Иран
Лента новостей
Лента новостей
Сегодня
Политика
Общество
Бизнес
Культура
Сделано Русскими
О проекте
Редакция
Контакты
Размещение рекламы
Использование материалов
Свидетельство о регистрации СМИ ЭЛ № ФС 77 – 65733 выдано Роскомнадзором 20.05.2016.
Новости
Иран
Иран

Новая эра военного сотрудничества

Иран при поддержке России способен стать гарантом безопасности на всем Ближнем Востоке
Владимир Лактанов
3 мин
Фото: Chavosh Homavandi / AFP
27–28 апреля в Москве прошла V Международная конференция по безопасности, в которой приняли участие около 500 представителей военных ведомств из более чем 80 стран, а также руководство таких организаций, как ООН, ОБСЕ, СНГ, ОДКБ и МККК. Основными темами стали борьба с терроризмом, безопасность в Азиатско-Тихоокеанском регионе, отношения РФ и Европы и вопросы военного сотрудничества.
Исламскую Республику Иран на конференции представлял министр обороны и поддержки вооруженных сил Хоссейн Дехган, прибывший с однодневным визитом по приглашению министра обороны РФ Сергея Шойгу. После приветственного послания президента Владимира Путина и речи Шойгу первым из приглашенных гостей представил позицию своей страны по региональным и международным вопросам иранский министр обороны.
Иранская риторика на протяжении нескольких лет остается неизменной. Дехган обвинил власти региональных и внерегиональных стран в оказании финансовой, военно-технической, логистической помощи террористическим и радикальным группировкам, действующим в Афганистане, Ираке, Сирии, Ливане, Ливии, Йемене. В частности, ИРИ обвиняет США, «сионистский режим» (Израиль) и Саудовскую Аравию в содействии терроризму.
С одной стороны, может показаться, что Дехган не сказал ничего нового и сенсационного. Но, с другой, возможно, именно в конструктивной и последовательной позиции Тегерана и заключается залог успеха иранской внешней политики как в регионе, так и во всем мире. С самого начала «арабской весны» и войны в Сирии ИРИ обвиняла все те же страны в пособничестве терроризму, в то время как Запад (США и Европа) и арабские монархии обвиняли Иран в финансировании терроризма, создании ядерной бомбы и вмешательстве во внутренние дела других государств. Но спустя пару лет миру были представлены неоспоримые доказательства поставок Западом вооружений так называемой вооруженной оппозиции в Сирии, экономической связи с ДАИШ в вопросах покупки нефти и дорогостоящего антиквариата из сирийских музеев древностей. Такой же четкой позиции придерживается Иран и в Йемене, где идет война, остающаяся в тени сирийского конфликта.
В период президентства Махмуда Ахмадинежада Иран придерживался все той же политики, однако его острая риторика и принципиальный взгляд на Запад создавали агрессивный образ ИРИ. После избрания на пост Хасана Роухани изменились жесткая риторика и подходы к решению конфликтов, но позиция Тегерана по вопросам безопасности осталась прежней, в отличие от Запада. На протяжении всего периода нестабильности на Ближнем Востоке США каждый год меняли свою позицию. Вашингтон видел врага в то Иране, то в России, то в Башаре Асаде и, наконец, в ИГИЛ.
Благодаря последовательной позиции ИРИ в вопросе борьбы с терроризмом и безопасности на Ближнем Востоке, которая в целом совпадает с позицией Москвы, Владимир Путин в апреле прошлого года подписал указ о возобновлении поставок зенитно-ракетных комплексов С-300 Ирану.
Изначально ИРИ нужны были С-300 для защиты своих ядерных объектов в Натанзе, Бушере, Араке, так как в небе над ними не раз были замечены и сбиты израильские беспилотники, которые были использованы у границ Ирана с Азербайджаном в «четырехдневной войне» против Нагорно-Карабахской Республики 2–5 апреля. На сегодняшний день спектр угроз значительно расширился, учитывая успешную вовлеченность Ирана в конфликты в Сирии, Ираке, Йемене, что раздражает страны Запада и Персидского залива.
