Общество
Лента новостей
Лента новостей
Сегодня
Политика
Общество
Бизнес
Культура
Сделано Русскими
О проекте
Редакция
Контакты
Размещение рекламы
Использование материалов
Свидетельство о регистрации СМИ ЭЛ № ФС 77 – 65733 выдано Роскомнадзором 20.05.2016.
Новости
Общество
Общество

Биржа безработицы

Почему система центров занятости в России превратилась в фарс
Владимир Лактанов
4 мин
Ярмарка вакансий. Фото: Слава Алахов / ТАСС
В конце сентября 2015 года в СМИ начали активно обсуждать возможность увеличения пособия по безработице, ведь уже много лет величина выплат не меняется: минимум — 850 рублей, максимум — 4900 рублей. Однако директор Департамента занятости населения Минтруда России Михаил Кирсанов заявил, что повышения не будет и в 2016 году. Мы не подражаем слабому Западу, куда ломятся толпы беженцев, наши меры поддержки безработных суровы и аскетичны. Хорошо ли это — вопрос спорный.
Лапти безработицы
Система государственных центров занятости населения (ЦЗН) — разветвленная сеть отделений, которые курирует с 2012 года курируются местными, региональными властями. Это одна из самых негостеприимных государственных структур России, недалеко ушедшая от ФСИН: полутемные коридоры без скамеек, очереди, вечное требование новых и новых документов, странные вакансии… Уважающий себя человек пойдет туда только в случае крайней необходимости, если учесть, что максимальная цена вопроса — 4900 руб. х 12 месяцев = 58,8 тыс. руб. В Москве и области это с высокой вероятностью меньше выходного пособия, которое сотрудник получил, расставаясь с прежней работой.
А ради получения этих денег вчерашнему офисному мачо надо пройти семь кругов ада. Да, список обязательных документов постепенно сокращается, сейчас там 5–6 пунктов, но сплошь и рядом требуют какие-то дополнительные сведения, фотографии, всевозможные справки. Ни малейшей заинтересованности в клиенте ЦЗН не выказывают.
Бог с ними, с деньгами. Базовая функция центров занятости все же состоит в подборе вакансий. Увы, гражданину с, допустим, высшим экономическим образованием найти работу по специальности там практически невозможно. Потому что база центров занятости — это в основном рабочие специальности. Здесь вам подыщут новое место, если вы хотите быть слесарем, кассиром, водителем и др.
Но проблема с переобучением стоит в полный рост. Бюджетные «курсы для безработных», цель которых, казалось бы, обучить людей более востребованным специальностям, вызывают только смех. Граждан учат народным промыслам — лозоплетению, вышиванию, лоскутному шитью и изготовлению берестяных поделок. При этом специалисты ЦЗН уверяют, что, освоив данные ремесла, современный безработный сможет в перспективе зарабатывать неплохие деньги и даже открыть собственный бизнес. Возможно, в нашем обществе действительно существует неудовлетворенный спрос на берестяные лапти, специалистам виднее, но ни один из них в подобной обуви замечен не был..
Будем честны: трудно представить, что взрослый человек в трудоспособном возрасте и с хорошей квалификацией будет переучиваться на лозоплетчика. Скорее всего, вместо всего этого он разместит свое резюме на крупных рекрутерских сайтах и займется поиском работы самостоятельно.
Частная инициатива
Не удивительно, что квалифицированные специалисты обычно ищут работу через онлайн-рекрутеров: HeadHunter, Superjob и др. Именно там без особого труда, не собирая десятки бумажек и лишь при некотором везении можно найти работу в любом городе страны.
Подобные порталы отлично раскручены. К примеру, на HeadHunter сотрудников ищут около полумиллиона компаний, в базе у сайта 18 млн резюме. Для сравнения, официальных безработных в России на август 2015 года — 960,5 тыс. человек, то есть почти в 18 раз меньше. И на подобных сайтах люди действительно ищут и находят работу, а не собирают кучу справок, чтобы получать мизерное пособие и странные предложения.
Встает вопрос: почему государство самоустранилось от контроля рынка труда? Фактически сейчас вопросы трудоустройства решаются именно на частных сайтах, задача которых — заработок их владельцев, а не структурирование производства в России. Давайте попробуем понять, кому правительство передоверило столь важный вопрос.
