Общество
Лента новостей
Лента новостей
Сегодня
Политика
Общество
Бизнес
Культура
Сделано Русскими
О проекте
Редакция
Контакты
Размещение рекламы
Использование материалов
Свидетельство о регистрации СМИ ЭЛ № ФС 77 – 65733 выдано Роскомнадзором 20.05.2016.
Новости
Общество
Общество

Тайна асимметрии гостиницы «Москва»

Книга «Великие стройки социализма» — позитивный взгляд на сталинскую реконструкцию Москвы 1930-х годов

Елена Коваленко
5 мин

Вид на гостиницу «Москва», 1973 год. Фото: Фотохроника ТАСС

Известный московский краевед Алексей Рогачев написал книгу о сталинской реконструкции Москвы 1930-х годов. Вопреки сложившейся традиции, автор не приводит список разрушенных дореволюционных и средневековых зданий в процессе воплощения в жизнь «Генерального плана реконструкции Москвы» 1935 года. Содержание труда Рогачева в полной мере соответствует его названию — «Великие стройки социализма». Это восторженное описание преображения, а не разрушения советской столицы.
Скандал, вызванный спором об авторстве, получил довольно широкую известность. Чаще всего о нем вспоминают, когда требуется объяснить странную асимметрию главного фасада гостиницы по Манежной площади. Его правая башня на углу с площадью Революции гораздо скромнее и грубее по внешнему убранству, чем левая, на углу с Охотным рядом. Это странное явление иногда приписывают расслоению авторского коллектива — одну башню будто бы оформил Щусев, другую — Савельев со Стапраном. На самом же деле различие в оформлении башен вызвано причинами гораздо более прозаичными и объективными.
В 1936 году, после сдачи в эксплуатацию первой очереди, бюро по проектированию гостиницы «Москва» под руководством А. В. Щусева, Л. И. Савельева и О. А. Стапрана приступило к работе над проектами дальнейшего строительства гостиницы. Полученное задание предусматривало надстройку «Гранд-отеля» вдоль площади Революции на пять этажей, причем старые гостиничные номера должны были подвергнуться полной реконструкции и получить все необходимые удобства. Для строительства корпуса по площади Свердлова, в котором предполагалось размещение номеров «люкс» и одноместных, а также театрального зала на 1500 мест, магазинов и даже бассейна, следовало снести гостиницу «Континенталь» и соседнее с ней здание Экспортлеса.
Согласно проекту второй очереди гостиница «Москва» должна была включить в себя старое пятиэтажное здание «Гранд-отеля», выстроенное в 1870-х годах и выходившее главным фасадом на площадь Революции, а торцом — на Манежную площадь.
Эту торцовую часть требовалось укоротить до новой красной линии улицы Горького. Затем на старых стенах собирались надстроить новые этажи, фасад переоформить, включив таким образом старую коробку в новое здание.
Работы по перестройке «Гранд-отеля» начали именно с торца, который рассматривался как основание правой башни главного фасада гостиницы. Для этого старые стены нужно было надстроить не на пять, как на остальном протяжении здания, а на целых девять этажей. Оформить это странное сооружение предполагалось в полном соответствии с уже выстроенной левой башней.
Проведенные предварительно расчеты показали, что толщины старых несущих стен (почти в полтора метра) вполне достаточно, чтобы удержать тяжесть надстраиваемых этажей. Однако, когда возводился одиннадцатый этаж, старая кирпичная кладка внизу в простенках между окнами начала расползаться. Работы по надстройке пришлось остановить, уже выложенные части укрепить подпорками.
Строительство гостиницы «Москва», 1935 год. Источник: pastvu.com
Строительство гостиницы «Москва», 1935 год. Источник: pastvu.com
Тщательное обследование стен «Гранд-отеля» дало поразительный результат — они оказались кирпичными лишь по краям, а середина была забита щебнем и строительным мусором. Перед строителями встала нелегкая задача укрепления ветхого сооружения. Оконные проемы в нижних этажах «Гранд-отеля» заполнили прочной кирпичной кладкой, передав на нее тяжесть надстройки. Тем самым нижняя часть правой башни оказалась почти без окон. Чтобы максимально облегчить нагрузку на ненадежные стены, пришлось серьезно переделать оформление фасада правой башни, убрав с него лоджии, вертикальные тяги, уменьшить количество и размеры горизонтальных поясов. В результате правая башня получила упрощенное оформление и стала резко отличаться от утонченного внешнего вида левой. Так возникла известная асимметрия здания, вызывающая законное недоумение москвичей и туристов.
