По состоянию на 26 мая 10:35
Заболевших362 342
За последние сутки8 915
Выздоровело131 129
Умерло3 807
Политика
Лента новостей
Лента новостей
Сегодня
Политика
Общество
Бизнес
Культура
Сделано Русскими
Личные связи
О проекте
Редакция
Контакты
Размещение рекламы
Использование материалов
Свидетельство о регистрации СМИ ЭЛ № ФС 77 – 65733 выдано Роскомнадзором 20.05.2016.
Новости Политика
Русская планета
Политика

Звездный час Уинстона Черчилля

Сегодня именно такого мощного политика не хватает многим странам мира
Валерий Бурт
8 апреля, 2020 11:01
13 мин
Уинстон
Фото: Соцсети

В апреле 1955 года – 65 лет назад – Уинстон Черчилль ушел с поста премьер-министра Великобритании. Лидер консерваторов был стар, у него пошаливало сердце, была куча других болезней, но он по-прежнему крепко сжимал пожелтевшими зубами дымящуюся сигару. И стакан с виски не трясся в его руках. Он был, как скала – непоколебимый, уверенный в себе.

Просто настала пора уходить – 80 лет не шутка. Но он не только запомнился, а навсегда вошел в историю. Фигура Черчилля все чаще выступает из исторического мрака. Особенно актуальным и значимым отпрыск знатного герцогского рода Мальборо представляется сегодня. Жители Британской империи были счастливы, если бы свершилось чудо, и толстяк Черчилль сегодня, как встарь, неторопливо бы вошел в особняк на Даунинг-стрит и занял свой кабинет...

Европе, да и всему миру катастрофически не хватает решительности и дальновидности Черчилля, его стратегического дара. Нынешние европейские лидеры состоятельны только когда вокруг все спокойно - нет ни войн, ни эпидемий, ни кризисов. Тогда они бодры и уверены в себе. Улыбаются, обнимаются, произносят громкие речи и пьют шампанское

Но едва горизонт затягивают тучи, и грохочет гром, премьеры и президенты бледнеют от страха. Разыгравшийся ураган вызывает у них панику. Как сейчас, во время нашествия пандемии коронавируса.

В Италии полная неразбериха, канцлер Германии Меркель спряталась, президент Франции Макрон засуетился. Британский премьер Джонсон занедужил, но от него и здорового толку было немного. Поправляйтесь, старина, избегайте волнений. И не смотрите на портрет Черчилля, иначе гореть вам от стыда…

Сэр Уинстон – рыцарское звание ему даровала королева - был скроен из парадоксов. Сверкал красноречием и был молчуном. Слыл рафинированным интеллигентом и бывал отъявленным грубияном. Взвешивал каждое слово и твердил невпопад. Никто не знал, что ждать от Черчилля. Возможно, даже он сам.

Он никогда не торопился, но везде успевал. Его решения казались порой неверными, но в итоге оказывались самыми точными. Черчилль был прозорлив, умен и сверкал остроумием. У него был талант живописца и способности литератора. В 1953 году – невиданный случай для политика! - он стал лауреатом Нобелевской премии - «за высокое мастерство произведений исторического и биографического характера, а также за блестящее ораторское искусство, с помощью которого отстаивались высшие человеческие ценности».

Самое поразительное состояло в том, что известный политик Уинстон Черчилль в заочном поединке одолел маститого писателя – Эрнеста Хэмингуэя

У него было множество заслуг. Самая главная датирована 1940 годом. В то время он заставил британцев поверить, что они могут дать отпор сверкающей и поражающей мощью армаде Гитлера. Хотя одно время казалось, что флаг со свастикой неминуемо взовьется над Лондоном так же, как воспарил над Парижем.

Черчилль стал премьер-министром Великобритании 10 мая 1940 года, когда вермахт обрушился на Францию. В своем первом официальном выступлении в новом качестве Черчилль обратился к народу. Ключевой стала короткая фраза: «Я не могу вам предложить ничего, кроме пота и крови, тягот и слез».

