Афганский «пленник»
Афганский «пленник»

Захочет ли вернуться в Россию сбитый советский лётчик, о котором ничего не было слышно 30 лет?

И соблаговолит ли Россия принять «одного из пропавших» своих сыновей?

Назовём его Александр. Имя, как имя. Говорят, греческое. Но куда более популярное в российских широтах, чем Ваня. О том, что он нашёлся спустя 31 год, уже после того, как на его возвращение перестали надеяться родные и близкие, как ушли из жизни многие дорогие ему люди, сообщил РИА «Новости» глава Союза десантников РФ, Герой Советского Союза генерал-полковник Валерий Александрович Востротин.

Кто этот человек?

Советский лётчик. Был сбит. Ранен. Сутки беспамятства. Годы в плену. Сначала в кандалах и с конвоирами. Затем с конвоирами, но без кандалов. С каждым днём, с каждым месяцем и годом плен становился всё более и более условным. Поначалу, как это всегда бывает, Саша был «свой среди чужих». И окружавшие люди, разговаривавшие на непонятном языке, были ему чужаками.

Но грани стирались. Наступил день, когда он стал практически неотличим от них. Так бывает. Так действительно случается. И этот случай не единичен. Информацией о настоящем имени советского лётчика, оставшемся в песках Афганистана, где затеянные тогдашним руководством СССР боевые действия проходили с 1979 по 1989 год, порадовать мы не можем. Она конфиденциальна. Это понятно.

Мало ли «Александров» осталось в Афганистане? Живыми, действительно, единицы. Мёртвыми? 14 453 человека — таковы безвозвратные потери Советского Союза. В эту цифру, конечно же, не входят те, кто впоследствии мучительно умирал от полученных на войне увечий и ран. Не вошли в неё и те, кто, вернувшись, не сумел найти себя на «гражданке», а затем погибал, продемонстрировав приобретённые навыки на полях сражений «братвы» в 90-е годы.

Так зачем же давать кому-то надежду заранее? А точнее, зачем у кого-то заранее её отнимать?

Ведь за 10 лет войны было сбито 125 самолётов Военно-Воздушных сил СССР. И далеко не все сбитые лётчики вернулись живыми. Скажем больше: не все вернулись даже в цинковых гробах.

Что удивительно?

Война закончилась десятилетия назад. Военнослужащие, вынужденно оказавшиеся в плену, в большинстве своём дали о себе знать. Почему? Тот, кто хотел, изыскал канал связи, нашёл возможность. Но были и другие — те, для кого Афган стал второй родиной.

Вот лишь несколько историй тех, кто остался в Афганистане добровольно, сделав свой выбор и… аргументировано обосновав его. 

Сергей Краснопёров

Он родился в городе Кургане, на Урале, в 1965 году. До войны был простым парнем, как обычно, с большими планами на жизнь. Повестка в военкомат пришла в 1983-м, когда исполнить свой интернациональный долг в Афганистане считалось всё ещё почётно.

Знал ли он, что 2 года службы покажутся ему адом? И речь не только о том, что война — это смерть, кровь и боль. Главной болью Сергея оказались отношения с его сослуживцами. Всё дело в том, что в жизни бывает… как-то иначе, чем в фильме «9 рота».

Никакого братства. Сплошные издёвки и неуставной садизм. Именно непростые отношения с другими военнослужащими подтолкнули его к тому, что на официальном языке называют «переход на сторону врага».

Как оказалось, жизнь есть и в Афганистане. Он встретил девушку, на которой женился. Родились дети. Шло время. И безымянный кишлак, расположенный в 20 км от Чагчарана, стал его домом.

Сегодня, разменяв шестой десяток, Сергей по здешним меркам является не просто преуспевающим, но и уважаемым человеком. Никто не называет его чужаком. У него собственный автомобиль и два мотоцикла. Чем занимается? Много чем. В основном — дорожным строительством. Полезное и опасное, знаете ли, дело, в гористой афганской местности.

Бахретдин Хакимов

Он старше Сергея. И был отправлен в Афганистан в числе первых воинов-интернационалистов. В этом году Бахретдину исполнится 57 лет. Подробностей из своей прошлой жизни он не помнит или… не хочет помнить? Говорят, его тяжело ранило в голову недалеко от провинции Герат. Был обнаружен местными, которые сперва хотели похоронить, а затем, нащупав пульс, приютили и выходили советского солдата.

Ранение (равно как и отсутствие должного лечения) бесследно не прошло. Разговаривать с Бахретдином на русском — дело сложное. Языка он практически не помнит. Что же помнит? Офицер разведки. Можно ли ему верить? При желании. Где живёт? В маленькой комнатушке… в «Музее Джихада». Что делает?

Сторожит да читает Коран.

Николай Быстров

Русский парень оказался в плену в 1982 году. Подробности, о которых он рассказал автору книги «Навсегда в плену» Алексею Николаеву (фотоматериалы данного издания использованы при подготовке этой статьи), далеки от героических. Во время привала «деды» отправили «салагу» за «припасами», а он ­— возьми да и попади под обстрел «духов».

18-летнего подранка моджахеды вначале хотели добить, потом пожалели, отправили на базу, где молодого человека ожидала встреча с легендарным Ахмад Шахом Масудом, известным также своим прозвищем Панджшерский лев.