Недоумение это, в свою очередь, привело к возникновению бесчисленного количества различных версий причин произошедшего — от попыток найти истоки асимметрии в неурядицах взаимоотношений архитекторов и авторов до анекдотов о недоразумении при утверждении чертежей. Как всегда, люди, не знакомые с реальными обстоятельствами дела, взялись выдумывать всякие объяснения, приплетая к месту и не к месту известных лиц. Самый расхожий анекдот гласит, что И. В. Сталину преподнесли на утверждение два варианта оформления башен, совмещенные на одном чертеже. Сталин, не разобравшись, якобы утвердил чертеж в целом, после чего никто не отважился спросить, какой же вариант был выбран, и строительство пошло в соответствии с решением вождя.
Надо ли рассказывать, что И. В. Сталин не занимался утверждением чертежей даже главных московских зданий? А даже если бы и так, какой уважающий себя зодчий понес бы на утверждение рабочие варианты на одном листе? И, наконец, не будь чрезвычайных обстоятельств, А. В. Щусев, конечно, не спроектировал бы столь грубоватого сооружения, как злополучная правая башня. Так что сия незатейливая байка не имеет никакого отношения к действительности.
Самое обидное во всей истории то, что невозможность перестройки «Гранд-отеля» стала очевидной лишь после потребовавшей колоссальных усилий надстройки торцевой части. Выглядевшее внушительным здание оказалось выстроенным так же халтурно, как и большинство московских доходных домов конца XIX — начала ХХ века. Тем самым оно обрекалось на безоговорочный снос при строительстве следующей очереди «Москвы» (что и произошло в 1970-х годах), и, следовательно, строителям тридцатых было бы гораздо проще не мучиться с укреплением гнилых стен, а сразу снести пресловутый «Гранд-отель». Чтобы прийти к этому выводу, следовало более тщательно выполнить обследование стен старого сооружения.
Фойе гостиницы «Москва», 1940 год. Источник: pastvu.com
Фойе гостиницы «Москва», 1940 год. Источник: pastvu.com
Но так или иначе, а ошибки строителей XIX столетия удалось исправить, расползающиеся стены укрепить и все-таки надстроить над ними девять этажей угловой правой башни, правда, ценой искажения главного фасада гостиницы. К первой очереди добавились помещения общим объемом 120 тысяч кубических метров, 170 новых номеров.
Было и еще одно неприятное последствие включения старой постройки в новое здание. Большая Московская гостиница, как и все ее гостиницы-ровесники, не имела удобств в номерах — ни туалетов, ни ванных комнат, ни даже умывальников. Все это располагалось в коридорах. Первоначально планировалось, что при перестройке удастся изменить внутреннюю планировку, приблизив ее к современным требованиям. Но непрочность старых стен не позволила что-либо менять в структуре здания. Более того, планировка новых, надстраиваемых этажей вынужденно следовала находящимся под ними старым стенам, да и размещать санузлы над жилыми помещениями запрещалось. Поэтому номера в надстроенных этажах правой башни оказались вовсе не такими комфортабельными, как в остальной части гостиницы.
В том же 1938 году была наконец завершена отделка комплекса обслуживания, выходящего на Манежную площадь, — большого холла, ресторана, кафе, банкетного зала, кафетерия. Предприятия питания рассчитывались на полную планировавшуюся вместимость «Москвы» — 1200 номеров. Кафетерий, оказавшийся на первом этаже несчастного «Гранд-отеля», получился самым неудачным — тесноватым и низким. Двух залов общей площадью 390 квадратных метров при высоте 3,9 метра было явно недостаточно. Холлы и банкетные залы размещались на втором и третьем этажах, на двенадцатом находилась чайная, и на пятнадцатом — кафе, получившее название «Огни Москвы».
Наученные горьким опытом участвовавшие в строительстве зодчие четко поделили авторство интерьеров новых помещений. Холл, кафетерий, банкетный зал второго этажа, чайная, кафе отделывались по проекту Савельева и Стапрана, банкетный зал третьего этажа, вестибюль, главная лестница, холл и зал ресторана являлись творениями Щусева. Отделку биллиардной и комнаты отдыха выполнили архитекторы Скулачев и Левитан.
Орнамент потолков основных помещений исполнил художник Адамович, гигантский плафон ресторана — Е. Е. Лансере. Автором панно в банкетном зале стал художник И. И. Машков.
Рогачев А. Москва. Великие стройки социализма — М.: Центрполиграф, 2014
темы
Новости партнеров
Реклама
Реклама
5 мин