Хоссейн Дехган (в центре) на церемонии открытия V Международной конференции по безопасности
Хоссейн Дехган (в центре) на церемонии открытия V Международной конференции по безопасности. Фото: Станислав Красильников / ТАСС
Отмена экономических санкций против Тегерана позволяет расширить военно-техническое сотрудничество, о чем говорили министры обороны Ирана и РФ. Стороны подчеркнули важность укрепления и развития военно-технического сотрудничества между государствами и еще большей активизации борьбы с терроризмом. Дехган назвал военное сотрудничество ИРИ и РФ «успешной моделью» подобных отношений. В иранском истеблишменте визит уже охарактеризовали как начало «новой эры» военного сотрудничества. Предпосылками для этого стали поездка Сергея Шойгу в Тегеран в прошлом году, визит секретаря Высшего совета национальной безопасности Али Шамхани в Москву и, конечно, поставки С-300.
В связи с этим возникает ряд вопросов. Почему, имея мощный военный потенциал, РФ не способствует вступлению ИРИ в ОДКБ? Или, может, существует возможность создания нового блока? Способен ли Иран выступать в качестве гаранта безопасности на Ближнем Востоке? На эти вопросы РП ответил эксперт по Ирану и Ближнему Востоку, преподаватель РАУ, к. и. н. Антон Евстратов: «В ОДКБ главенствует РФ, но основной проблемой включения Ирана в блок является его статус государства-изгоя после санкций 2012 года, а в более широком плане — после революции 1979 года. ИРИ до сих пор запрещено закупать определенные виды вооружений, некоторые политики и военные находятся в санкционном списке ООН и не могут официально покидать пределов своей страны. Какое уж тут военное сотрудничество в рамках военно-политических блоков? Но при всем при этом Россия временами обозначает актуализацию военного взаимодействия с Тегераном — частично ради увеличения своей популярности в ИРИ, а частично борясь за выход из постукраинской изоляции и стремясь пощекотать нервы Западу.
Иной вопрос — военное сотрудничество на Ближнем Востоке, в частности в Сирии. Там Иран России необходим, именно он посылает максимальное количество военных советников, именно его войска ведут наиболее сложные операции, а генералы — повышают невысокую без того боеспособность сирийских вооруженных сил. Здесь фактически сложился неофициальный военный блок, к которому, помимо Ирана, примкнуло движение "Хезболла" и — с некоторыми оговорками — иракское правительство. В перспективе можно говорить о присоединении к данному блоку курдских объединений, что, однако, будет напрямую зависеть от позиции Дамаска. Иран, обладая громадным влиянием на населенные шиитами пространства Ирака, Сирии, Ливана, Йемена и государств Персидского залива, пытается добиться стабильности в регионе, особенно после вывода из Ирака американских войск. Исламская Республика, решая свои экономические и социальные проблемы, проводя модернизацию, совершенно не заинтересована в конфликтах на своих границах и в зоне влияния, но на данный момент вынуждена, хоть и небезуспешно, бороться. Возможно, сотрудничество с РФ — ключ к постепенному решению Ираном поставленных задач, однако надо понимать, что, совместно сражаясь против салафитской угрозы и противостоя экспансии США, Тегеран и Москва все же имеют разные интересы в регионе. Поиск компромиссов на долгосрочную перспективу — то, что нужно обеим странам для серьезного сотрудничества, но, памятуя об их последних разногласиях по экономическим вопросам, это тернистый путь».
Навязанная ИРИ ирано-иракская война 1980–1988 годов и последующие десятилетия показали, что Тегеран способен обеспечить не только собственную, но и региональную безопасность. Сегодня государство вовлечено практически во все конфликты региона и даже предлагает свое посредничество в одном из самых сложных — карабахском (между Азербайджаном и Арменией). Иметь союзника, который придерживается четкой позиции и не подчиняется давлению более могущественных государств, — это преимущество любой страны.
темы
Новости партнеров
Реклама
Реклама
3 мин