В 1992-1996 годах этот человек будет являться министром обороны Афганистана. А на момент встречи с Николаем был полевым командиром, который взял парня в услужение. После того, как Николай принял ислам, Ахмад сделал его своим личным телохранителем. Домой в Краснодарский край Николай вернётся только на излёте 90-х, незадолго до гибели Шах-Масуда. Вернётся вместе с семьёй, в которой будут подрастать два сына и дочь.

Юрий Степанов

Обидно, когда убивают или берут в плен в самом конце войны. Юра оказался в плену, когда до вывода войск оставались считанные месяцы. Все считали его погибшим, а он встретил на чужой земле свою судьбу и с возвращением на Родину, которое состоялось лишь в 1996 году, не спешил.

Как Сашка и Генка стали Ахмадом и Негмамадом

Да, в общем-то, всё также. Один из них был прописан в Луганской, другой в Донецкой области. Оба «срочники». Героически сложить голову за Родину на чужой земле никто не спешил. В плен попали 35 лет назад в 1983-м. Первый в результате полученных в бою ранений стал калекой — и без посторонней помощи ему передвигаться очень тяжело. Второй работает, хотя возраст, считай, уже почтенный. Кем? Таксует на просторах бескрайней афганской земли.

Оба, что характерно, приняли Ислам, найдя в нём утешение и путь к сближению с местным населением.

Много ли невозвращенцев?

Речь о тех русских парнях, которые остались на афганской земле добровольно. Если верить официальной статистике — около двух десятков человек.

Стоит ли и можно ли их осуждать за принятие ислама, верную службу афганским полевым командирам, которых мы считаем террористами и убийцами?

Верующим отвечу фразой из Библии: «Не судите и не судимы будете». Неверующим пожелаю никогда не оказаться в тех предлагаемых обстоятельствах, в которых оказались эти люди.

Быть может, именно поэтому обнаруженный советский лётчик, которого мы назвали Александром, вот уже 31 года не спешит на Родину? И осталась ли она для него Родиной, если — не будем лукавить! — той страны больше нет. И захочет ли признавать его Российская Федерация своим гражданином — большой-пребольшой вопрос.

Где родился Александр? В Киеве? В Минске? В Риге? Во Фрунзе?

Как вернуться в Россию?

Я не был в плену. Не воевал. Судьба занесла меня, русского, не в афганскую пустыню, а в одну из бывших республик Советского Союза ещё до того, как «Трое из Беловежской пущи» после совместного распития спиртных напитков подписали моей стране приговор 21 декабря 1991 года.

В «День Х», 5 января 1992 года, когда, согласно договорам, заключённым между республиками бывшего СССР, люди становились гражданами тех новоявленных государственных образований, в которых они оказались, я, 13-летний, был, увы, не в России.

И я знаю не понаслышке, что возвращение на Родину русского человека (даже если он хочет вернуться в Россию и мечтает об этом) это… невообразимо сложный и во всех отношениях мучительный квест.

Его неотъемлемыми составляющими являются сотни формальностей и процедур, миллионы справок, экзаменов, проверок. И, несмотря на то, что российский паспорт был мною получен ровно 4 года назад, этот процесс возвращения в страну, которую ты считаешь своим домом, всё ещё не завершён.

Процесс обмена различных второстепенных документов, полученных в стране вынужденно-временного пребывания, всё ещё идёт. Так надо. Такие процедуры (унизительно-сложные) определило для нас наше правительство.

И в компетентных инстанциях на Родине, такое ощущение, что никого не ждут. Здесь вам, братья, не Израиль, где гражданство тебе выдадут чуть ли не в аэропорту и помогут устроиться в жизни. Здесь, ребята, у нас по серьёзному. Для тех, у кого нервы – стальные канаты.

Чтобы всё сложилось и мы смогли написать позитивный репортаж о том, как сын вернулся в объятия Родины-Матери, надо ответить всего на 2 вопроса:

  • Нужна ли Родина-Мать Александру или в Афганистане у него дом и семья?
  • Нужен ли он Родине-Матери? Или по возвращении у воина-интернационалиста всё будет так, как у сотен тысяч русских, которые разбросаны по странам бывшего СССР. Очереди в ФМС, доказывание, что ты не афганский верблюд, хождения по инстанциям, восстановление или обмен документов. Аннулирование гражданства в связи со сбоем в системе «Российский паспорт». Справки. Взятки. Нотариальные конторы. Снова справки. Снова экзамены. Опять взятки. Снова каменные лица госслужащих.

«Извините, вы не знаете, где тут сдаются в плен?!» — того и гляди раздастся крик в одной из очередей. 

Если всё будет так, то — кто знает? — может, летчик-герой возьмёт и купит билет до Кабула? Вдруг, там русскому человеку попроще будет доживать свой век?

Эмир Кустурица: Голливуд – царство лжи Далее в рубрике Эмир Кустурица: Голливуд – царство лжиЛегенда мирового кино посетил в Москве ежегодный спортивно-музыкальный фестиваль «Арт-футбол»

Комментарии

Авторизуйтесь чтобы оставлять комментарии.
Читайте только самое важное!
Подпишитесь на «Русскую планету» в социальных сетях и читайте наиболее актуальные материалы
Каждую пятницу мы будем присылать вам сборник самых важных
и интересных материалов за неделю. Это того стоит.
Закрыть окно Вы успешно подписались на еженедельную рассылку лучших статей. Спасибо!
Станьте нашим читателем,
сделайте жизнь интереснее!
Помимо актуальной повестки дня, мы также публикуем:
аналитику, обзоры, интервью, исторические исследования.
личный кабинет
Спасибо, я уже читаю «Русскую Планету»