По состоянию на 6 июля 10:30
Заболевших687 862
За последние сутки6 611
Выздоровело 454 329
Умерло10 296
Общество
Лента новостей
Лента новостей
Сегодня
Политика
Общество
Бизнес
Культура
Сделано Русскими
Личные связи
О проекте
Редакция
Контакты
Размещение рекламы
Использование материалов
Свидетельство о регистрации СМИ ЭЛ № ФС 77 – 65733 выдано Роскомнадзором 20.05.2016.
Лента главных новостей
Русская планета
Общество

Блеск и нищета локализации

Локализация порой оказывается не переносом передовых производств и технологий из-за рубежа в Россию, а банальной уловкой, помогающей избежать санкций и остаться на нашем рынке
Денис Пасека
15 сентября, 2015 10:00
7 мин
В лаборатории завода фармацевтической компании ООО «Такеда Фармасьютикалс» в Ярославле. Фото: Владимир Смирнов / ТАСС
В сентябре 2015 года немецкий фармацевтический гигант Bayer объявил о намерении продолжать локализацию производства в РФ в течение ближайших трех-пяти лет. И Bayer не является исключением. Большинство западных компаний, планировавших развивать российскую локализацию до начала противостояния, не отказывается от этих планов и поныне. Несмотря ни на какие санкции и запреты, они продолжают бизнес в РФ и соглашаются на отнюдь не мягкие требования наших властей, предъявляемые к локализуемому производству. Терять привлекательный рынок для них себе дороже.
Фарма поддержит импорт
Россия ввозит львиную долю медицинских препаратов, а также медтехники из-за рубежа, и преимущественно все это произведено мировыми лидерами в данных сферах. Однако война санкций породила слухи о том, что Москва может вообще запретить закупать необходимые для жизни миллионов людей препараты за рубежом. Дело дошло до того, что 8 сентября Владимиру Путину на форуме ОНФ пришлось лично дезавуировать эти слухи, однако президент тут же отметил, что очень важно производить собственные препараты, чем снова встревожил досужих конспирологов.
Собственное производство не обязательно на 100% должно быть отечественным. Можно пойти по пути частичной локализации производства уже хорошо известного, апробированного препарата в России. Та же компания Bayer свой первый проект по российской локализации реализовала еще в 1995 году (товары для животных), а позже, в 2003-м локализация затронула ряд сельскохозяйственных продуктов концерна. Уже в санкционном 2015 году он выпустил на рынок противоинфекционный препарат Avelox, производимый на Урале.
Не отстают от немецких фармацевтов и другие: так, французская Sanofi Pasteur недавно объявила о намерении в течение пяти лет перенести в РФ полный цикл производства вакцины «Пентаксим», предназначенной для защиты детей от дифтерии, коклюша, полиомиелита, столбняка и гемофильной инфекции. Американская Abbott планирует выпускать лекарства для онкобольных на заводах «Верофарм». Список фармацевтических компаний, желающих развивать производство в России и локализовывать выпуск медикаментов, можно продолжать еще долго.
Анатомический фактор
Иное дело — производство автомобилей, традиционно считающееся образцом локализации. К сожалению, локализация здесь сводится к обычной сборке машин из деталей и узлов, произведенных за рубежом и ввезенных в РФ для снижения таможенных пошлин. Ни для кого не секрет, что большинство иномарок, отмеченных словами «Сделано в России», просто собирается руками российских рабочих на российских заводах из деталей, произведенных за пределами страны. Впрочем, говоря об «обычной сборке», мы погорячились: все мировые производители сетовали на то, что самая страшная проблема России — не режим, цены, коррупция или дороги, а нехватка квалифицированных кадров. В результате процент брака у нас просто зашкаливает. Поэтому, когда предоставляется возможность, иностранцы и вовсе ввозят уже собранные узлы только под покраску.