После того, как Гитлер захватил Европу, черная тень люфтваффе нависла над английскими городами. Асы Геринга каждый день подвергали их разрушительным атакам. Но Черчилль поднял дух британцев, появляясь с одним и тем же жестом «Victory!» и неизменной сигарой повсюду - на улицах, среди развалин после бомбардировок, у военных, в госпиталях. Он диктовал письма, рассылал депеши, участвовал в разработке военных планов…

Британцы не испугались немцев. На каждый германский налет они отвечали своим ударом и не только сбивали самолеты с крестами на крыльях, но и совершали ответные воздушные налеты на города Третьего рейха. Гитлер был в бешенстве от нарастающего сопротивления островитян и вынужден был выбросить в мусорную корзину план «Морской лев» - высадку многотысячного десанта на британское побережье…

Однако, не Германия, а Россия занимала главное место в жизни Черчилля. Так уж вышло, что с нашей страной он сначала, боролся, потом сотрудничал. Затем пути Лондона и Москвы снова разошлись.

После победы Октябрьской революции Черчилль призывал «задушить большевизм в колыбели» и ратовал за военный поход против Советской республики. Он рассорился со многими коллегами, в том числе со своим другом, премьер-министром Великобритании Дэвидом Ллойд Джорджем. Он и другие политики считали войну с Россией не только бесперспективной, но и опасной…

Тогда Черчилль проиграл. Он был изгнан из министерских кабинетов, проиграл две парламентские кампании. Но спустя много лет взял реванш, взобрался на самый верх политического Эвереста. Когда Гитлер напал на СССР, Черчилль был уверен, что фюрер сломает себе шею. Хотя вермахт мощно начал военную кампанию в России, и каждый день приносил сводки о падении русских городов…

Премьер Великобритании первый на Западе заявил о полной поддержке Советского Союза

Выступление премьера пылало ненавистью к «кровожадному разбойнику», который «запускает свои механизированные армии на новые поля резни, грабежа и опустошения».

Нет, Черчилль не возлюбил Россию. Но он, сухой и рациональный политик, понимал, что Гитлер куда опаснее Сталина. И протянул последнему руку помощи. Эти два пожилых человека были связан друг с другом до конца Второй мировой войны.

Отношения Черчилля и Сталина были сложными, они нередко спорили, сердились, иногда обменивались колкостями. Но все равно казалось, что англичанин и грузин, которых знал весь мир, люди абсолютно разные по всем – воспитании, убеждениях, взглядах, испытывают друг к другу какую-то симпатию...

В августе 1942 года Черчилль прилетел в Москву на конференцию стран антигитлеровской коалиции. Обстановка на советско-германском фронте была неопределенной и тревожной. Сталин с тревогой смотрел на карту, где красным карандашом был обведен город его имени, подвергавшийся чудовищному германскому напору вермахта. Гитлер считал, что взяв Сталинград, он повергнет советского лидера в глубокое отчаяние. Но главное – откроет путь на Кавказ, а оттуда – к несметным залежам русской нефти.

Сталин требовал от Черчилля открытия второго фронта, чтобы ослабить гитлеровский натиск на Красную армию. Но тот ссылался на трудности, многие из которых были объективными. Тем не менее, Сталин не соглашался со своим оппонентом. Каждая встреча двух лидеров усиливала напряжение, и казалось, что назревает скандал.

И тут Сталин, поняв, что тонкая нить, на которой держались переговоры, грозит разорваться, стал более милостивым к гостю, и они кое о чем договорились.

В последний день визита Сталин и Черчилль встретились в Кремле и немного поговорили. Когда гость уже стал прощаться, хозяин с улыбкой его остановил: «Вы уезжаете на рассвете. Почему бы нам не отправиться ко мне домой и не выпить немного?».

«Я сказал, что в принципе я всегда за такую политику, - писал Черчилль в своих мемуарах. Он повел меня через многочисленные коридоры и комнаты до тех пор, пока мы не вышли на безлюдную мостовую внутри Кремля и через несколько сот шагов пришли в квартиру, в которой он жил. Он показал мне свои личные комнаты, которые были среднего размера и обставлены просто и достойно. Их было четыре - столовая, кабинет, спальня и большая ванная. Вскоре появилась сначала очень старая экономка, а затем красивая рыжеволосая девушка (Светлана Аллилуева – В.Б.), которая покорно поцеловала своего отца...

Мы просидели за столом с 8 часов 30 минут утра до 2 часов 30 минут пополудни, что вместе с моей предыдущей беседой составило в целом более семи часов. Обед был, очевидно, импровизированным и неожиданным, но постепенно приносили все больше и больше еды. Мы отведывали всего понемногу, по русскому обычаю, пробуя многочисленные и разнообразные блюда, и потягивали различные превосходные вина…»

Сталин и Черчилль встречались в Москве еще один раз - в октябре 1944 года. На этот раз никаких разногласий не было. Лидеры двух стран провели переговоры, побывали на балете в Большом театре, где публика устроили им более продолжительную овацию, чем танцорам на сцене. На этот раз застолья не было. После переговоров Черчилль сразу вылетел на родину.

