Афганистан
Лента новостей
Лента новостей
Сегодня
Политика
Общество
Бизнес
Культура
Сделано Русскими
О проекте
Редакция
Контакты
Размещение рекламы
Использование материалов
Свидетельство о регистрации СМИ ЭЛ № ФС 77 – 65733 выдано Роскомнадзором 20.05.2016.
Новости
Афганистан
Афганистан

Стратегия и тактика террора

В чем секрет военного успеха «Талибана»
Илья Савин
5 мин
Бойцы «Талибана». Фото: Allauddin Khan / AP / TAСС
С конца 70-х годов в Афганистане не прекращается война. Сперва моджахеды, затем — режим «Талибана»: каждое движение стремилось переделать страну на свой лад. На сегодняшний день в Афганистане принята конституция, действует парламент, однако боевые действия не прекращаются ни на день, несмотря на участие мирового сообщества и присутствие иностранного военного контингента. «Русская Планета» решила проанализировать тактику талибов и разобраться, какими методами боевики добиваются успеха на военном поприще.
На сегодняшний день движение «Талибан» (запрещено в РФ) в своих боевых и террористических операциях использует классическую тактику партизанской войны, несколько модифицированную под специфические условия Афганистана. Основные элементы этой модификации появились еще в Афганскую войну 1979-1989 годов, и от моджахедов перешли по наследству к талибам.
Партизанская стратегия в общем виде состоит в том, чтобы максимально ослабить превосходящего противника длинной серией внезапных ударов, терактами и диверсиями подорвать систему его политической и административной власти, нарастить свои силы за счет местного населения и перейти к крупным операциям на полный разгром противника. В наиболее чистом виде эта стратегия проявилась в победе красных кхмеров в Камбодже в 1970-1975 годах. Талибы определенно придерживаются такой же стратегии.
Нет командира — нет проблем
Военная структура талибов, судя, по имеющимся сведениям, построена по модульному принципу. Базовый элемент — отряд, состоящий обычно из 50-100 талибов, способный действовать как самостоятельно, так и входить в более крупные соединения. Последние, очевидно, не имеют регулярной структуры и создаются под каждую задачу особым решением шуры или командованием оперативного района с назначением временного командира. Во всяком случае уже много лет нет никаких сведений о том, что у талибов имеются постоянные командиры крупных соединений.
Оперативно-тактическое построение сил талибов в Афганистане, насколько можно судить по имеющимся источникам, примерно следующее. Наивысшая структурная единица — «оперативный район», представляющий собой территорию, контролируемую талибами, обычно это несколько уездов одной провинции или двух-трех соседних провинций. На этой территории имеется гражданская администрация талибов, вооруженные отряды численностью от 2-3 до 5-8 тысяч человек, а также военная тыловая инфраструктура, включающая в себя укрепленные базы (в Афганскую войну их называли «марказами»), с командными центрами, складами вооружения, боеприпасов и продовольствия, и караванные тропы, ведущие в Пакистан или соединяющие оперативные районы между собой. Учебные и тренировочные лагеря у талибов обычно расположены в Пакистане. Обязательным элементом талибского оперативного района является разведка, ведущая сбор информации, вербовку агентов, а также, вероятно, организующая теракты. К тыловой инфраструктуре можно также отнести маковые посевы, пункты сбора опия-сырца и лаборатории по его переработке.
В Афганистане можно выделить несколько оперативных районов талибов: юго-западный (охватывает провинцию Гильменд, восточную часть провинции Фарах и Герат, западную часть провинции Урузган), северо-западный (провинция Фарьяб и Джаузджан), северо-восточный (провинции Кундуз, Тахар и Бадахшан), центральный (провинции Баглан, Парван, Вардак), юго-восточный (провинции Пактика, Пактия, Хост). Командование оперативных районов подчиняется высшему военному и политическому руководству «Талибана» — Кветтской шуре.
Тактика
«Излюбленными» приемами талибов можно назвать минирование дорог самодельными взрывными устройствами и организацию засад на дорогах. Также талибы нередко обстреливают блокпосты и базы афганской армии. Если все идет по плану — то такой обстрел вскоре переходит в полноценную осаду и штурм. Также талибы не брезгуют обстреливать населенные пункты реактивными снарядами и минометами. Периодически боевики совершают рейды с целью нападения на малочисленные подразделения афганской армии и полиции, а также организуют нападения на объекты инфраструктуры, в особенности на ЛЭП.
Партизанская тактика диктует свои методы ведения войны. Так, талибы избегают крупномасштабных боев, в силу высоких потерь. Но в юго-западной оперативной зоне, особенно в провинции Гильменд, они ведут крупномасштабные бои, осаждая базы афганской армии и создавая серьезную угрозу дорогам. Это связано, очевидно, с тем, что в этой провинции силы афганской армии относительно слабы, недостаточно организованы, и к тому же талибам в этом районе непосредственную поддержку оказывает пакистанская армия.
В остальных районах в последние месяцы у талибов отмечаются существенные неудачи, поражения в боях, успешные зачистки афганской армии и операции Управления национальной безопасности. Резко снизилась эффективность минной войны, что, видимо, связано с выбиванием у талибов опытных подрывников; очень часто стали происходить подрывы талибов на собственных же минах.