Производство автомобилей на заводе Ford Sollers в Набережных Челнах
Производство автомобилей на заводе Ford Sollers в Набережных Челнах. Фото: Егор Алеев / ТАСС
Особенно «прославилось» на поприще локализации предприятие «Автотор», в разное время специализировавшееся на выпуске автомобилей марок BMW, Chevrolet, Hummer и Kia. В 2006 году калининградский завод занял 69-е место в списке 200 крупнейших российских частных компаний по версии Forbes, а его выручка достигла почти 4 млрд евро. В 2004 году, как говорится на сайте компании, «Автотор» получил самый высокий показатель по качеству произведенной продукции из всех предприятий BMW, включая баварский завод (а оценка качества ведется аж по 10 862 параметрам!). «С таким "начальным" качеством на дочерних заводах BMW не запускался еще ни один автомобиль. Поэтому руководство концерна приняло решение, что все новые зарубежные сборочные проекты будут апробироваться на "Автоторе"», — указано на официальном сайте компании. Не сказано там лишь про то, что клиенты, по наивности купившие «произведенные в России» BMW, начали массово предъявлять иски по качеству произведенной продукции и выигрывать их! Проблемы были во всех процессах, которые осуществлялись на российском заводе: в результате головной компании BMW после долгих прений и судов пришлось выплачивать компенсации российским любителям немецкого автопрома, пострадавшим от российской же сборки.
В обход санкций
Несмотря на отмеченные выше сложности и зачастую мнимый характер локализаций, как это происходит, например, в компьютерной области, сама по себе процедура исключительно полезна России. Получение передовых технологий и образцов оборудования практически бесплатно, создание новых рабочих мест, безусловно, выгодны для отечественной экономики. Плохо то государство, которое зарабатывает пошлинами; хорошо то, которое собирает налоги. Однако в правительстве не торопятся работать в этом направлении, а идут на поводу у лжелокализаторов. Так, еще весной 2015 года Минпромторг скорректировал формулу, по которой определяется уровень локализации производства, в пользу автопроизводителей, а также предоставил заводам отсрочку для выполнения ужесточившихся требований по локализации производства в стране. То есть требования есть, а выполнять их необязательно.
Сейчас состояние дел в локализации разнонаправленное: уходят от нас «Опели» и «Тойоты», а вот концерн Volkswagen AG в сентябре 2015 года открыл в Калужской области завод по производству двигателей. Мощность предприятия общей стоимостью $250 млн составляет 150 тысяч моторов в год, часть из них компания планирует экспортировать, в том числе и в страны Европы. До 2018 года Volkswagen намерен вложить в Россию $1,2 млрд: не удивительно, что Владимир Путин публично похвалил его руководство за полное исполнение договоренностей вопреки всем политическим форс-мажорам.
Иногда стремление западных концернов сохранить свою долю «российского пирога» заставляет их серьезно рисковать. Так, законопослушный немецкий концерн Siemens, у которого есть локализованное производство в Санкт-Петербурге, заключил договор с ОАО «ВО «Технопромэкспорт», работающим в том числе и в Крыму, на поставку оборудования в Краснодарский край. Источник «Ведомостей» ранее сообщал, что в дальнейшем это оборудование может быть переправлено в Севастополь и Симферополь для строительства энергостанций. Разумеется, Siemens и «Технопромэкспорт» немедленно опровергли данную информацию («Заявление… не соответствует действительности. Газотурбинное оборудование, являющееся предметом контрактов ОАО «ВО «Технопромэкспорт» и «Siemens», предназначено для строительства объектов генерации в Краснодарском крае»), но сам факт обсуждения такой схемы говорит о многом.
Так что ни о каком сворачивании процесса локализации в ближайшие годы в России речи не идет: западные предприятия понимают, что именно сейчас у них есть шанс, пусть и с определенным риском, захватить максимальную долю рынка. Автопроизводитель General Motors ушел, Volkswagen AG пришел, и понятно, кто в итоге останется в выигрыше. У нас все ходы записаны.
темы
7 мин