Вскоре, в феврале 1945 года Черчилль в последний раз прилетел в Советский Союз на конференцию «Большой тройки» в Ялту. Британский премьер выразил желание посетить английское военное кладбище в Севастополе, где покоятся воины, погибшие во время Крымской войны. В том числе, павшие во время сражения близ Балаклавы. Там в октябре 1854 года Русская армия приняла удар объединенных войск Великобритании, Франции, Турции. Во время той битвы пал дед Черчилля, герцог Мальборо. Он сражался в бригаде королевской легкой кавалерии…

После конференции в Потсдаме летом 1945 года Черчилль и Сталин больше не встречались. Отношения между Великобританией и СССР из довольно теплых быстро превратились во враждебные. Лидеров двух великих держав объединяла ненависть к Гитлеру, а когда с ним было покончено, они свернули сотрудничество. Теперь два европейских медведя стали яростно рычать друг на друга, пытаясь поделить сферы влияния. Черчилль предложил всем народам мира отгородиться от Страны Советов «железным занавесом».

В 1951 году, когда ему было 77 лет, он во второй раз стал премьер-министром Великобритании. Ему не надоел хлеб политика, он снова и снова хотел испытывать его горьковатый вкус. Но сделать ему удалось, конечно, меньше, чем десять лет назад.

…Черчилль побледнел, услышав в марте 1953 года сообщение о смерти Сталина. Возможно, он опять увидел перед собой знакомое лицо, изрытое оспинами, густые седоватые усы. И вздрогнул, снова ощутив на себе тяжелый взгляд. Никогда в жизни у Черчилля не было столь изощренного, умного и жесткого соперника

Черчилль не питал злобы к Сталину. Ему даже было немного жаль этого невысокого, пожилого человека в старом кителе и мягких сапогах, который неожиданно скончался на своей даче в Кунцеве. Его смерть казалась странной и таинственной, ибо агенты Intelligence Service недавно сообщали в Лондон, что Сталин чувствует себя неплохо для своих 73-х лет…

Во время Второй мировой войны Черчилль произнес немало хвалебных слов в адрес Сталина. Он и впрямь показал себя надежным, верным своему слову союзником. Но сэр Уинстон был потрясен его кровавым правлением:

«Сталин в течение многих лет был диктатором России, и чем больше я изучал его карьеру, тем более меня шокировали те ужасные ошибки, которые он допускал, и та крайняя жестокость по отношению к людям и массам, которыми он управлял…»

Вскоре после смерти Сталина Черчилля настиг инсульт, между прочим, уже не первый. Может, это бывший союзник мстил ему с того света?

Впрочем, сэр Уинстон быстро оправился от болезни. В июле 1953 года он отправил президенту США Дуайту Эйзенхауэру телеграмму, в которой настаивал на встрече, желая скоординировать позиции США, Англии и Франции перед встречей в верхах. Кроме того, премьер хотел смягчить отношения Запада с новым советским руководством.

По свидетельству секретаря Черчилля Джона Колвилла, политик был «сильно озабочен идеей добиться чего-нибудь в делах с русскими, хотел бы встретиться с Маленковым лично». Еще одна ремарка секретаря: «Очень разочарован в Эйзенхауэре, считает, что он и слаб, и неумен».

Черчилль действительно собирался в Москву и говорил об этом своему врачу, Чарльзу Морану.

Черчилль намеревался встретиться с Георгием Маленковым, однако тот в январе 1955 года был смещен с поста Председателя Совета министров. Его преемником стал Николай Булганин.

Черчилль отправил ему письмо с предложением о встрече. Булганин ответил, что воспринимает идею переговоров благожелательно. Это было за несколько дней до отставки сэра Уинстона…

Он был не прочь побыть еще некоторое время на посту премьер-министра и провести переговоры с русскими. Однако, его буквально вытолкали с Даунинг-стрит. Да Черчилль особо и не сопротивлялся…

После отставки в 1955 году, сэр Уинстон вел тихую, уединенную жизнь в своем родовом поместье в Бленхейме. Он плохо себя чувствовал – навалились недуги, давил возраст, и организм, прежде мощный, одряхлел, стал напоминать мотор от старого автомобиля. Тем не менее, сэр Уинстон прожил еще десять лет, до января 1965 года.

Последними его словами были: «Как же мне все это наскучило…».

темы
13 мин