По состоянию на 12 июля 10:45
Заболевших727 162
За последние сутки6 615
Выздоровело501 061
Умерло11 335
Нагорный Карабах
Лента новостей
Лента новостей
Сегодня
Политика
Общество
Бизнес
Культура
Сделано Русскими
Личные связи
О проекте
Редакция
Контакты
Размещение рекламы
Использование материалов
Запрещенные организации
Свидетельство о регистрации СМИ ЭЛ № ФС 77 – 65733 выдано Роскомнадзором 20.05.2016.
Лента главных новостей
Русская планета
Нагорный Карабах

«Нам нужен только мир!»

На что надеются и о чем тревожатся жители Нагорно-Карабахской Республики

Ида Саркисян
11 апреля, 2016 15:30
7 мин

Военнослужащий Республики Армения. 6 апреля 2016. Фото: Каро Саакян/PAN Photo/ТАСС

Разгоревшийся с огромной силой в ночь на 2 апреля азербайджано-карабахский конфликт был так же резко погашен перемирием, объявленным 5 апреля с 12.00. Тем не менее, периодические перестрелки и даже минометные обстрелы в отдельных частях линии соприкосновения продолжаются. Вести о погибших поступали и после перемирия, а 7 апреля в небе над столицей Нагорно-Карабахской Республики Степанакертом было сбито два азербайджанских БПЛА.
Мирные жители непризнанной республики не ожидали, что подобные масштабные военные действия вновь возможны, и всей душой желают поверить в то, что война не повторится. Но так ли это?
С экранов телевизоров и со страниц в интернете звучат голоса политиков, журналистов, военных. Но кто услышит голос тех, кому остается лишь ждать своей участи?
Первой на вопросы корреспондента «Русской Планеты» ответила молодая мама двоих сыновей Анна, которая родилась в Степанакерте в 1989 году и провела первые годы своей жизни в подвале.
Анна
Анна. Фото из личного архива
— Что вы почувствовали, когда узнали, что в Карабахе вновь началась война?
— Испугалась за детей. Одному два года, другой еще грудной малыш. Представила, что придется жить с ними в подвале. Какой это был бы стресс для детей! Наше поколение уже пережило все трудности войны и ее последствий. Мы не хотим, чтобы наши дети это тоже видели. За себя не страшно. В первую очередь думаешь о безопасности своих детей. Волновалась за мужа — его долг оставаться на родине, пока ей что-то угрожает. Он сам порывался поехать на передовую, но его не забрали. Сказали, что нет необходимости. Добровольцев и так много. Если бы забрали мужа, я бы осталась с ним и другими родными, которые сейчас на передовой. Они должны знать, что им есть кого защищать, ради чего бороться. Мы поддерживаем их как морально, так и провизией. Но с другой стороны, не покидала уверенность в том, что наши мужчины, наша армия защитят нас, если бы было нужно, они помогли бы нам выехать на время войны.
— Каково растить мальчиков в конфликтующей стране? Есть ли страх за них?
— Пока вопрос НКР окончательно не решен, конечно, есть страх. Я понимаю тех матерей, которые выехали, забрав маленьких детей. У меня два голубоглазых ангелочка, глядя на которых, невозможно представить, что они могут когда-нибудь воевать. Я буду их воспитывать так, чтобы они были к этому готовы морально, физически, чтобы стали хорошими специалистами и принесли пользу своей стране. А сама буду молиться, чтобы в их жизни никогда не было войны.
— Какое будущее вы видите для Нагорного Карабаха?
— Только мир! Мы только за мирное урегулирование конфликта. Все, кто сейчас живет в Карабахе, а не те, кто обо всем узнает из Facebook. Я уверена, что так и будет. Намерена прожить в родном Арцахе всю жизнь, готова пережить с ним все трудности. Через неделю покупаем квартиру в ипотеку. Надеюсь только на счастливое будущее.
Вторая собеседница РП — Карина Маджарян, заслуженный деятель искусств, бывший директор детской музыкальной школы города Степанакерт. Многие читатели из НКР узнают своего учителя, наставника, коллегу, друга.
Карина Маджарян