Запрещенный прием
Партизанская тактика неразрывно связана с диверсионной и террористической активностью в районах и городах, контролируемых противником. У талибов организацией этой активности, очевидно, занимается разведка. Также на диверсионно-террористической деятельности специализируется «сеть Хаккани», поскольку Сираджуддин Хаккани еще в Афганскую войну активно занимался диверсиями и терактами в районе Кабула и в самой столице.
Помимо вышеперечисленных способов ведения войны, талибы также используют и другие методы. Например,​ вербовка агентуры в силовых и административных органах, захват документов, удостоверений личности, формы. Кто владеет информацией — тот владеет миром: этот лозунг, характеризующий сегодняшнюю информационную эру, хорошо усвоен талибами. Сбор разведывательной информации из различных источников — одна из важнейших задач.
Также боевики движения активно занимаются подготовкой и осуществлением терактов с использованием террористов-смертников, включая детей. Цели всех перечисленных мероприятий состоят в дезорганизации работы органов власти и силовых структур, а также в деморализации населения, поддерживающего афганское правительство.
Разведка не дремлет
Судя по всему, талибской разведке удалось создать весьма обширную сеть своих агентов в различных властных структурах, в особенности в полиции, что позволяет им проникать в города и осуществлять теракты. Ранее у талибов была также сеть агентов в афганской армии, с помощью которой был проведен ряд терактов террористами, переодетыми в армейскую форму, но, судя по всему, Управление национальной безопасности (УНБ) Афганистана эту сеть ликвидировало, поскольку подобных терактов сейчас не отмечается.
Имеется ли у талибов подпольные организации сторонников в городах — определенно сказать трудно, но более вероятно, что они имеются, главным образом для помощи в подготовке терактов, но они весьма слабы и против них УНБ проводит успешные операции, регулярно перехватывая грузы взрывчатки и арестовывая террористические группы.
Очевидно, талибскую разведку курирует пакистанская разведка ISI и оказывает помощь в организации особо сложных терактов. Так, убийство главы Высшего совета мира Бурхануддина Раббани террористом-смертником, спрятавшим заряд пластиковой взрывчатки в чалме, а также убийство брата экс-президента Афганистана Ахмада Вали Карзая (убит собственным телохранителем Сардаром Мухаммадом) вероятнее всего были организованы при содействии пакистанской разведки.
Захваты заложников
Захват заложников вошел в список приемов диверсионно-террористической активности талибов сравнительно недавно. До этого талибы захватывали в заложники главным образом иностранных граждан ради получения уступок или требований освобождения из тюрем своих сторонников. В то же время многочисленные криминальные группы практиковали захват заложников ради выкупа. Сегодня талибы перешли к массовому захвату заложников на дорогах. За последние несколько недель произошло по меньшей мере пять подобных случаев, в которых было захвачено более чем 300 заложников.
Талибы обычно устраивают засады на неконтролируемых участках дорог, иногда недалеко от блокпостов полиции. В ночное время они останавливают проезжающие автомобили и автобусы, часть заложников расстреливают на месте, а другую часть переводят в места, очевидно, специально подготовленные для содержания заложников, захватываемых в ходе этой операции. По некоторым сведениям, для подобных операций вербуются агенты из числа водителей автобусов.
Появление этой новой тактики террористической деятельности можно связывать с недавними поражениями талибов в ряде провинций, особенно в северных и в центральной оперативных районах, что заставило их искать более легкую цель для атаки.
В классической партизанской тактике теракты обычно осуществляются против органов власти и военного командования противника, что должно продемонстрировать их уязвимость и беспомощность. В то же время неразборчивые теракты против рядового населения для партизан однозначно негативный фактор, поскольку они приводят к возникновению ненависти к партизанам и толкают население к поддержке власти.
Клин клином
Иностранный контингент и афганская армия в целом придерживаются порочной контрпартизанской тактики, не позволяющей им разгромить талибов полностью. Во-первых, афганская армия не ведет рейдов и операций по преследованию талибов; в основном, происходят огневые контакты, не переходящие в преследование. Захват пленных и трофеев — редкость. Во-вторых, афганская армия почти ничего не делает для поиска и уничтожения баз талибов, во многом из-за отсутствия достаточного количества вертолетов, а также из-за отсутствия артиллерии. Афганская армия имеет на вооружении американский 60-мм миномет М224, явно недостаточный для штурма укрепленных убежищ боевиков. В-третьих, судя, по имеющимся сведениям, не проводятся операции по перехвату караванов с оружием и боеприпасами, как это делали, например, советские войска. Сейчас лишь изредка УНБ находит и захватывает схроны с оружием.
При подобной тактике, нарушающей основные принципы успешной контрпартизанской войны, талибы имеют возможность оправиться после поражений. По существу, это лишь имитация борьбы с талибами, а не собственно борьба с ними. Без изменения тактики и самого широкого внедрения в Афганистане советского и российского опыта контрпартизанской борьбы, победы над талибами достичь невозможно.
темы
Новости партнеров
Реклама
Реклама
5 мин