зелянину. У сержанта образовалась в этом месте гематома. Другой камень попал в бронежилет в районе живота бойцу Сутормину. Боец испытал физическую боль.

Степан Зимин, говорится в обвинительном заключении, заранее «приобрел маску для закрытия лица». Во время демонстрации он «прицельно бросил не менее трех раз фрагменты асфальта». Кусок асфальтам размером 15 на 15 см якобы попал в кисть руки сержанту Денису Куватову. Асфальт причинил Куватову «физическую боль в месте удара».

Сергей Кривов нападал на полицейских трижды, настаивает обвинение: сначала он «взял в захват руки неустановленного сотрудника полиции» и попытался отобрать у того дубинку. Затем он схватил за форменное обмундирование бойца второго оперполка Дениса Моисеева, после чего толкнул бойца ОМОН Александра Алгунова — того самого, что явился сегодня на заседание суда. Алгунову Кривов нанес «не менее трех ударов по кистям рук», от чего у бойца образовались синяки.

Денис Луцкевич, «используя металлические барьеры, создавал препятствия» для действий сотрудников полиции. Он также «не менее трех раз бросал камни и куски асфальта», а затем нанес удар рукой неустановленному полицейскому, с которого кто-то сорвал шлем. Кроме того, когда с омоновца Алексея Троерина демонстранты сорвали шлем и начали бить, тому удалось удержать шлем за лямку. Тогда Луцкевич якобы схватил Троерина за форму и отобрал этот шлем.

Алексей Полихович также двигал металлические барьеры, «используя для сокрытия лица медицинскую маску». Полихович пытался освободить людей, задерживаемых сотрудниками полиции, для чего якобы тянул задержанных к себе и отталкивал полицейских. Омоновца Игоря Тарасова он «схватил за руку, после чего оторвал руку последнего от задерживаемого лица, чем причинил Тарасову боль».

Артем Савелов «грубо схватил сотрудника полиции Гоголева за кисть и запястье руки, а также за форменное обмундирование».  

Затем прокурор Костюк зачитала материалы по тем подсудимым, которые обвиняются только как участники массовых беспорядков (часть 1 статьи 212 УК) — это активист «Левого фронта» Владимир Акименков, правозащитник Николай Кавказский и вятский журналист Леонид Ковязин. У всех троих в деле фигурирует «неустановленный сотрудник полиции», который якобы пострадал от их действий.

Владимир Акименков, по мнению обвинения, «неоднократно скандировал антиправительственные лозунги», после чего «приискал древко для флага и использовал его для применения насилия в отношении неустановленного представителя власти». Древко якобы попало неустановленному полицейскому в грудь. 

Николай Кавказский «напал на одного из сотрудников полиции» и «нанес ему не менее одного удара ногой в предплечье».

Леониду Ковязину, в свою очередь, вменяется в вину то, что он вместе с другими демонстрантами «стал переворачивать кабинки мобильных туалетов и затем перемещать их на проезжую часть».

По отдельной статье обвиняется активистка и в прошлом химик Мария Баронова, которой вменяются в вину «призывы к массовым беспорядкам» (часть 3 статьи 212 УК) — то есть те самые «противоправные призывы», на которые, по версии обвинения, поддались остальные 11 обвиняемых. По версии следствия, Мария Баронова вместе с неизвестными лицами подошла к полицейской цепочке, после чего стала сознательно нарушать закон, «имея желание вовлечь в массовые беспорядки как можно большее число людей».

«Мужики, ну давите сюда! Давите сюда! Быстрее давите сюда!», — якобы кричала Баронова.

Отказались признавать вину

Все 12 обвиняемых отказались признавать себя виновными. По их словам, обвинение им непонятно, и что они крайне плохо слышали его текст.

«Считаю, что обвинение мне не предъявлено, и я не знаю, от чего защищаться», — сказал Алексей Полихович. Остальные подсудимые в своих выступлениях с ним согласились.

Николай Кавказский вспомнил об «Архипелаге ГУЛАГе» Александра Солженицина, и процитировал отрывок оттуда, уточнив, что «сейчас применяются методы, принятые на вооружение еще тем режимом». «Если нас хотят посадить в тюрьму, чтобы другим неповадно было ходить на митинги, пусть так и скажут – вы обвиняетесь  в том, что пошли на «Марш миллионов» и тем самым виновны», — добавил Кавказский.

«Следствие произведено на троечку, такое время троечников у нас», — резюмировал адвокат Бароновой Сергей Бадамшин.

Кроме того, по словам обвиняемых и их адвокатов, текст обвинительного заключения, который был выдан им на ознакомление, и текст, зачитанный прокурором – отличаются друг от друга.

Следующее заседание по «болотному делу» начнется в Мосгорсуде 26 июня в 11:30 утра.

Если у Вас возник вопрос по материалу, то Вы можете задать его специальной рубрике Задать вопрос
Комментарии
Герои своего времени. Может когда-нибудь в учебники истории попадут..
26 июня 2013, 23:05
Нет, уж, братцы, до Пестеля и Рылеева им ой как далеко - то были люди чрезвычайно сознательные и мыслящие, настоящие борцы за идею, к истокам которой сами же имели непосредственное отношение. А эти - так, мусор, сопляки!
26 июня 2013, 10:25
А что это еще за фривольное поведение адвоката Макарова в здании суда и неадекватная реакция на требования судебного пристава? Это не только признак неуважения к суду, но и к своему подзащитному и остальным людям, собравшихся на слушание дела! Да и зачем спрашивается адвокату фотоаппарат - надеялся слить "горячий репортаж" в сеть или рассчитывал запечатлеть некий компромат?
26 июня 2013, 07:52
Путин сам им имидж героев нагоняет, потом они выйдут и станут политическим оплотом Навального
Авторизуйтесь чтобы оставлять комментарии.
Загрузка...
История, политика и наука с её дронами-убийцами
Читайте ежедневные материалы на гуманитарные темы. Подпишитесь на «Русскую планету» в соцсетях
Каждую пятницу мы будем присылать вам сборник самых важных
и интересных материалов за неделю. Это того стоит.
Закрыть окно Вы успешно подписались на еженедельную рассылку лучших статей. Спасибо!