Карина Маджарян. Фото из личного архива
— Что вы почувствовали, когда узнали, что в Карабахе вновь началась война?
— Сначала я решила, что это запоздалая первоапрельская шутка, потом, осознав реальность, была уже в шоке. Шок от того, что быстро перед глазами стали проходить картины того ужаса, кошмара, бомбежки, вспоминались лица всех дорогих людей, которых уже нет в живых, замученных, истерзанных в той страшной войне, но вспоминались лица еще и тех, кто вдруг стал очень серьезным, озабоченным, но чрезвычайно решительным, суровым, готовым идти до конца за свободу своей родины, края, за жизнь своих матерей, сестер и жен.
— Как вы жили с азербайджанцами до начала конфликта?
— Я наполовину бакинка по линии матери, поэтому жила также и в Баку, училась в 9-й общеобразовательной в школе в центре города, одноклассники меня любили. Хорошо помню азербайджанца Юру и русского Сашу, которые носили мой портфель. Помню азербайджанскую девочку, которая сказала:  моя мама запрещает дружить с тобой, так как ты армянка, а армяне враги. Уже тогда такие мысли вбивались в головы нашим братьям и сестрам, и мы получили то, что получили. Позже, учась в музыкальной школе Степанакерта, мы с радостью играли произведения Ф. Амирова, К. Караева, Э. Назировой (армянские композиторы, были запрещены Минкультом Азербайджанской ССР). Треть учащихся была азербайджанцами, мы учились вместе, играли в ансамбле. В период перестройки абсолютно мирные требования нашего народа третьи лица обернули против нас и наших народов и превратили нас в лютых врагов. Поэтому позже появились Сумгаит, Баку, первые страшные зверства, замученные мирные жители — и пошло поехало, превратившись в страшную войну двух соседних народов.
К сожалению, именно к этому призывает Полад Бюльбюль-оглы — к войне до конца, что не делает ему чести и не добавляет уважения, а ведь мы с воодушевлением пели и его песни, но, выходит, зря. Именно такие лидеры превратили два наших народа в ненавидящих друг друга до истерики.
— Каким бы вы хотели видеть решение конфликта? И какое будущее видите для Карабаха?
— Конечно, после всех событий решение вопроса я вижу только в международном признании независимости НКР, так как конец 20-летней мирной жизни с азербайджанцами, который произошел в ночь на 2 апреля, раз и навсегда доказывает, что жить с ними нужно с большой оглядкой, так как налицо сегодня в мире активный рост национализма, фашистского движения, направленного на уничтожение других народов.
Только провозглашение независимости НКР поможет решить наболевший и страшный вопрос, который положит конец истреблению одного народа другим, просушить слезы матерей погибших сыновей с двух сторон… Нужен только мир, но мир грамотный, разумный, справедливый — иного пути нет у народов-соседей. Мир армянам под контролем нужен еще и потому, что всегда найдется какой-нибудь подонок, который захочет отрубить голову спящему армянину, но сделать ему этого не позволят.
Карабах в переводе с арабского означает «черный сад». И очень хочется, чтоб в этом черном саду выросли красные и белые розы как символы справедливого мира. Хочу, чтобы два народа зажили вместе в этом саду, жили бы в мире, пели песни друг друга и танцевали на свадьбах. Все мы очень надеемся на это.
***
Скажу два слова от себя лично. Сама я родилась в 1991 году в Степанакерте. Мы называем себя «дети войны» и гордимся этим. Мне всегда казалось, что, если будет война, я испугаюсь и уеду отсюда первой. Но вот война уже у наших границ. Однако мысли о том, чтоб уехать, даже не возникло. Мой муж — журналист из России, живет в Армении. Узнав о событиях в Карабахе, он поспешил приехать и отправился на передовую со своими коллегами из известных российских информагентств, чтобы донести до всего мира правду о событиях первых дней апреля.
темы
7 мин