Работа офиса группы компаний HeadHunter. Фото: Шарифулин Валерий / ТАСС
Кто правит бал
Итак, известный всем сайт HeadHunter. Если вы скажете, что никогда им не пользовались, мы вам не поверим. На сайте, повторимся, более 18 млн резюме — и никаких данных о владельцах. Впрочем, не надо быть детективом, чтобы узнать: портал на 100% принадлежит Mail.Ru Group, у которой, в свою очередь, крайне пестрый набор владельцев: MIH Mail Investment Company BV — 27,6% акций (трастовый фонд в Нидерландах), NMT Алишера Усманова и аффилированные с ней структуры — 15,2%, китайская интернет-компания Tencent — 7,4%. Еще 49% акционеров указаны как «прочие» — среди них, например, южноафриканский холдинг Naspers.
Итак: голландцы, китайцы, южноафриканцы и мутные структуры Усманова — вот кто в реальности заправляет рынком труда в России. Мало того, они еще и формируют российское общественное мнение в этой сфере: HeadHunter регулярно проводит различные опросы на тему трудоустройства, рассказывает, как лучше вести себя на собеседовании, как попросить у начальника о повышении зарплаты, какое настроение у соискателей в связи с кризисом. Большинство обзоров рынка вакансий в России — не от экспертов Минтруда или Роструда, а из недр HeadHunter. И на эти обзоры ориентируется отечественный бизнес.
С сайтом Superjob попроще: это ООО «Суперджоб», которое не прячет своих бенефициаров. Уже 15 лет у фирмы два учредителя — ее основатели Алексей Захаров и Сергей Габестро. Периодически они пытались найти третьего акционера, но пока их попытки успехом не увенчались. Superjob также заметен и на рынке труда, и в деле формирования общественного мнения.
Руководители обоих порталов утверждают, что контролируют примерно 50–80% российского рынка онлайн-рекрутинга в денежном выражении. Сам рынок они оценивают в 200 млн долларов в год — по сравнению с российским бюджетом деньги крохотные, но социальную функцию этой деятельности оценить в деньгах практически невозможно.
Задача любой негосударственной службы занятости — получить деньги. Те же 200 миллионов тоже на дороге не валяются. А отсталость государственного конкурента создает благодатную почву для заработка: структурам Роструда достаются лишь крохи этого рынка, да и то не в денежном выражении. На биржи труда приходят в основном любители получать хоть какие-то деньги и не работать, выпускники без опыта, а также люди предпенсионного возраста, плохо ориентирующиеся в онлайн-ресурсах и не востребованные у работодателей.
Трудовая революция
Ситуацию надо менять — быстро и решительно. Вся система госзанятости должна быть реформирована — возможно, через расформирование. Глава Роструда Всеволод Вуколов, бывший банкир, знает цену работе: в его биографии числится руководство несколькими предприятиями из разных сфер, а также активная государственная служба по самым различным направлениям. Глава Министерства труда и соцзащиты Максим Топилин — тоже вроде бы специалист, пришел в систему управления занятостью сразу после института, еще в СССР. Но эффективно влиять на рынок труда ни тот, ни другой не в состоянии. А южноафриканцы — влияют.
Нам необходим хороший, качественный конкурент нынешним онлайн-рекрутерам, предоставляющий людям возможность искать соответствующую их квалификации работу как в онлайн-, так и в офлайн-режиме. Такая система пользовалась бы успехом у соискателей — государственные органы более тщательно подходят к проверке работодателей. Нет проблем в том, чтобы законодательно обязать бизнес регистрировать открывающиеся вакансии на государственном портале — не запрещая, разумеется, пользоваться другими ресурсами. Это помогло бы еще одному важному делу — контролю рынка зарплат, выявлению серых схем их выплаты.
Государственной службе занятости также следует немедленно взяться за создание системы переезда безработных в регионы, где их специальность более востребована. Опыт у нас есть: скажем, неплохо работает система размещения сельских учителей.
Московские специалисты, в целом обладающие более высокой квалификацией, нежели средняя по России, могли бы поднимать бизнес и производство в провинции — пусть и резко умерив при этом свои аппетиты. Но чтобы это начало происходить, необходима социальная реклама такого «дауншифтинга», механизм безболезненного переезда, минимизация бумажной волокиты.
Mail.ru Group, кстати, ищет покупателя на HeadHunter — неплохой момент для национализации популярного ресурса. Потому что пока россиянам проще искать себе новую работу в интернете у китайско-африканских бизнесменов, явная и неофициальная безработица в стране продолжает расти. Современные «хедхантеры» при всем уважении к их деятельности лечат симптомы, а не заболевание.
темы
Новости партнеров
Реклама
Реклама
4 мин