Общество
Лента новостей
Лента новостей
Сегодня
Политика
Общество
Бизнес
Культура
Сделано Русскими
Личные связи
О проекте
Редакция
Контакты
Размещение рекламы
Использование материалов
Запрещенные организации
Свидетельство о регистрации СМИ ЭЛ № ФС 77 – 65733 выдано Роскомнадзором 20.05.2016.
Новости Общество
Русская планета
Общество

16 лет надувательства

Многочисленные истории создания биржевых пузырей и вызванных ими кризисов ничему не научили человечество

Виктория Фоменко
10 марта, 2016 16:30
7 мин

Работа Нью-Йоркской фондовой биржи. Фото: Richard Drew/AP/ТАСС

10 марта 2000 года индекс ценных бумаг высокотехнологичных компаний в США резко упал. В последующие месяцы акции сотен интернет-компаний превратились в мусор, миллионы инвесторов по всему миру потеряли свои средства, а американская экономика получила шок, от которого ее лихорадило еще три года. Это событие вошло в историю под названием «крах доткомов» и фактически стало первым в ряду однотипных кризисов, после которых мир заговорил об «экономике пузырей».
Вера в волшебство
Термин «дотком» происходит от двух английских слов: dot — точка — и com — интернет-домен верхнего уровня. Первоначально им обозначалось все новое, прорывное и перспективно-прибыльное, что связано с сетевыми технологиями.
До того как схлопнуться, пузырь доткомов надувался в течение пяти лет. В середине 90-х финансовый мир буквально охватила идея прихода «новой экономики», в которой интернету была отведена ключевая роль. Поклонники Всемирной паутины были уверены: сырьевые и материально-производственные активы вот-вот отойдут на второй план, заняв подчиненное положение по отношению к виртуальным. В эту перспективу поверили и инвесторы: огромные капиталы потекли в компании, связанные с веб-технологиями, и с 1995 по 2000 год капитализация рынка ценных бумаг высокотехнологичных фирм выросла в пять раз.
СПРАВКА. Коммерческая история «большого интернета» началась с IPO (вывода акций на биржу) компании Netscape в 1995 году. С 1996 по 1998 год IPO провели такие гиганты, как Amazon, eBay и Yahoo. В 1999-м на биржу вышли уже около 290 интернет-компаний, большинство из которых ничего из себя не представляли. Им удалось привлечь около 25 млрд долларов.
Скупая акции интернет-компаний, биржевики понятия не имели, как и на чем эти фирмы будут зарабатывать. Была, однако, проблема и похуже: монетизировать работу сетевых ресурсов не умели и сами их создатели. Часть из них понимала, что сайты должны получать прибыль с транзакций, совершаемых в виртуальном пространстве. Но на практике для этого не хватало инфраструктуры: не было платежных систем, связывающих работу интернет-площадок с покупателями и банками; отсутствовали раскрученные сервисы по подбору товаров и услуг, а поисковые системы не отличались эффективностью.
По факту интернет был сырой, не слишком структурированной сетью, которая могла служить дополнительным инструментом по раскручиванию офлайн-бизнеса —  не более. Но инвесторы-то вкладывались в него, как в самостоятельное, способное зарабатывать предприятие, и ожидали соответствующих прибылей. Завышенные ожидания и немного футуристики обеспечивали акциям доткомов ошеломительные взлеты один за другим. Американский инвестор-стартапер Марк Кьюбан позже вспоминал: «Акции росли по 25, 50, 100 долларов в день. … У каждого, с кем ты говорил, была своя история о том, как он сделал кучу денег на какой-то акции. За час. Люди поднимали миллионы за недели, если не быстрее».
Фото: YAY\TASS
Мягкая поступь катастрофы
В отличие от многих других биржевых пузырей, пузырь доткомов лопнул сам собой. Не было никакого «спускового крючка» (так принято называть события, запустившие тот или иной кризис) —  спекулятивный марафон просто достиг той точки, после которой дальнейшее участие  в нем стало бессмысленным. Одолев психологически важную отметку в 5000, а затем и 5100 пунктов, индекс NASDAQ Composite, отражающий котировки ценных бумаг высокотехнологичных компаний, начал без каких-либо видимых причин откатываться назад. Вопреки ожиданиям, падение продолжилось и через день, и через два, и через десять — становилось очевидно, что «праздник», еще недавно казавшийся вечным, все-таки закончился.
«Медленно, но верно из пузыря выходил воздух, и на рынке акций наступил упадок, который продолжался, пока пузырь не лопнул, — вспоминает Кьюбан. —  Некоторым удалось это предусмотреть, и они смогли выйти. Но были и те, кому повезло меньше: им тоже удалось выйти, но со значительными потерями».
В последующие месяцы акции тысяч компаний, ранее сулившие легкое обогащение и веселую жизнь, превратились для их держателей в настоящую западню: чем дольше акционеры цеплялись за надежду и ждали отскока вверх, тем больше становились их убытки. Прежде чем индекс смог вернуться  к пятитысячной отметке, прошло ни много ни мало 15 лет.
Пузырь сдулся — да здравствует пузырь!
С марта 2000 по осень 2002 года рынок ценных бумаг высокотехнологичных компаний потерял 5 триллионов долларов. И пострадали не только веб-компании: избавляясь от акций, спекулянты мели всех под одну гребенку, в результате отток инвестиций испытали производители компьютеров, микроэлектроники и медицинского оборудования. А поскольку банки отказывались выдавать кредиты компаниям с низкой рыночной капитализацией, даже те фирмы, у которых было все в порядке с производством и спросом, столкнулись с острым дефицитом ликвидности.  Это был нокаут для целой отрасли. Больше половины компаний, рожденных на волне сетевой эйфории, не дожили до 2004 года.
Тогда крах доткомов заставил аналитиков задуматься о том, что современная экономика во многом является «экономикой пузырей». В 2008 году по аналогичной схеме в Штатах схлопнулся ипотечный пузырь, что положило начало мировому финансовому кризису. К 2013-му тренд докатился до рынка сланцевой нефти: из-за переизбытка добычи многие американские месторождения работали на грани рентабельности, а затем начали закрываться. Да что там: сам доллар во многом является пузырем, и многие эксперты сходятся во мнении, что когда он схлопнется — а это рано или поздно произойдет — мир погрузится в экономический хаос. Больше всего достанется странам, накопившим высокий госдолг.
И тем не менее история доткомов так ничему и не научила финансовый мир: за прошедшие годы инвесторы вновь надули ИТ-рынок с той лишь разницей, что теперь их любимой игрушкой стали не все онлайн-проекты, а в основном соцсети и приложения. Но проблемы остались прежними: сервисы весьма ограничены в возможности генерировать прибыль, не говоря уже о производстве реальных материальных благ. Накрутка цен на их акции является ничем иным, как откровенным мошенничеством с целью спекуляций — однако в современном финансовом мире это воспринимается как норма.
Колебания индекса NASDAQ за последний год явно свидетельствуют о том, что рынок опирается только на спекулятивные ожидания инвесторов и скоро рухнет. Но останавливать надвигающуюся катастрофу никто не будет — биржевые акулы скорее постараются на ней заработать, подгадав удачный момент, чтобы выскочить из пирамиды с максимальной прибылью. Если верить  самым пессимистичным прогнозам, обрушение этой пирамиды будет иметь такие последствия для всего цивилизованного мира, что крах доткомов покажется лишь легкой встряской.
темы
7 мин